Раздел Отдых
30 сентября 2013, 09:00

Новости РБК-Вологодская область

Дачная философия Вячеслава Позгалева, Виктора Выдрина и Евгения Лунина

Дачная философия Вячеслава Позгалева, Виктора Выдрина и Евгения Лунина
Фото: Вячеслав Боронин
Татьяна Сергеева, легендарный в недавнем прошлом директор Череповецкого музейного объединения, а ныне председатель Ремесленной палаты Вологодской области, — одна из тех удивительных женщин, которые обладают талантом общения.

Она объединяет людей вместе и организовывает удивительные встречи, на которых рождаются новые идеи, происходят интересные знакомства и, что самое главное, царит теплая, душевная атмосфера. Одна из таких встреч состоялась в июле в ее загородном доме в деревне Оденьево, что расположена в 4 км от села Ферапонтово — того самого места, где писал свои фрески великий Дионисий. Примечательна эта встреча тем, что приехали в гости к Сергеевой известные персоны: экс-губернатор Вологодской области Вячеслав Позгалев, Виктор Выдрин, в прошлом директор завода «Красная звезда», заместитель мэра Череповца (в бытность Позгалева мэром), и череповецкий меценат и предприниматель Евгений Лунин. Кроме самой хозяйки усадьбы гостей и журналистов «Глянца» встречал ее супруг — заслуженный художник России Владислав Сергеев.

Деревенский дом Татьяны и Владислава Сергеевых не просто загородная дача, куда выезжает отдыхать вся семья, а творческая мастерская художника. Цыпина гора — это место, еще в прошлом веке облюбованное писателями и художниками России. В летние месяцы, которые они проводили вдали от столиц, здесь в своих дачных домах жили и работали известный детский писатель Юрий Коваль и выдающийся русский поэт- переводчик с испанского Анатолий Гелескул. Позже сюда съезжались вологодские писатели. На даче Сергеевых за большим деревянным столом в саду собиралось много творческих людей. Темы, которые обсуждались, были совершенно разные, начиная с судеб отечества и заканчивая урожаем текущего лета. На этот раз журнал «Глянец» предложил персонам рассказать о своих загородных домах и дачах, за какими впечатлениями они уезжают за город, покидая уютные квартиры.

Супруги Сергеевы с Вячеславом Позгалевым в мастерской

— Поскольку мы собрались на даче, то и первый вопрос — что для каждого из вас значит дача?

Вячеслав Позгалев: Дача — понятие философское. В моем понимании дача — это место, где человек может отдыхать так, как это когда-то было у творческих работников. Они уезжали на дачу, там гуляли, рыбачили, загорали — все примерно так, как показано в фильме Михалкова «Утомленные солнцем». Никаких огородов никто не разбивал. Сейчас для большинства россиян дача — это плантации, на которых что-то выращивается. Эта привычка, которая осталась со времени лихолетья конца прошлого века, когда большинству российских граждан приходилось выживать. Человеку давали шесть соток, чтобы он мог прокормить себя, и семья считала сантиметры на своем огороде, чтобы посадить лук, картошку, петрушку и морковку. И это была каторга, ни о каком отдыхе речи уже не было. Я думаю, что для большинства жителей нынешней России дача — это по-прежнему еще один способ прокормить себя, а не возможность отдохнуть или заняться каким-либо творчеством.

— А для вас лично?

— Для меня в большей степени это зона отдыха, потому что мы картошку и морковку не сажаем. Есть небольшой огород, который занят цветами, очень небольшой, сотка или полторы. Правда, есть французская теплица, которой мы гордимся. В этой теплице у жены поспевают такие урожаи помидоров и огурцов, которые бьют рекорды по всей округе. Причем все зреет раньше, чем у соседей, что является предметом их зависти. Просто супруга делает все с теплотой и любовью, и это приносит свои плоды. У наших соседей посажено все, ступить некуда.

Вячеслав Позгалев и Виктор Выдрин

— Супруга выращивает овощи и цветы, а вы чем на даче занимаетесь?

