Раздел Здоровье
20 июня 2016, 10:33

Врачи Жуковы: «Профессионализм — это замечательно, но без божьего промысла никак»

Врачи Жуковы: «Профессионализм – это замечательно, но без божьего промысла никак»
Фото: Алексей Устимов
Как бы ни сотрясали нас разномастные кризисы и реформы, отношение к людям в белых халатах остается у нас трепетным. Ведь в их руках — наше здоровье, а порой и жизнь. Для людей этой профессии, особенно хирургов, анестезиологов-реаниматологов, это не просто слова, а ежедневная работа, когда жизнь проверяет тебя на профессионализм, стойкость, терпение и умение выходить из критических ситуаций победителем.

Как обычно, в третье воскресенье июня российские врачи отметили День медицинского работника. Накануне профессионального праздника наш корреспондент провел вечер в обществе двух известных докторов — заведующего отделением анестезиологии и реанимации № 1 медсанчасти «Северсталь» Юрия Михайловича Жукова и его сына, главного врача городской больницы № 2 Сергея Юрьевича Жукова. Разговор шел не только о врачебных династиях, о выборе профессии, но и о том, как достичь успеха в жизни и карьере и обрести простое человеческое счастье.

Про Жукова-старшего даже его коллеги говорят «доктор от бога». Не только в народе, но и в кругу «своих» — он глубоко уважаем и почитаем за высокий профессионализм, преданность делу и талант, который он в полной мере смог реализовать за многие годы служения пациентам и обучения в профессии. Даже его сын, Сергей Юрьевич Жуков, который тоже к сегодняшнему дню имеет немало достижений в карьере, признался, что «круче отца стать вряд ли возможно». Ежедневно в детстве наблюдая за своим отцом, Жуков-младший принял решение идти по его стопам и таким образом продолжил медицинскую динстию. Но с чего же все начиналось?

Как вы решили стать доктором? Что привело вас к выбору именно этой специальности?

Юрий Жуков:
— Медицинская династия началась не с меня, а с моего отца. В 1939 году отец окончил фельдшерское училище, и его призвали в армию в качестве военного фельдшера. Сначала была финская кампания, потом — Великая Отечественная война. Не все было хорошо и гладко — он попал в фашистский плен. Вернулся с войны только в 1947 году, и, чтобы его никуда дальше не послали, поскольку он был в плену, ему пришлось уехать работать в деревню.

Так он и трудился в участковой больнице, тихо и спокойно, пока не умер вождь народов. После того как сменился режим, семья переехала в маленький городок Тверской области. Отец устроился на скорую помощь и много лет еще прослужил там. Я это время уже отлично помню, я много наблюдал, как отец работает, и именно тогда у меня сложилось представление о профессии доктора. Но потом случился 1961 год. Юрий Гагарин полетел в космос, и все мальчишки захотели стать летчиками-испытателями или космонавтами.

Все десять лет школы я бредил космонавтикой. Мы тренировались, готовились, были готовы на все, даже на подвиг. Но в 10-м классе к нам пришел агитатор из калининского мединститута, и, видимо, он обладал даром убеждения, потому что после этого четыре человека из нашего класса, в том числе и я, поехали туда поступать. Когда институт был окончен, по распределению меня направили работать в Череповец. Взяли мы с женой свои пожитки (к тому времени я уже был женат) и отправились в медсанчасть «Северсталь», которая раньше носила название медсанчасти Череповецкого металлургического комбината. Итак, я работаю здесь уже много лет, с 1978 года.

Сначала специализировался на хирургии и травматологии. Но однажды знаменитый череповецкий хирург Анна Ефимовна Смородина (она работала хорошо и легко, ее знали и уважали все в городе), глядя на меня, сказала: «Что тебе, Жуков, эта травматология, иди в анестезиологию! Тебе это больше по твоему характеру подойдет». С ее легкой руки я и занялся этой темой и до сих пор занимаюсь.

Сергей Жуков:
— На самом деле трудно было предположить, куда я мог еще пойти, кроме медицины. Все разговоры в нашей семье были только о работе, о профессии, о врачебных ситуациях. Плюс ко всему отец был для меня большим примером. Еще школьником я побывал не раз у него в больнице, на рабочем месте, и эти запахи, звуки, сама атмосфера, наполненная такой странной энергетикой, которую я тогда еще не осознавал, производила на меня неизгладимое впечатление.

