Раздел Отдых
22 апреля 2014, 09:00

Ян Марти, певец: «В Москве мне очень уютно»

Ян Марти, певец: «В Москве мне очень уютно»
Чуть более десяти лет назад его «Леночка» гремела из каждого радиоприемника. Череповчанин Ян, в то время еще Мартынов, покорил с этой песней всю страну. Не было ни дня, чтобы клип с «Леночкой» не крутили по какому-нибудь федеральному телеканалу.

Но в какой-то момент Ян стремительно, так же как и появился, исчез из эфиров радио и телевизоров. Он приехал в Череповец, раскрутил здесь череповецкую «фабрику звезд», сам же ожидая, когда судьба даст еще один шанс. И вот сейчас уже под фамилией Марти, которую носил его итальянский дедушка, Ян снова покоряет столичную сцену. Его песни популярны, он поет в крупнейших концертных залах, таких как «Крокус Сити Холл» и «Олимпийский». Свой родной город Ян тоже не оставляет без внимания: в начале марта он выступил с концертом на череповецкой сцене. В этот же день встретился с нашим корреспондентом и рассказал о своей новой московской жизни.

У меня итальянская, русская и цыганская кровь

— Ян, начнем с самого таинственного факта в твоей судьбе, того, что ты ездил в Италию и там восстановил фамилию Марти. Это так?

— Я просто взял фамилию дедушки, который был итальянцем. Дедушка, когда приехал в Россию, женился на бабушке. Бабушка у меня русская. Она была такая рыженькая, симпатичная девчонка. Дедушка влюбился в нее и женился. Их сын, мой отец, уже родился в России.

А у моей мамы корни цыганские. Получается, что у меня итальянская, русская и цыганская кровь. Я ненадолго уезжал в Италию. Вернулся в Москву, потом в Череповец, где открыл проект «Территория звезд». Этим проектом мы тогда занялись с моим другом Женей Малининым, бэк-вокалистом Аллы Пугачевой.

Мы открыли при школе искусств (4-я музыкальная школа) студию, в которой учили детей актерскому мастерству, прививали им творческие навыки. Женя тогда приехал из Москвы в Череповец, мы встретились с тогдашним генеральным директором «Канала 12» Алексеем Канаевым, обсудили идею «Территории звезд». Собрали кастинг, пришло человек 300. Был жесткий отбор, комиссия. Мы серьезно подошли к делу. Всем очень понравилось, и мы стали заниматься с детьми. И дети были счастливы.

— Кто-нибудь из ваших воспитанников продолжил свой творческий путь?

— Многие поступили в профильные институты. Знаю, что многие ребята сейчас в Москве, работают по профессии. Я не говорю, что они добились каких-то невероятных высот. Но то, что они реализовались, выросли творчески — это точно. Они благодарят нас.

Я просто ждал подходящего момента

— Что именно не получилось у тебя в первый раз, когда ты завоевывал российскую сцену в Москве? Ведь «Леночка» была очень популярной песней.

— Дело во многих составляющих: в финансах, в инвесторах, которые оплачивают проект, ротации на радио. Это ведь очень важная составляющая. Без этого трудно добиться какого-то уровня, узнаваемости. Только с помощью хорошего продукта и максимального донесения продукта до слушателей и зрителей можно добиться успеха. Это большой, затратный путь. В тот момент не было людей, которые бы меня поддержали.

После «Леночки» была еще одна не менее популярная песня — «Арабы». Но ее пришлось снять со всех эфиров из-за событий 11 сентября в Америке. Может, это был не тот момент, когда нужно было выходить на большую сцену. Я подошел рассудительно к этому. Значит, еще не пришло мое время. Я подошел рассудительно и по-философски к этому факту.

— С каким сердцем ты десять лет назад возвращался в Череповец?

— Я очень люблю свой город, несмотря на какие-то неприятные моменты. И понимал, когда возвращался, что если так происходит — на то воля Бога. Я понимал, что у меня достаточно времени, чтобы заняться сольной карьерой. Я просто ждал подходящего момента.

— А в Череповце ты вроде занялся ресторанным бизнесом…

— Мы с Женей Малининым просто помогали раскручивать один из ресторанов. Дружили с его владельцами. Когда владельцы открывали ресторан, то попросили их поддержать, чтобы люди чувствовали себя хорошо, комфортно. Было здорово.

Алла Пугачева поставила мою песню в ротацию своего радио

— В те времена на тебя и обратила внимание Алла Пугачева, а это очень обещающе.

— Да, я помню этот момент. Опять же это произошло не без помощи моего друга Жени Малинина. Он как раз работал на «Радио Алла», а также гастролировал вместе с примадонной. Я ему и скажи: «Дай ей хотя бы послушать мои песни». Он тогда передал Алле Борисовне диск с моей записью. Она сама принесла диск на радиостанцию, сама просила поставить в ротацию. Хотела отправить на фестиваль «Новая волна». Но я же знаю возрастные ограничения, я бы не подошел по возрасту. Пришлось отказаться.

— А что это была за песня?

— Ее мне написал Константин Арсеньев. Тот самый, который является автором песен Вайкуле, Аллегровой, Сюткина, Буйнова и Овсиенко.