— Я работаю «культиватором». Еще я занимаюсь прополкой с упоением — думать ни о чем не надо.

— Многие мужчины не полют, считают, что не мужское это дело…

— Знаете, я однажды поссорился с офицерским составом только потому, что рассказал в компании о том, что дома варю борщ. Моя жена подтвердила, что борщ замечательный. И мне мужики, офицеры, заявили, что больше никуда меня с собой не возьмут, если я расскажу их супругам, что сам дома готовлю. Поэтому я не возьмусь давать оценки и комментировать, что другие мужчины делают, а про себя скажу, что я на даче «гастарбайтер». Я занимаюсь самой тяжелой и неквалифицированной работой. И низкооплачиваемой (все смеются).

Виктор Выдрин

— Виктор Федорович, что для вас дача?

Виктор Выдрин: Я вырос в деревне, поэтому деревенский труд для меня привычен. В деревне дел много: надо полить, надо гвоздь прибить, прополоть. Процесс прополки успокаивает мне нервы. Конечно, деревенский труд — это нелегкий труд, но как-то он притягивает. То, что выращивается здесь, конечно, не обеспечивает нас урожаем на всю зиму, но нам приятно, что это мы вырастили сами. У нас участок около 18 соток, около дома английский газон. Я с удовольствием сам выкашиваю траву, мне очень нравится, когда мои внуки бегают на этой лужайке и играют. Наблюдать это — для меня большая отдушина. Еще я очень люблю сидеть с удочками на берегу реки. Со мной на реку всегда идут два соседских кота, сядут рядом, ждут рыбы. И это здорово.

— Лунин с Позгалевым приезжают на дачу?

— Я вам расскажу по секрету, как однажды Вячеслав Евгеньевич приехал в Кадуйский район с какой-то там проверкой. Я знал о том, что он едет в эти края, и звал его к себе в гости в Пахонькино. Позгалев взял с собой главу Кадуйского района, и они искали мой дом по деревне: туда-сюда ездят, найти не могут… Нашли в итоге... Женщины в платочках, с хлебом и пирогами встретили. Вячеслав Евгеньевич полпирога сразу съел… (Все смеются.)

Вячеслав Позгалев: Я, говорит, не злопамятный, но память у меня хорошая.

Виктор Выдрин: Что еще хорошо в деревне? В деревне еще не забыли гармошку. Где-то в конце деревни заиграет — слышно на всю деревню. И как-то настраиваешься на хороший лад. У меня деревенский дом, восемь комнат. Для семьи хватает...

Евгений Лунин, Виктор Выдрин и Вячеслав Позгалев

— Евгений Михайлович, предполагаю, что у вас не дача, а загородный дом?

Евгений Лунин: Нет, у меня тоже дача в загородном кооперативе, в деревне Квасюнино Шекснинского района. Это деревянный двухэтажный дом. Там у нас есть все, что и в городе: горячая вода, туалет, баня, газ. Но в отличие от Позгалева и Выдрина я ненавижу копаться в земле. Я, конечно, делаю все, но так, чтобы быстрее отвязаться от этого дела. Лопату взял, все раскидал, чтобы больше ко мне не привязывались (все смеются). А вообще, я люблю строить. Я все время что-нибудь строю, а на даче особенно.

— Как часто на даче бываете?

— Каждый день. Но я приезжаю поздно вечером, а в 7 утра выезжаю. Сейчас там прекрасно. У меня же семь внуков, и все в настоящее время там отдыхают, им нравится.

— Что вы учитывали, выбирая место для покупки или постройки дачи?