Кроме этого, я занимался спортом, и мне было интересно, как работает организм под воздействием нагрузки. Поэтому, когда окончил 10-й класс, у меня не было особых раздумий на тему, кем стать. Я поехал поступать в Ярославскую медицинскую академию, поскольку она была ближе всего к Череповцу. И в 2002 году окончил ее по специальности «лечебное дело». Поскольку в то время уже обязательного распределения не было, просто вернулся в Череповец. Вернулся и прошел интернатуру, но понимания, по какой специальности я хочу работать, у меня не было. И я устроился в горбольницу на улице Данилова.

Первым отделением, в котором я оказался, было отделение кардиореанимации. Именно там я начал постигать азы профессии. Все, чему учили в институте, оказалось совсем не так. Все пришлось начинать с нуля. И за год работы в этом отделении я впитал знаний больше, чем за шесть лет института. Эти годы стали для меня мощной школой становления как врача-специалиста.

В чем плюсы и минусы вашей профессии?

Юрий Жуков:
— «Каждому свое», — говорили древние. Кто-то по субботам-воскресеньям ходит на рыбалку, а я в выходные хожу в реанимацию смотреть больных. И получаю от этого удовлетворение. И это плюс. Минусов — нет.

Сергей Жуков:
— Я научился в этой профессии в любой, самой тяжелой ситуации находить верный выход. И это большой плюс. Работа в реанимации дала мне опыт, позволяющий принимать правильные решения в короткие сроки. Анализировать информацию быстро, в том объеме, в каком бы она ни была, и на основании этого принимать верные решения. Минусов не вижу — а иначе зачем тогда сюда шел, минусы искать, что ли?

Опишите три ваших достижения в карьере.

Юрий Жуков:
— Я не считаю достижений. Работаем, получается — и это хорошо. Работаю на одном месте 38 лет, из них 26 лет — заведующим отделением анестезиологии и реанимации медсанчасти «Северсталь». Делаю свое дело настолько хорошо, насколько могу.

Сергей Жуков:
— В 30 лет я стал заведующим отделением кардиологии строительной больницы, а в 35 лет — главным врачом этой же больницы. Ну а третье достижение — еще впереди.

В чем секрет вашего успеха?

Юрий Жуков:
— Я не считаю, что достиг каких-то особых успехов. Собственно, я не стремился стать заведующим отделением — меня назначили. Но уж взялся за гуж, не говори, что не дюж. И не буду скрывать, что наше отделение считается хорошим в области, потому что некоторые вещи мы внедрили самыми первыми. Это хвастовство, конечно, но спинномозговая анестезия, проводниковая и ингаляционная анестезия низким потоком — все эти вещи мы начали делать в области раньше других.

Сергей Жуков:
— Секрет успеха — в ежедневном труде и упорстве. Нельзя, чтобы даже один день прошел впустую. Каждый день я, приходя домой, анализирую, все ли я сделал, что планировал. Я считаю, что нет никаких подарков судьбы. Чудес не бывает… Упорство и труд — вот две вещи, которые приводят к результату. Талант может быть, а может его и не быть, а вот без ежедневного труда и упорства вообще ничего не получится. Причем это касается не только медицины, но и всех остальных отраслей.

За что вы любите свою работу?

Юрий Жуков:
— Просто нравится делать наркозы (смеется), чтобы люди не чувствовали боли во время операций. И если честно сказать, то мы, анестезиологи-реаниматологи, считаем себя немножко круче других. Поскольку мы работаем в основном с критическими состояниями людей, то мы должны быть гораздо более продвинутыми людьми в области медицины, понимания человека и методов его лечения.

Когда я работал в Твери, в отделении травматологии, в нашей больнице было небольшое отделение реанимации. Так вот, там работали евреи. Посмотришь на работу травматологов — ну что там, операцию сделал, гипс наложил. А в реанимацию привозили сложных больных, и я смотрел, как те врачи-евреи колдовали над своими пациентами. Колдуют-колдуют и вылечат. И они мне казались такими умными, и были они для меня как боги. Впрочем, я считаю, что профессионализм — это замечательно, но и без божьего промысла никак в нашей специальности.

Сергей Жуков:
— Есть такое понятие — самореализация. Кто-то самореализуется в семье, рожает детей, кто-то находит хобби. У меня счастливым образом совпало, что я самореализуюсь на работе. Это моя среда, это то, что мне надо. Это мой кислород, воздух.

Могли бы вы работать в одном учреждении, в одной команде? И это было бы трудно или легко?

Юрий Жуков:
— Сергей специально после института пошел в горбольницу, а не к нам в медсанчасть. Решил пробиваться и все делать сам. Я не стал пристраивать его в медсанчасть, хотя это было возможно. Даже главврач говорил мне: «Чего ты там стесняешься…» А он сам пробивался, решив, что так будет лучше.

