Раздел Отдых
11 декабря 2012, 17:20

Людмила Смирнова: «По характеру я не Люся»

Людмила Смирнова: "По характеру я не Люся"
Главный редактор телекомпании «Провинция»/РЕН и «Радио-102», автор и ведущая телевизионных программ «Точка зрения» и «От первого лица» - о жизни, о себе и о работе.

Досье

Как и многие местные журналисты, окончила филологический факультет ЧГУ. Одна из немногих череповецких телевизионщиков, кто специализировался в школе журналистики Владимира Познера. Начинала телевизионную карьеру на телестанции «Канал 12» в качестве корреспондента. На этом же канале сделала первые шаги как ведущая новостных выпусков. В 1999 году перешла в телекомпанию «Провинция». Была журналистом, ведущей новостей и автором программ «Формула успеха» и «Пять вечеров на «Провинции».

Впервые предложение стать главным редактором получила в 2002 году. Приняв его, отработала в этой должности три года, после чего ушла в декретный отпуск. В 2010 году вернулась в редакторское кресло. В настоящее время — главный редактор телекомпании «Провинция»/РЕН и «Радио-102», автор и ведущая телевизионных программ «Точка зрения» и «От первого лица». В отношениях — спокойная, доброжелательная, позитивная. Особые черты личности — интеллигентность, обаяние и особый женский шарм.

В работе журналиста, наверное, главное - быть не равнодушным к тому, о чем и о ком ты пишешь.

«А по характеру — я не Люся…»

— Людмила, ваше имя несет в себе значение «милая людям». Подтверждается ли это жизнью?

— Когда-то давно, когда я узнала смысл имени, это мне стало немного мешать, потому что возникло cтремление подтверждать его, соответствовать значению. Я вообще очень долго не воспринимала свое полное имя. И не могла понять почему. Но у нас же все из детства идет… Видимо, все дело в том, что родители, когда меня ругали за что-то, называли полным именем, а когда хвалили — производными от Люды. Ласкательно меня мама называла Людаша. Но меня почему-то никогда не называли Люсей, видимо, не Люсин все-таки у меня образ. Когда Гурченко называют Люсей, это очень звучит, а у меня как-то не прижилось. Она такая — с прямой спиной, жесткая. А я вот по характеру — не Люся.

— Расскажите, как началась ваша карьера на телевидении?

— Прекрасно помню это время. Я пришла на телевидение по объявлению. Это был период, когда я только что окончила институт. Моей первой дочери Карине исполнился тогда год, и мне вполне можно было выйти на работу. Поработав в нескольких организациях, поняла, что ничто из предложенного меня не устраивает. Честно говоря, даже приуныла, потому что я не знала, как себя применить. И я сидела дома и увидела по телевизору объявление о наборе журналистов на «Канал 12». Пришла на собеседование. Со мной поговорили, попросили написать какой-то текст. Отлично помню, что первый сюжет, который я делала, был про деноминацию. Второй — про газету «Речь», которая отмечала очередной юбилей. Меня бросили как котенка в воду, отправив к маститым речевским журналистам «на растерзание». И тот и другой сюжет руководству понравились. Вот с этого все и началось и продолжается по сей день.

«Я не умею приказывать людям…»

— Прежде чем стать редактором, вы освоили две специальности — корреспондента и ведущей. Что самое сложное для вас в каждой профессии?

— Для меня как для ведущей самое сложное — вывести на разговор неразговорчивого человека и придумать первый вопрос в интервью. Иногда от того, о чем ты спросишь в самом начале, зависит, получится ли интервью в целом. Поэтому первый вопрос — это очень сложно и очень важно. В работе журналиста, наверное, главное — быть неравнодушным к тому, о чем и о ком ты пишешь. А самое интересное в профессии — общение с людьми. Это постоянное ощущение информационного потока. Ты постоянно в теме, постоянно в курсе всего происходящего в городе и области. Ты начинаешь общаться с людьми, и они тебе говорят совершенно невероятные вещи. В обычной жизни такое удовольствие вряд ли испытаешь.

— Вы несколько лет работаете главным редактором телеканала «Провинция». Вы стремились к этой должности или это было неожиданное для вас предложение?

