Раздел Авто
17 марта 2016, 09:00

Новости РБК-Вологодская область

«Нам не очень весело»: топ-менеджер Skoda Auto рассказал, когда российский рынок выйдет из кризиса

«Нам не очень весело»: топ-менеджер Skoda Auto рассказал, когда российский рынок выйдет из кризиса
Оптимизма у людей, принимающих решения, по-прежнему немного. «Политический кризис на Украине и в России продолжит оказывать влияние на наш бизнес», — говорят они. И до сих пор не видят дна.

Российский авторынок, еще 3-4 года назад считавшийся одним из наиболее перспективных, ныне идет вразрез с другими странами Европы и Азии. Продажи автомобилей в Британии в феврале выросли на 8,4%, в Италии — на 27,3%, в Испании — на 12%, в России же упали еще на 13% — до 111 145 штук.

На этом фоне всё чаще звучат разговоры об увеличении экспорта собранных в РФ автомобилей за пределы страны. Замминистра промышленности и торговли РФ Морозов даже назвал цифру: экспорт вырастет до 25% к 2025 году.

Жаль, сами производители с площадками в России об этом не слышали и даже не задумывались. По крайней мере Вернер Эйхорн, член совета директоров Skoda Auto, ответственный за продажи и маркетинг, в интервью высказался на эту тему предельно лаконично.

— На фоне падения внутреннего рынка не рассматриваете возможность экспорта автомобилей с российских заводов в дальнее зарубежье — Северную и Восточную Европу, например?
— Действительно, у нас две площадки в России — Калуга и Нижний Новгород, обе закрывают потребности местного рынка. Да, он продолжает падать, но в дальнейшем возможен рост продаж.

Про экспорт в другие страны: мы не предпринимаем никаких мер, мы не рассматриваем такую возможность.

— Тогда такой вопрос: почему вы не локализуете в РФ крупные компоненты вроде двигателей и трансмиссий? В Калуге собирается только один мотор, но модельная линейка включает гораздо больше вариантов. Почему бы не производить их тут, тем более что дешевая рабочая сила и ослабевший рубль к этому, казалось бы, располагают.
— Всё, что мы делаем, должно быть прибыльным. Размер инвестиций в какое-то предприятие целиком зависит от итогового объема продаж. На сегодняшний день, увы, нам интересно производить только один мотор на территории России.

Поставщики тянутся за объемом. Если рынок вырастет, то можно рассмотреть вопрос о дальнейшей — и более глубокой — локализации, а также о производстве еще одного двигателя.

— Объемы производства на ваших российских заводах из-за кризиса сильно снизились?

— Конечно. Если в позапрошлом году мы продали 80 000 автомобилей, то в прошлом — уже только 55 000. Это, естественно, привело к существенному снижению объемов производства как в Н.Новгороде, так и в Калуге. Сейчас мы идем на достаточно низком уровне, и в какой-то момент он может стать критическим. Мы надеемся, что рынок вернется в нормальное русло, когда поднимутся цены на нефть.

— Почему вы так и не решились на производство нового Superb в России? Тоже ведь загрузка простаивающих мощностей.
— Опять же всё упирается в объемы, которые мы можем продать. Для локализации продукта мы должны продавать его в достаточном количестве, чтобы он был прибыльным. Под производство нужны поставщики, инвестиции, но в этом сегменте в России мы не можем гарантировать выгодный для нас объем. Но мы затаились и ждем. Возможно, и у крупных автомобилей есть будущее на локальном конвейере.

— Замкнутый круг какой-то: если бы вы производили Superb в России, то можно было бы удержать цену на более конкурентном уровне, объем продаж бы возрос, и все были бы довольны.

— В принципе, да. Всё зависит от общего объема рынка. Рынок в 1,4 млн автомобилей слишком мал для этого.

— А вы вообще верите, что российский авторынок снова пойдет в рост?

— Конечно. У него огромный потенциал. Мы верим. Группа Volkswagen находится в очень сложной ситуации, поскольку уже инвестировала в российскую экономику очень большие средства, построили два завода, производим автомобили, но никто не ожидал, что рынок просядет до 1,4 млн штук. Мы очень надеемся, что российский рынок — с оглядкой на огромное население вашей страны и ее силу — вырастет в следующем году, как это было после 2009 г.

— Можете дать более точный прогноз?
— Надеюсь, что скоро. Может, это будет не так быстро, как после прошлого кризиса, но в ближайшие 2–3 года мы прогнозируем рост до 2 миллионов штук. Но есть много как экономических, так и политических факторов. Прогнозировать что-либо сложно.

— На сегодняшний день работа в России приносит вам прибыль? Или вы работаете в минус?
— К сожалению, ситуация такова, что нам не очень весело на российском рынке в текущих условиях. Особенно с оглядкой на те инвестиции, которые мы сделали, и учитывая, с каких объемов мы начинали.