Сергей Жуков:
— Если бы я был в медсанчасти «Северсталь», то я всегда бы оставался Жуковым-младшим. Зато сейчас оттого, что я работал отдельно от отца, я получил огромные дивиденды: меня никто не сможет упрекнуть, что я воспользовался положением отца. И для меня это очень важно. И я сам знаю, что всего достиг самостоятельно. Отецдал мне образование, дальше я все сам. Если я бы тогда, в 2002 году, воспользовался его предложением, то и сейчас был бы просто Жуковмладший. Все, на этом бы мое развитие остановилось. Потому что в медсанчасти «Северсталь» есть люди, которых не перескочить. И это мой отец. Круче отца не стать. Честно говорю. Однозначно…

Что вдохновляет в профессии?

Юрий Жуков:

— Даже трудно сказать, что вдохновляет. Уже стало все привычкой. Делать свое дело профессионально — только это мне интересно. А какой-то один момент назвать вдохновляющий я даже и не могу.

Сергей Жуков:
— Меня вдохновляют те задачи, которые передо мной ставит вышестоящее руководство. И те результаты, которые я получаю. Вот один из последних примеров. Передо мной была поставлена задача открыть диабетический центр в Вологодской области в определенные сроки. Сказано — сделано. Разбился в лепешку, но сделал. Конечно, это радость, конечно, это мотивирует, является стимулом для работы. Когда люди говорят, что этот человек может это сделать и это ему по силам. Конечно, эти вещи меня вдохновляют.

Сформулируйте свое отношение к жизни в пяти словах.

Юрий Жуков:
— Лучший отдых — это работа. Только на работе можно получить такое удовлетворение, какое в других местах просто не получишь. Вот еще такой принцип есть: никому не верь и не доверяй — делай все сам, все перепроверяй. Без борьбы — нет победы. Нужно делать, делать — и удача, успех придут. Анестезиолог без реанимации слеп. Нельзя заниматься чистой анестезиологией, не зная реанимацию, потому что реанимация — это глубина нашей специальности. Это постигается только долгими днями, ночами, когда сидишь над больным и просто думаешь. Не всегда же все получается… Надо сидеть, долго думать, читать, анализировать — и тогда что-нибудь получится.

Сергей Жуков:
— «Нет судьбы, ее мы сами себе выбираем» и «Нет отчаянных ситуаций — есть отчаявшиеся люди». Вот основные принципы моей жизни. «Не обмани», «не укради» и другие заповеди даже не обсуждаются. Кроме этого — быть целеустремленным, честным, заниматься самосовершенствованием, спортом…

— Юрий Михайлович, какую оценку вы поставите себе как врачу — анестезиологу-реаниматологу?
— По сравнению с американцами — не очень высокую. Англия — родина анестезиологии, в Америке она тоже на очень высоком уровне. Нам еще долго не достичь этого уровня. Дело даже не в медицинском оборудовании, а в системе подготовки специалистов. Скажу честно, в нашей стране низкая подготовка врачей-анестезиологов. Все оставлено на самоподготовку. Американцы и англичане учатся в специальных центрах по 12 лет, а у нас — краткосрочные курсы по 3–5 месяцев. И большинство анестезиологов учились на кратковременных курсах. Неподготовленных бойцов — и в бой. Как на войне, как на войне…

— Сергей Юрьевич, а вы какую оценку поставите себе как руководителю?
— По пятибалльной системе — твердая четверка. Но самые серьезные испытания, я думаю, еще впереди, и они покажут настоящую оценку. Но если судить по тому, что я сделал, то твердая четверка.

О чем вы мечтаете в профессии и в жизни?

Юрий Жуков:
— Я мечтаю о том, чтобы здоровье позволило работать на моей интересной работе как можно дольше. Потому что на пенсии — это тоска, и я с трудом переживаю отпуск. У меня не отгуляно примерно 300 дней. Дача мне совершенно неинтересна, и другие мужские увлечения тоже. Самое интересное можно получить в работе, в общении с коллегами, в лечении больных. Я всегда живу на грани — справлюсь с ситуацией или нет.

Сергей Жуков:
— В профессии мечтаю достичь такого уровня, чтобы была возможность реализовывать все поставленные передо мною задачи максимально эффективно. Быть полезным обществу и людям. Ощущать плоды своего труда. А в жизни — мечтаю правильно воспитать дочку Василису, направить ее по семейным стопам в профессии. Дать ей в жизни максимум возможностей через образование. Ведь счастье, как говорилось в одном советском фильме, это утром с удовольствием идти на работу, а вечером с удовольствием возвращаться домой.

Текст: Елена Боронина. Фото: Алексей Устимов