— Дорого стоят услуги мастеров такого уровня?

— Это зависит от рейтинга композитора. Если у него есть имя, конечно, это дорого. Если начинающий, то дешевле. Конечно, люди не жалеют денег, чтобы исполнить хорошую песню. Здесь экономия может сыграть отрицательную роль.

Наш дуэт с Ваенгой очень хорошо принимали зрители

— Недавно ты сотрудничал с Ваенгой и Башметом. Расскажи, как это было.

— Ничего такого особенного не произошло. Когда я в первый раз приехал в «Олимпийский» во время фестиваля «Эх, разгуляй», там как раз репетировала Елена Ваенга. После нее должен был выступать я. Она на моем выступлении не ушла со сцены, дослушала мою песню до конца. Ей понравилось.

Потом мне поступило предложение записать хорошую песню, хороший трек. Она послушала и сказала: «Я люблю эту песню». И мы записались вместе. Это было очень захватывающе, интересно. К сожалению, не получилось поездить вместе по городам. Не сошлись маршруты, да и тем более в профессиональном уровне она повыше меня. Она давно на сцене и собирает огромные залы, а я только вступил на эту тропу.

— Как работалось с Башметом?

— Через друзей записали песню «Куда бы я ни шел». Решили сделать симбиоз хорошей современной музыки с классической. Для этого был необходим оркестр. Команда была из 60 человек. Это был такой потрясающий опыт для меня. Потрясающее звукоизвлечение. Музыканты из коллектива Башмета просто завораживали меня. Очень здорово, что у меня есть такой музыкальный опыт.

Живу в центре Москвы

— Насколько тебе сейчас комфортно в московской жизни?

— Я, наверное, скажу больше: я не смогу жить в другом городе. Настолько мне здесь комфортно и уютно. Это как раз тот город, где можно творить, работать. Новое общение, новые люди, новые уровни. Начинаешь расти. Это город, который учит и дает все, если сам хочешь научиться и добиться высот.

— Говорят, ты живешь недалеко от Красной площади. Это так?

— В принципе, да, я живу в центре города. Ничего такого. Нормальная квартира, ничего сверхъестественного. Просто решил, что должен жить в центральном месте, чтобы было удобней передвигаться по городу. Все находится в центре: все студии, все переговоры проходят в центре. Поэтому больше дел успеваем делать. У меня хорошая, уютная квартира. Она, по-моему, вошла в сотню лучших квартир Москвы.

Теплоту в своем творчестве дочка унаследовала от меня

— Расскажи о своей дочке. Алена, насколько я знаю, пошла по твоим стопам и стала певицей.

— Я очень счастлив, что она потихонечку начинает развиваться в этой области. Бог дал ей огромный талант. Я думаю, она сама должна к этому прийти, я не настаиваю, не давлю на нее. В Твери во время выступления она просто покорила людей, пела вживую. Люди были в восторге. Сейчас предлагаю песенки ей записать.

Она старается, принимает участие в благотворительных акция в Череповце. Очень приятно, что она начала двигаться вперед, и у нее шикарное будущее. Не потому, что папа так хочет. Ее творчеству присуща теплота. Я думаю, она унаследовала это от меня.

— Алена будет реализовывать себя именно в шансоне?

— Сейчас никто четко не сможет объяснить, что такое шансон. Сейчас это уже не воспринимается как блатная музыка. Это просто смысловая хорошая музыка. Сейчас я бы не стал называть это шансоном. Сейчас эта музыка претерпела изменения. Появились новые направления, что меня очень радует. Шансон изменился качественно. Появились ребята, которые делают все для того, чтобы это было качественно, на высоком уровне.

Жениться пока не надумал

— Как проводишь свободное время? Есть ли оно у тебя?

— В свободное время занимаюсь спортом. По-прежнему стараюсь держать себя в форме, боксирую. Постоянно в движении, бегаю, качаюсь. Надо быть на сцене более худеньким, стройненьким. Бассейн тоже хорошо помогает расслабляться. Люблю сауну, там все в комплексе. Веду здоровый образ жизни. А курить бросил еще в Череповце, лет 10–12 назад. На сцене много двигаться приходится, нужно, чтобы дыхалка хорошо работала. Нужно избавляться от вредных привычек. Курить уже не модно.

— Что крупного произойдет в ближайшее время в твоей жизни и в творчестве?

— Надеюсь, что я буду номинирован на лауреата премии «Шансон года» и получу второй Золотой гриф. Буду петь песню «Я люблю тебя». Говорят, даже в Череповце уже знают эту песню. Ко всему мы на «Русском радио» держимся в чарте уже несколько месяцев, и для нас это такое большое достижение. И надеюсь, в конце года мы получим «Золотой Граммофон». В том числе и с помощью череповчан, которые прочитают это интервью и проголосуют за нас.

— А что у тебя происходит в личной жизни?

— Для артистов личная жизнь как раз и есть постоянное движение. У меня помимо всего этого есть куча забот: дочь, мама, сестра. У меня в личной жизни все хорошо. Жениться пока не надумал. И даже в планах пока нет.

Текст: Эдуард Абрамов
Фото: архив Яна Марти