Вячеслав Позгалев: В советское время — это было на волю властей, секретарь райкома партии решал. Я вот попросил место в Шексне. Секретарь райкома партии мне отказал, потом, конечно, жалел об этом … (Все смеются.) Потом я присмотрел место в Кадуе, там мне тоже отказали. Я обратился к первому секретарю райкома партии Саранских, тот взял вопрос под свой контроль, в конце концов мне дали там участок земли. Этот дом в Кадуе я строил с самого основания. Знаете из чего? Из опор средств массовой информации… Это были бетонные плиты, на которых стояли лозунги разные. Я выкупил девять штук, и они легли в основание моего дома. Потом шпалы тоже выкупил. Весь дом как лего собирал. Но из Кадуя мы были вынуждены уехать, потому что супруга астматик и в бору не могла жить, начинала задыхаться. Поэтому мы купили дом в Устюженском районе, в деревне Колоколец, и ездим туда уже 24 года.

Виктор Выдрин: Раньше у меня дача была во Владимировке. Но семью раскулачили, и остался небольшой участок в пять соток. Но поскольку я родился в деревне и привык к большим пространствам, мне хотелось места больше. Я продал дачу во Владимировке и купил себе дом в Кадуйском районе. Пришел к директору совхоза и попросил продать мне участок земли у самой реки, чтобы сидеть с удочкой и ловить рыбу, чем теперь и занимаюсь.

Виктор Выдрин с Обуховой

— В каком стиле оформлены интерьеры ваших дач?

Вячеслав Позгалев: У меня все удивительно просто. Поскольку все начиналось 24 года назад, все очень простое, зато все функционально и технологично. Использован каждый сантиметр площади. Но все приспособлено и мне мило, потому что все сделано своими руками. Например, лестницу делал сам, и это дорого мне, и никакую итальянскую уже не хочется.

Виктор Выдрин: Интерьером дачи я занимаюсь сам. Каждый год стараюсь что-нибудь сделать. В прошлом году я занимался крыльцом. Мне самому понравилось. Сделал балясины, все как положено. Теперь осталось лишь покрасить.

— Евгений Михайлович, не уступите Позгалеву и Выдрину в мастерстве?

Евгений Лунин: А я что осталось в рабочем кабинете и стало ненужным, то и отвожу на дачу. Это — из одного кабинета, другое — из другого…

Вячеслав Позгалев: А кабинет у него в Эрмитаже! (Громкий смех.)

Евгений Лунин: Мой Эрмитаж дома. Единственное, чем отличается моя дача, — у меня много чучел. Полярная сова есть, чучело медведя, рыси, голова сома. Никакого антиквариата на даче нет. А у Позгалева я тоже, кстати, чучел видел.

Виктор Выдрин и Вячеслав Позгалев

Дачная кухня

— Дачная кухня — это особая тема. Что обычно готовите на даче — жарите шашлыки, заготавливаете грибы, ягоды?

Вячеслав Позгалев: Шашлыки делаем редко. На даче готовим самую простую пищу — картошку в мундире. Едим тушенку из охотничьих трофеев — лося, кабана, медведя, заранее запасая ее. Потом готовим макароны и картошку с тушенкой, щи и борщ из нее. Это экономит наше время, и уже не надо варить мясо и кости. Еще ловлю рыбу, бывает, что обеспечиваю ею всех соседей. Сам тоже люблю готовить. Иногда на решетках готовим мясо, рыбу, но это не очень часто. Ягоды сейчас не собираем, покупаем прямо в деревне. Мой достаток позволяет мне это делать. Раньше обязательно в каждой семье на зиму надо было заготовить по ведру клюквы, брусники, черники, морошки — и только тогда считалось, что семья готова к зиме.

Виктор Выдрин: Вот эти два товарища — Позгалев и Лунин — они прекрасно готовят все. Мы однажды с компанией отдыхали, и поваром был Позгалев, кухня была на нем, и всем нравилось, было очень вкусно.

Евгений Лунин: Не знаю, кто у кого перенял, я у Позгалева или Позгалев у меня, но я делаю то же самое: заготовляю тушенку из мяса лося, кабана и медведя и закатываю ее в литровые банки. Для этого я купил отдельный холодильник, куда все складываю и храню, а потом увожу на дачу. А так что готовим? Шашлыки только тогда, когда приезжают гости. А так — тоже все без изысков. Для нас с внуком Захаром самая лучшая еда — тушенка с макаронами.