— Я работаю главным редактором с 2010 года. Это уже после объединения «Канала 12» и «Провинции» в единый холдинг «Медиа-Центр». Что касается вопроса, было ли стремление занять должность руководителя, — я не могу этого сказать. Хотя мне всегда говорили, что я пользуюсь авторитетом у коллег, что умею направить людей в нужное русло. Видимо, задатки руководителя во мне все-таки есть. Но честно скажу, что я не умею приказывать людям. Я всегда пытаюсь договориться. Тем более что в журналистике работают люди творческие, каждый со своим пониманием жизни и видением ситуации. Так что стиль руководства у меня не авторитарный.

— Телевидение — это почти всегда ненормированный рабочий день. Вас устраивает тот ритм, в котором вы живете сегодня?

— Нет, не устраивает. (Смеется.) Но с другой стороны — это неотъемлемая часть профессии. Ведь событийный и информационный поток жизни не остановишь. Я всегда говорю своим журналистам, когда они за голову хватаются от объема работы, что самое главное — это планирование. В любом ненормированном рабочем дне должен быть некий план, и тогда со всем можно справиться. Конечно, к ненормированному рабочему дню тоже должна быть привычка. И я привыкла, и жить без этого, можно сказать, уже трудно. Признаюсь, что в первые дни, когда я ухожу в отпуск , меня «ломает», я не могу отойти от того ритма, в котором живу ежедневно, и сначала не знаю, чем себя занять… Поэтому, чтобы перестроиться, лучше сразу улететь куда-нибудь к теплому морю.

"Я не могу отойти от того ритма в котором живу ежедневно..."

«Интерес к работе в столице у меня был…»

— Кто для вас является учителем в профессии?

— Никого не удивлю, если скажу, что Владимир Познер. Особым уважением я прониклась к нему после того, как окончила у него школу журналистики. Я считаю его мэтром, учителем, профессионалом, которому стоит подражать и у которого стоит учиться. Я считаю, что по умению задавать вопросы и «выруливать» тему, даже если она заказная, где много чего нельзя, этому человеку нет равных. Он умеет показать и плюсы, и минусы героя, не оскорбляя собеседника, не унижая, и в то же время всем становится понятно, кто чего стоит. Он очень жестко задает вопросы. Я до сих пор не всегда понимаю, как ему это удается. Продолжаю смотреть его программы и учиться мастерству ведения интервью.

— Многие череповецкие журналисты уезжают работать в Москву. Был ли у вас шанс попробовать свои силы в столице?

— Несколько раз выдавалась такая возможность. Звали и на телевидение, и в газеты. Собственно, я не былапротив и даже начинала вести переговоры о работе. Но появлялись какие-то личные обстоятельства, и принять приглашение оказывалось невозможно. Если бы я была не семейным человеком, то как-то можно было сорваться и уехать. Но когда ты понимаешь, что есть семья, родители и дети, которые не готовы к переезду в другой город… Так что интерес к работе в столице был и есть, но пока это просто интерес.

«Основы макияжа мы осваивали сами»

— Людмила, ведущей телеканала приходится пристально следить за своим внешним видом — лицом, прической, одеждой. Кто все эти годы вам помогает с имиджем?

— На федеральных каналах страны есть штатные работники, которые занимаются имиджем ведущих, у нас же в провинции, к сожалению, нет таких ресурсов — ни финансовых, ни временных. Поэтому основы макияжа мы осваивали сами, до сих пор и лицо на эфир я рисую себе сама. А вот с мастером по прическам мне повезло. Уже много лет я хожу к одному мастеру, Елене Ипатовой. К ней я могу прийти в любом состоянии, с любыми идеями, и уходя, я буду чувствовать себя уверенной, модной и стильной. Подбором гардероба для работы в студии тоже занимаемся сами. Вещи, которые я покупаю для работы, использую только для эфира. В них я уже никуда, кроме эфирной студии, не хожу, а меняю их по мере возможности.

— Как относитесь к пластическим операциям? Вдруг профессия потребует…

— Я, кстати, не исключаю для себя подобного варианта. Пока страшно, конечно. Если я найду человека, к которому, простите, соглашусь лечь под нож, то такой вариант для меня вполне возможен. А пока мне помогает гимнастика для лица — очень хорошая вещь. И регулярное посещение косметолога, конечно.

«Самое главное — быть счастливой…»

— Как все успеть и на работе, и дома — вот вопрос, который ежедневно решают многие женщины. В чем ваш секрет?

