Поэты Череповца рассказали журналу "Глянец", каково творить в нашем городе

Поэты Череповца рассказали журналу «Глянец», каково творить в нашем городе

Фото: widefon.com
Раздел Отдых
31 мая 2016, 08:00
Рифмованное слово до сих пор будоражит людей, а сердце самой современной девушки можно растрогать парой лирических четверостиший. В очередях за собраниями сочинений поэтов уже не стоят и на их выступления не всегда ломятся, но стихи не забыты, ими обмениваются и изъясняются в социальных сетях.

Мы спросили лучших череповецких поэтов разного возраста и литературного стиля о том, каково творить в сегодняшнем Череповце, какую пользу приносят стихи поэту и читателю и как отличить поэта от стихоплета.

Виктор Кичкарев

Григорий был отъявленным красавцем-ловеласом,
Шутил с одними, обнимал других, а третьих жадно ел.
С разбегу к рыжим девушкам запрыгивал в окошки
И, заливаясь, чернооким феям серенады пел.

Без скромности, орёл в две дюжины талантов,
Мог, убегая от злодеев, Кремль перелететь.
Троился, при желании, легко в царёв экстравагантных.
Представьте, каждый клон его мог женщину иметь!

Увы, не робот, он влюблялся иногда, глотая
Наживку в виде глазок, сказок, романтичных слов.
И, вдохновясь, дарил счастливым музам золото, играя,
И музыку небес с поэзией лесов.

Не парадоксов друг, латентный праздник,
Культурный кот Мур-мур с потенцией слона,
Покуда с хладною главой — любимец и проказник,
С любовью в сердце — жизнь навеки продлена!

Виктор Кичкарев уже два десятка лет остается ярчайшим бриллиантом на поэтической сцене Череповца. Смешав фантазию и вычурность стихов Игоря Северянина с мощной актерской подачей Владимира Маяковского, громкий и незаурядный Виктор Кичкарев на своих выступлениях берет внимание зрителя в кулак и не отпускает до последней стихотворной буквы. Произведения Кичкарева на публику может читать только Кичкарев, в исполнении других они становятся пресной минералкой, из которой выпустили газ.

«От одного до ста лет включительно — таков возраст тех, кому нравится моя поэзия», — нескромно и несколько самоуверенно, как и положено всем «маяковским», утверждает он. «Мои читатели, как правило, оптимистичны, улыбчивы и интеллигентно романтичны, — говорит он. — Некоторых из них интересует помогающая в жизни мистика, а многие влюблены и потому не стареют душой».

Окрыленных любовью и не желающих стареть душой вокруг Виктора Кичкарева всегда много, от недостатка женского внимания он никогда не страдал. «Девушки и женщины чувствуют мою магическую связь с астралом и тонкими мирами, — заявляет он. — Быть может, не всем из них так уж нужны стихи, но им очень важно окунаться в мое литературное энергополе, получая заряды огненных эмоций, которые крайне необходимы в серой, будничной жизни. В обнимку с моей поэзией мир становится цветным и вкусным».

В этом мире Виктор Кичкарев и живет, утверждая, что поэтический дар и природный артистизм принесли ему множество пользы и спасут его в любой ситуации. «Мои оригинальные произведения всегда помогали мне продвинуться и преуспеть в жизни, — говорит обладатель Гран-при конкурса «Король поэтов», чьи стихи в разное время были опубликованы почти во всех поэтических сборниках Вологодской области. — Благодаря стихам я подружился с невероятнейшими людьми: волшебниками, миллионерами, артистами и пророками. Благодаря стихам я несколько раз получал творческие, креативные работы, в которых совершенствовался и преуспевал. Я выслушал сотни захватывающих жизненных историй от неординарных людей, впечатлившихся моими стихами». Свое первое стихотворение Виктор написал в 9 лет. Название помнит («Про силу и усталость»), а содержание забыл. Впрочем, об усталости он не вспоминает, он и сегодня пишет со скоростью один-два стиха в неделю.

Александр Якунов

Через два светофора на третий
будет красный на тридцать секунд.
Я успею глаза твои встретить.
И прижаться губами к виску.
А на стеклах морозная дымка,
уплывает куда-то тепло,
но нельзя так и мчаться в обнимку,
понадеясь на автопилот.
Волхованье машинного гула,
фонарей гипнотический взгляд.
Ты мне сердце свое протянула,
и спидометр бежит от нуля.
На дороге и в жизни беспечной
не реви, мой мотор, не реви.
Мы с тобой повстречались на встречной
В лобовой, беспощадной любви.

Пронзительный лирик, автор двух сборников и член Союза российских писателей Александр Якунов большую часть жизни провел в учебных заведениях. Сначала учился, потом преподавал. Неслучайно и первое стихотворение сочинил за партой — будучи первоклассником, стал рифмовать для увеселения соучеников. «Позднее стал придумывать стихотворные эпиграфы к своим сочинениям и подписывал их именами классиков, — рассказывает он. — Гугла тогда не было, и проверить было непросто».