Виктор Выдрин: Евгений Михайлович иногда действительно звонит и говорит: «Давай медвежатины поедим». Я не охотник, я рыбак. Поэтому люблю готовить вкусную уху. Картошку люблю жарить. Вкуснейшая картошка у меня получается. А так в основном у меня жена готовит. Она хозяйка, а я не подхожу к плите, чтобы не мешаться. И только на подсобных работах — овощи почистить или из огорода что принести.

Евгений Лунин

Баня по-черному

— Вячеслав Евгеньевич, вы знаете все секреты банного искусства. Но хотелось бы уточнить, чем является баня в жизни каждого из вас?

Вячеслав Позгалев: Я помылся во всех видах бань, и в российских, и в зарубежных. Банями их называют только у нас, за рубежом — это сауна. Но сейчас даже финны отказались от саун в чистом виде. Сейчас в каждой финской бане есть шаечка, есть ковшичек, которым они, как и русские, подбрасывают воду на камни. Вообще, баня лечит. Что касается деревни, то любое строительство дома начинается с бани. Потому что баня с самого начала является и жилищем. Первую баню мне помог построить Виктор Федорович Выдрин. Заказал в Верховажье сруб, который обошелся мне в триста рублей. У меня тогда в горисполкоме была зарплата 450 рублей, а сруб стоил 300.

Евгений Лунин: Я тоже с бани начинал и первую, и вторую стройку. Мы также строили и первое время жили в бане. Я к бане отношусь замечательно, особенно мне нравится баня по-черному.

Вячеслав Позгалев: Сейчас бани по-черному входят в моду и все больше их стали строить.

Виктор Выдрин: Можно я расскажу одну историю, но не про деревенскую баню, а про городскую, где Позгалев в главной роли? Я только заступил на работу в мэрию Череповца. И в это время запускали в эксплуатацию баню на Энгельса. И мне Позгалев говорит: баня должна быть открыта в срок. И вот я в этой бане чуть ли не ночевал. Наконец наступил день открытия. Рабочая комиссия принимает баню. Телевидение снимает… Я говорю всем: «Что вы стоите, давайте раздевайтесь — и в баню». Разделись, пришли в парилку. Все перепачкались. Позгалев говорит мне: «Давай, Выдрин, поддай пару!» Я бросил, а вся эта сажа… на Позгалева. Он весь черный стал! (Все смеются). А журналисты снимают нас! А я ему кричу: «Хоть веником прикройся!» Недавно все эти фотографии в Интернет выложили. Вот такая была история. А что касается моей бани, то в деревне у меня баня большая, мне очень нравится.

Татьяна Сергеева

— Есть ли на ваших дачах домашние животные?

Вячеслав Позгалев: У нас собака.

Виктор Выдрин: У нас своих животных нет, но рядом всегда два соседских кота. Они-то и являются первыми потребителями рыбы.

Евгений Лунин: У меня дикое животное стало домашним. Белка устроилась под крышей второго этажа дома, где-то там организовала себе гнездо, грызет семечки, шелушит, валит все оттуда.

— Кто из известных людей бывал у вас на даче?

Вячеслав Позгалев: Самыми первыми гостями на моей даче были работники издательства «Премьер» — Роман Романенко с коллегами. Это, пожалуй, самые известные люди из тех, кто заезжал к нам. Михалков у меня на даче не был. Мы пересекались с ним обычно в других местах. У нас около Вологды несколько десятков охотничьих хозяйств и отличных баз отдыха настолько высокого уровня, что даже король Испании не погнушался трое суток жить у нас в Кирилловском районе. На моей даче особенно гостей не примешь. Дом не очень большой, а все сказки про мои хоромы — это блажь. Недавно суд доказал, что все опубликованное по этому поводу неправда. Не верите — приезжайте в гости, и все увидите своими глазами.

Текст: Елена Боронина

Фото: Вячеслав Боронин