— Да нет секрета. Это вопрос относительный. Сидишь дома — времени много, казалось бы, — здесь помоешь, тут почистишь. И когда ты целый день на работе, то же самое получается, только как-то побыстрее — побыстрее все делаешь. И когда в декрете сидела, дом в нормальном состоянии был, и сейчас тоже. Бывает, конечно, что совсем не хочется ничего делать, тогда отдохнешь вечерок, ну а завтра — с новыми силами. А еще у меня помощники есть: муж, старшая дочь, да и младшая уже подрастает.

"У меня помощники есть: муж, старщая дочь, да и младшая уже подрастает."

— Чему бы вы еще с удовольствием научились в жизни?

— Я бы с удовольствием занялась дизайнерскими штучками. Мне безумно нравится рассматривать различные журналы по интерьеру и воплощать разные новинки в жизнь. Когда люди приходят в дом и спрашивают, с каким мы дизайнером работали, я надуваю щеки и говорю: «Это я сама». Еще я хотела бы научиться рисовать. Очень хочется, чтобы какой-нибудь профессиональный художник научил меня обращаться с красками. Но это пока из области мечты. Хочу освоить английский язык и научиться водить машину. Эти два желания уже переведены на уровень целей. Получить водительские права хочу обязательно. Признаюсь, что я уже училась водить машину, почти окончила школу и вот-вот должна была сдавать экзамены. Но у меня наметился второй ребенок, и экзамен пришлось отложить. А сейчас как-то все не соберусь с силами. Но желание есть, потому что, когда водила машину с инструктором, мне очень нравилось. Машина — это независимость, скорость и экономия времени. А еще — это удобно.

— К чему вы стремитесь в жизни?

— Я поняла, что самое главное в жизни не карьера, не какие-то внешние показатели, а гармония с собой и миром. Я пытаюсь жить так, чтобы было комфортно не только мне, но и людям моего ближайшего окружения. А в личной жизни — мне хотелось бы больше времени уделять детям, они очень быстро взрослеют, и очень не хочу упустить важные моменты их жизни. Больших планов на жизнь никогда не строила, может, это и неправильно, но, по-моему, главное — быть счастливой и уметь это счастье дарить другим людям. Человек создан быть счастливым, и, если он счастлив, он не будет причинять зла другим людям. Состояние счастья — это очень хорошее состояние, а мы стесняемся этого. Не стоит стесняться; надо учиться делать других счастливыми тоже. Это очень сложно в нашей суетной жизни…

«Мой муж романтичный человек…»

— Вы сейчас живете во втором браке. Что стало причиной развода, если не секрет?

— Отношения с Денисом (со вторым супругом, — авт.) развивались очень быстро. Для меня самой это было неожиданно. Практически сразу я приняла решение расстаться с первым мужем. Но к тому времени уже далеко не все хорошо было в том браке. Несмотря на то, что в этих вопросах я человек очень сомневающийся, даже консерватор, — здесь я в корне поменяла свою жизнь. Когда человека посещает чувство любви, он не сомневается. И до сих пор об этом решении не сожалею. Видимо, судьба вела меня правильно.

— Вам удается сохранить это чувство?

— Да, слава богу. У меня муж очень романтичный человек. Понятно, что брак, быт, двое детей, но он пытается устраивать романтические вечера, куда-то меня приглашать неожиданно. Мне это очень нравится…

— А подарками радует?

— Мы уже перешли в стадию практичных подарков. Денис недавно подарил мне электронную книгу, что-
бы я не таскала тяжелые книги с собой. Духи любит дарить. С шубами и автомобилями пока заминка, но я считаю, что все еще впереди.

— Разница в возрасте, когда муж на несколько лет моложе, не мешает браку?

— Лично для меня это никогда не было проблемой. Вообще, отношение к мужчине и отношение мужчины к жизни от возраста не зависит. Бывает, что в 16 лет мальчик — уже мужчина, несет ответственность и принимает решения, хотя не всегда от хорошей жизни это бывает. Иногда жизнь заставляет рано осознавать какие-то вещи, к сожалению. Но кто-то и в 50 лет маменькин сынок. Как говорят, старость не всегда признак мудрости; так и тут.

— Что главное для вас в отношениях с мужчиной?

— Самое главное — когда ты мужчине доверяешь.

— За кем у вас в семье остается последнее слово?

— Зоны ответственности у нас разные, и от этого зависит, за кем будет последнее слово. Например, если вопрос касается воспитания детей или обустройства дома, то последнее слово будет за мной; если речь идет о распределении семейного бюджета и финансах, то последнее слово — супруга. Я самоустраняюсь, потому что считаю финансы зоной ответственности мужчины. А я готова всячески помогать.