Главной темой своего творчества Александр Якунов считает «любовь в провинциальном городе», ее по мере сил исследовал как теоретик и практик. Плодами изучения стали трое прекрасных детей и десятки, если не сотни стихов. Поэт уверен в том, что стихи действуют на современных девушек абсолютно так же, как и во времена Пушкина, и почти всякая разомлеет, если услышит посвященное ей стихотворение. Но сам Александр Якунов в этих целях свой дар не использовал, добивался расположения возлюбленных, как сам признается, «земными способами».

«Пишу для себя и близких, не подстраиваюсь ни под какие социальные заказы, — признается поэт. — В фестивалях и конкурсах обычно не участвую, считаю, что поэзия — не соревновательное дело». Поэта от стихоплета Александр отличает по степени самокритичности: поэт всегда сомневается в качестве стихов, в то время как стихоплета тянет выступить на публике. По его словам, стихи в последнее время сочиняются редко. Чаще всего первые или последние строки рождаются сами собой, после чего наступает процесс их проговаривания — к одним цепляются другие, потом появляются четверостишия и строфы.

А потом поэт ждет бессонной ночки для того, чтобы перенести строки из головы на бумагу и отшлифовать. Одним из последних творений Александра Якунова стал цикл «Женская анатомия», в котором он в присущем ему лирико-юмористическом стиле описал части тела слабого пола, сводящие с ума мужчин. Носик, глазки, ушки и другое-разное. «Да, я спортивна, я упруга. Но если б знал, охальник, ты, как много тратится досуга на эти дивные черты!» — пишет поэт. Угадайте, о чем?

Максим Приходский

Под ветрами грозовыми
Я танцую невпопад.
Постосеннее предзимье.
Хмурый снеголистопад.

Всё, что времени подвластно,
Смотрит с чистого листа.
Удивительная ясность.
Ледяная чистота.

На плече лежат кристаллы,
Под ногой хрустит листва —
Межсезонная усталость
Неземного существа.

Максим Приходский не только пишет хорошие стихи (и считается одним из лучших молодых поэтов Череповца), но и обладает внешностью настоящего поэта, что совпадает в одном человеке далеко не всегда. Благородное лицо, длинные волосы, длинные пальцы, худощавое телосложение… Вместе с тем образ поэта-ландыша к нему неприменим, он настоящий борец. С чем? С информацией, которая льется на современного человека потоками, оставляя его в недоумении и хаосе. «И это разочаровывает, парализует и убивает в человеке желание что-то делать. Человеческие чувства, мысли и фантазии в условиях неопределенности — вот о чем я пишу», — говорит он.

Впрочем, в своем первом стихотворением, написанном в 16 лет, Максим Приходский не с хаосом боролся, а чувства изливал. «Обстоятельства были самые банальные — первая любовь, — рассказывает он. — И это чувство побудило меня отразить свои переживания в слове. Это был тот возраст и то время, когда литература интересовала меня как предмет — просто сел и написал первое стихотворение. Причем на английском. А вскоре и второе, по-русски». С тем, что поэзию можно использовать как инструмент для покорения возлюбленной и привлечения внимания, Максим соглашается. Но с оговорками. «У современных девушек стихи пользуются немассовым спросом, — говорит он. — Хорошее творчество заслуженно вызывает уважение и желание узнать автора как человека. Вы можете заниматься балетом, файер-шоу или живописью, но если вы делаете это с интересом и самоотдачей, то найдутся люди, которые заинтересуются вами».

Первые годы, открыв в себе поэтический дар, сочинял много и часто, но с возрастом стал более избирателен и сдержан и сейчас уверен, что настоящие стихи рождаются с периодичностью раз в 1–2 месяца. «Что отличает поэта от других? Думаю, наблюдательность и живой ум, — считает Максим. — На мой взгляд, это и есть основа поэтического мастерства. А все остальное, например техника стихосложения, придет с литературным опытом». За 10 лет творческой жизни Максим Приходский издал два сборника стихов и книгу по стихосложению, в его активе масса региональных наград и медаль финалиста международного конкурса «Русский Still». «Но своими настоящими поэтическими достижениями я считаю несколько стихотворений, которые получились по-настоящему хорошими», — говорит он.

Александр Пошехонов

Я взял на рыбалку кота и собаку,
И удочки взял и крючки.
А кот и собака устроили драку
Почти что у самой реки.

Я их пожурил за возню необидно,
Чтоб рыбу в реке не спугнуть.
А кот и собака обиделись, видно,
Решили домой повернуть.

Я рыбы запас на четыре недели,
Хорош получился улов.
А кот и собака под лавкой сидели
И всё понимали без слов.

