Раздел Закон
17 февраля 2016, 12:25

«Запрещать и блокировать ничего нельзя»: глава Роскомнадзора — об анонимайзерах, мессенджерах и ИГИЛ

«Запрещать и блокировать ничего нельзя»: глава Роскомнадзора — об анонимайзерах, мессенджерах и ИГИЛ
Фото: rkn.gov.ru
Александр Жаров объяснил, как государство намерено контролировать общение россиян в интернете, что будет требовать от руководства соцсетей и как правильно называть террористов.

Глава Роскомнадзора Александр Жаров в интервью «Российской газете» заявил, что запрещать работу мессенджеров нельзя, однако нужно отладить регулирование их деятельности и предотвращать бесконтрольное распространение массовой информации.

Александр Жаров, глава Роскомнадзора:

— Я считаю, что запрещать ничего нельзя. Что такое мессенджеры? ОTT-сервисы, то есть они работают «поверх» инфраструктуры операторов связи, оverthetop, предоставляя аналогичные услуги — обмен данными, голосовые звонки и т.д. По сути они являются аналогами мобильных операторов связи, но работают по новой технологии распространения информации. Запретить их — все равно что на кипящий котел заклепки пытаться поставить: вода все равно вырвется наружу.

По словам министра, сейчас эксперты Медиакоммуникационного союза, других профессиональных сообществ и операторов связи разрабатывают предложения по регулированию мессенджеров.

Роскомнадзор также считает бессмысленной блокировку анонимайзеров и намерен договориться с их создателями, чтобы они самостоятельно удаляли из своего трафика запрещенную информацию.

Александр Жаров:

— Мы сейчас хотим установить контакт с их создателями. И вместе с правоохранительными органами хотим сделать им предложение. Если они работают в легальном секторе экономики, зарабатывают деньги, шифруют и защищают таким образом коммерческую информацию (например, для банков) — почему бы им самим не фильтровать свой трафик, удаляя из него запрещенную информацию?

Роскомнадзор намерен постепенно добиться полного исполнения законодательства о защите персональных данных россиян от иностранных компаний и соцсетей вне зависимости от того, есть ли у них юридические представительства в России.

Александр Жаров:

— Мы считаем, что набор тех данных, которые требуют в своих пользовательских соглашениях и Twitter, и Facebook, позволяет идентифицировать человека и по нашему закону попадают под определение персональных данных. Я написал очередное письмо в компанию Twitter с просьбой подтвердить или опровергнуть информацию о том, что они намерены соблюдать закон о локализации персональных данных в России. Никто их не обязывает на это письмо отвечать. Но мы рано или поздно, в этом или в следующем году, но проверим, исполняют они закон или нет. Если возникнет экстренная ситуация, мы можем и внеплановую проверку провести.

Глава ведомства объяснил лексическое значение словосочетания «Исламское государство» (террористическая организация запрещена в России).

Александр Жаров:

— «Исламское» — то есть ассоциирующееся с традиционной и массовой религией. По своей сути традиционный ислам абсолютно миролюбив и никакого отношения к терроризму не имеет. Второе слово — «государство» — еще один якорь. На самом деле группа террористов захватила определенную территорию и называет себя государством. Но неискушенный человек может попасть под влияние пропагандистов, которые прекрасно знают, как вовлекать людей в «секту».

По его мнению, правильно называть и писать ИГИЛ арабской аббревиатурой ДАИШ, которая не ассоциируется с государством и не отсылает к традиционной и массовой религии.