"Самое главное - когда ты мужчине доверяешь."

Карина, Дарья и такса Ося

— У вас две дочери. Расскажите, как их зовут, сколько им лет, чем занимаются?

— Карине — 19, Дарье — 6 лет. Я все шучу, что дети у меня близнецы: родились почти в один день с разницей в 13 лет. Карину мы водили по всем кружкам: и языки она у нас изучала, и балетом занималась, рисовала. К двум годам знала цифры, а к трем — буквы. Но вот сейчас я думаю, помогает или в итоге такое раннее обучение самому ребенку? Не навязываем ли мы свои интересы и нереализованные желания? Карина неплохо окончила женскую гимназию. Но поучившись немного в институте, она решила взять паузу и определиться с будущей профессией. Сейчас работает. Вторую дочь мы воспитываем совершенно иначе. Начала Дарья читать, и слава богу. Не начала — значит, позже начнет; приоритеты вообще другие. Она сама выбирает, чем хочет заниматься, а мы ее всячески поддерживаем. Я стараюсь ее больше хвалить, чтобы у ребенка была хорошая самооценка. Но в каких-то вопросах, конечно, выдерживаю жесткую позицию.

— В вашем доме есть еще один член семьи — это собака…

— Да, рыжая такса. Зовут ее Ося. Она уже девушка пожилая, ей восемь лет, но очень позитивная, любвеобильная, невероятно любит всех гостей; правда, с нами очень своенравная в плане взаимоотношений. Когда супруга нет дома, считает, что она в семье главная. Наказывать ее нельзя категорически, потому что она начинает вредничать. Может что-либо погрызть, например кожаную обувь или сумки. Для нее сумка — это нора. А на старости лет Ося полюбила косметику. Время от времени у меня появляется желание сделать опись нанесенного ущерба, но кому ее предъявить, кроме Оси, пока непонятно.

«Для мехов я еще молода»

— Близок ли вам аскетический образ жизни? Приходится ли себя в чем-то ограничивать, например в еде?

— Сижу ли я на диетах? Раньше сидела. Да и теперь порой решаю, что не мешает сбросить пару килограммов. Но при этом считаю, что диеты и я — вещи несовместимые, потому что вкусно покушать люблю. Если мне что-то нельзя и я себе запретила это — неодолимо хочу съесть именно то, что нельзя. Благо, что мой организм устроен по-особенному: я не люблю сладкого, не люблю булок, люблю острое, соленое и горькое. Наверное, в этом и спасение мое. Так что все эти диеты, на мой взгляд, ерунда. Самое главное, как говорила Майя Плисецкая, «не жрать». То есть кушать все, но понемногу — это самое лучшее средство.

— Как вы обычно проводите свой досуг?

— Мое свободное время отдано детям, семье. Со старшей дочерью мы скорее подруги. И поздно вечерком любим поболтать за чашкой чая. А у Дарьи, как только я возвращаюсь с работы, для меня заготовлена тысяча «почему».

— Остается ли время на спорт? Я знаю, что вы всегда старались поддерживать себя в тонусе.

— К сожалению, не получается у меня пока дружить со спортивными залами. Нет бабушек, которые сидели бы с ребенком и меня отпускали. Но каждое утро я дома занимаюсь зарядкой. Комплекс упражнений, который я выполняю, одна моя знакомая разработала специально для меня. Утром у меня есть полчаса, чтобы все это сделать. Главное — не жалеть себя и не лениться. Пока так, а потом и до спортивного зала вновь доберусь.

— Расскажите о своих женских слабостях, к чему вы неравнодушны — к украшениям, мехам, обуви, духам?

— Очень люблю красивую обувь. Мне нравится зайти в магазин, все померить, посмотреть в зеркало.
Очень люблю обувь на высоком каблуке, правда, ношу ее редко, предпочтение отдаю удобной колодке. Одежду не очень люблю выбирать. Меха? Для мехов я еще молода… Украшения — люблю; но даже не золото. Это скучно. Мне приятнее сейчас подбирать к различным образам красивую бижутерию.

— Считаете ли вы себя сильной женщиной?

— Сильная женщина — это мудрая женщина, у которой хватает ума не показывать его всем, в том числе и мужчинам. А вообще, так не хочется быть сильной. Хочется, чтобы больше заботились и чаще говорили: «Дорогая, я подарю тебе звезду».

Текст: Елена Боронина

Фото: Сергей Савельев и из архива Людмилы Смирновой