Раздел Отдых
10 апреля 2015, 08:00

Эрон-дон-дон и семейные ценности: мысли от показа «Форсажа-7»

Эрон-дон-дон и семейные ценности: мысли от показа «Форсажа-7»
Фото: кадр фильма Furious 7, пр-во Universal
Седьмую часть эпопеи про высокофорсированных парней с огромными сами-знаете-чем вытягивают только шикарные панорамы Абу-Даби и крутые очки Курта Рассела. В остальном чувство меры, размера, вкуса и здравого смысла создателям отказало.

Отношение к франшизе «Форсаж» в автомобильном мире строго полярное: или «Вау! Это целая эпоха, он изменил мою жизнь», или «Пффф». Да, людям, воспитанным, например, на дуэли Сенны и Проста (или Хаккинена и Шумахера) трудно всерьез воспринимать эстетику и механику «Быстрых и яростных». Ее вообще трудно всерьез воспринимать, если тебе больше 15 и ты уже знаешь, какой стороной нужно держать бритву и что это за «такие дни» у твоей подружки.

Поэтому весьма резкий маневр, который сделала серия в 4-й части, заслуживает уважения: из фильма о малолетних дурачках на попугайски раскрашенных «тачках» «Форсаж» стал маскулинным боевиком с переизбытком тестостероново-топливной смеси в цилиндрах.

С четвертого по седьмой фильмы «стритрейсинга» становилось все меньше, бицепсов и задниц все больше, пока к финальной серии франшиза окончательно не превратилась в вакханалию бицепсов и сисек, снятых дергающейся камерой под r’n’b-напевы и неполиткорректные шутки. Круто? О да!

Седьмой «Форсаж» явно не станет новой вехой в жанре экшен, но квинтэссенцией этого жанра — вполне. Здесь телами друг друга взрывают машины, кулаками пробивают бетон, головой — железо, от бедра шмаляют из минигана, зубами ловят ракеты, пальцами ног отправляют в нокаут, а движением ресниц сносят головы. А машины все меньше ездят — летают. Законы физики? Ищите в учебнике за 7-й класс — они все там.

В этом плане «Форсаж» напоминает очередную серию «Трансформеров». И не только: уровень диалогов, мотивации, общая детсадовость происходящего — на том же, что у Михаила Бэя, уровне.

И это лучшая похвала, кстати: при всех своих очевидных недостатках Майкл Б. с режиссерского мостика снимает самые зрелищные киноаттракционы современности. Седьмой «Форсаж» старается не отставать, каждые три минуты экранного времени подкидывая тебе ураган красок, буйство глаз и половодье чувств. Тебе остается только вжаться в кресло, широко открыть глаза и временами улюлюкать.

Правда, как большими дозами даже вкусного алкоголя быстро убираешься, как от избытка тирамису появляется горькая отрыжка, так и буйство угара седьмого «Форсажа» в какой-то момент начинает притуплять внимание, под конец вызывая зевоту и отторжение: «Парни, хорош»! Верно подмечено в зале после сеанса: час экранного времени можно было смело вырезать.

Но настоящие проблемы у фильма начинаются тогда, когда герои убирают пистолеты в кобуры, выключают зажигание автомобиля, перестают махать руками и открывают рот. Оттуда несется такой поток пошлой банальщины, припавленный тривиальщиной, основанной на трюизмах и словоблудии — что лучше бы рот не открывался. Под конец даже от безобидного и родного слова «семья», вставляемого в каждый диалог к месту и не очень, начинается спазм и отторжение. Лучше бы при дубляже заменили на более подходящее по контексту «братва» — стало бы хоть чуточку лучше.

Все собравшиеся и актеры-то, прямо скажем, не самой драматической из школ, а когда им еще и приходится зачитывать скучные, но напыщенные сентенции и делать это где-то каждые 10 минут хронометража, становится даже не скучно — смертельно скучно.

Хорошо, что за смертельной скукой следует очередной набор сценок масштабом с Третью мировую. И еще лучше, если это будет сцена погони. Ибо автомобильные баталии постановщикам дались не в пример лучше, чем кулачные.

Есть ощущение, что их воплощением занимались две принципиально разные бригады: на погонях с перестрелками мы видим внятную каскадерскую игру, замешанную на избыточной поворачиваемости, да еще и снятую смачно и живописно.

Когда герои машут кулаками, у оператора начинается припадочная трясучка, а монтажер нарезает сцену строго крупными планами. Обилие трясучих крупных планов — это очень и очень плохо.

негативная подпись Личная обида: полностью слиты красивые женские поединки. За них в предыдущей серии стоило дать отдельного «Оскара», сейчас — по рукам.

А, да. Абу-Даби и Курт Рассел. Несмотря на вопиющий алогизм и бредовость, сцена с башнями Etihad — лучшее, что происходило с серией, за все 7 частей. Да и Курт еще тот! Его присутствие в фильме не оправдано ничем, кроме как желанием потрясти стариной и добавить к хронометражу 40 минут ничего не значащих сцен. Но трясет знатно и даже шутит смешно.

Еще в фильме много Джейсона Стэтема в роли Джейсона Стэтема, Дуэйна «Скалы» в роли Дуэйна «Скалы», Вина Дизеля в роли Вина Дизеля. И Пола Уокера, который погиб в ноябре 2013-го.

Главная интрига: как завершат фильм без его участия? Съемочная бригада брала большой тайм-аут, так как не могли решить: или переснимать уже готовые сцены с Уокером, или оставить как есть, а недостающее нарисовать путем CGI?

Я вижу в этом определенное лукавство. Ну, или торжество технологий XXI века. Откровенно доснятой и дорисованной выглядит только финальная пронзительная сцена. В остальных, как ни вглядывайся, на крупняках — Уокер! Прощание с ним в самом конце — то немногое, зачем стоит досидеть до финальных титров.

Вердикт: громкий и яркий аттракцион с избыточным хронометражом.

Расписание сеансов в кинотеатрах Череповца Вы можете посмотреть, перейдя по ссылке.