Александра Пошехонова, пожалуй самого известного в России череповецкого поэта, любят за естественность, простоту и не показную народность. Даже фамилия и та выдает местное происхождение — с рекой Шексной они одного корня. Более полувека Александр Пошехонов был городским поэтом, а в последние годы стал деревенским: три четверти года он живет в родном селе Доронино Череповецкого района, да и в холодные зимние месяцы навещает его еженедельно. В новых стихотворениях Пошехонова, написанных во время последнего деревенского сидения, каждое второе воспевает тихую затворническую жизнь вдалеке от скопления людей. «Разъехались ушлые дачники, сподручнее в городе жить, а мне, старожилу-собачнику, деревню зимой сторожить», — говорится в одном из его новых стихотворений. Впрочем, в Доронино он не отшельник, а начальник, точнее, официальный деревенский староста. И вообще большой человек. В домозеровской школе, что в нескольких километрах от Доронино, уже 10 лет работает музей Александра Пошехонова с четырьмя сотнями экспонатов. И сам поэт нередко забредает в него на прогулке, дабы почитать стихи.

«В городских условиях духовную умиротворенность найти сложно, почти невозможно, — говорит Пошехонов. — И тому, кто ее ищет, есть только два пути: либо в деревню, либо в монастырь. Я с деревней связи никогда не прерывал, вся жизнь моя была с ней связана. Пишется здесь хорошо, но я бы не сказал, что деревня как-то изменила мое магистральное направление творчества. Я стараюсь не злоупотреблять экспериментами, не затрагивать модных тем, которые чужды сердцу и разуму. Пишу по наитию, не подгоняю себя и не вымучиваю стихи, если сверху не снизошло, идея не возникла и мысль не созрела. Иногда неделями не прикасаюсь к тетрадному листу и ручке». Первое стихотворение он сочинил в 6 лет — написал вдруг рифмованную загадку про сметану.

Трудовая жизнь Александра Пошехонова прошла на металлургическом комбинате, работал составителем поездов в управлении железнодорожного транспорта. И он не скрывает, что многие годы стихи приходили во время работы. «Первые книги почти целиком написаны на производстве — на подножке вагона, в кабине тепловоза», — говорит он.

Антон Маневич

Фотоальбом на полке пылится.
Я вижу в нем наши счастливые лица.
Время ушло, улыбки остались!
На глянце бумаги они потерялись.

Фото — всего лишь секунда из жизни,
Своей и других, дальних и ближних,
Но стоит взглянуть, и перед глазами
Проносится вихрь воспоминаний!

Вот дом, где прошло беззаботное детство,
Вот парень знакомый, что жил по соседству,
Пути разошлись, мы не помним друг друга,
Но снимок хранит образ первого друга.

Вот юность, которую мы не ценили,
О чем-то мечтали, любили, спешили,
Затихла и как-то ушла незаметно,
Оставив заботы и зрелость в наследство.

Основатель и лидер известной череповецкой рок­­­­-группы «ТакиHARDия» Антон Маневич в своем коллективе отвечает за тексты, музыку и соло-гитару. Понимая, что за оглушающей громкостью рок-металла поэтические нюансы могут ускользнуть от слушателя, Антон тем не менее поэтического уровня своих текстов не снижает, работает над ними тщательно и подолгу.

Гитара всегда была его соавтором. Антон рассказал о том, что к сочинительству его толкнули почти 10 лет назад песни Виктора Цоя и приобретенная акустическая гитара. «На первых порах выходило нескладно, но начало было положено, — говорит он. — Для меня в приоритете всегда было написание текстов и музыки для группы, а стихи периодически пишу, если что-то созревает». Приоритет понятен. По словам Антона, к «голым» стихам внимания и интереса меньше, чем к положенным на музыку. Концерты «ТакиHARDии» собирают изрядную аудиторию (группа побеждала в фестивале «Прыжок выше головы», выступала с такими группами, как «Слот» и «Louna», а также на разогреве у экс-солиста «Арии» Артура Беркута), и девушек среди его фанатов едва ли не большинство. «Да, девушки проявляют определенный интерес, — говорит он. — Кроме того, появляются люди, с которыми можно поговорить о музыке, гитарах, выступлениях и т. д.».

Свою песенную поэзию Антон Маневич условно делит на две категории — мифологическую и внезапную. Многие песни «ТакиHARDии» представляют собой переложение мифов и легенд древнего мира, а потому, желая написать о древнегреческой прорицательнице Кассандре или римских гладиаторах, он окунается в изучение исторического вопроса. Пускай на концертах «ТакиHARDии» историков пока не замечали, но Антону важно передать исторические реалии. «Другая категория — это те песни, которые идут от души, — рассказывает он. — Внезапно в голову приходят какие-то слова, и песня рождается будто и без моего участия… Только успевай записывать. Иногда сначала появляется какая-то музыка, просто гитарный рифф, и он толкает меня на написание текста, иногда наоборот. По-разному бывает».

Текст: Сергей Виноградов. Фото: из архивов героев