Раздел Общество
4 сентября 2013, 09:00

Василий Поляков, генеральный директор ООО «Черный кот»: «Я бываю жестким, но иначе нельзя»

Василий Поляков, генеральный директор ООО "Черный кот": "Я бываю жестким, но иначе нельзя"
Фото: Анастасия Капустина, Дмитрий Александров
О Василии Полякове, генеральном директоре сети магазинов «Черный кот», в Череповце знают все: его магазины бытовой химии одни из самых популярных среди народа. Но мало кто из череповчан может утверждать, что хорошо знаком с Василием Поляковым: сам Черный кот абсолютно не публичный человек. Несмотря на это, он может претендовать на вхождение в десятку самых богатых предпринимателей не только Череповца, но и Вологодчины.

Сегодня Василий Поляков откровенно рассказал «Глянцу» о своей личной жизни: как удалось ему из тренера по легкой атлетике превратиться в успешного бизнесмена, о своих детях, любимой женщине и их свадебном путешествии в Испанию в июне этого года.

О переезде в Череповец

— Я переехал из Новосибирска в Череповец в 1983 году. А мотивом для переезда стала вот какая ситуация. В Новосибирске в то время у меня была группа ребят, юношей и девушек, которых я активно тренировал. И у нас были хорошие результаты. Это многим не нравилось, особенно корифеям новосибирской легкой атлетики. В их числе были заслуженные тренеры России и Союза. Так вот, однажды мой новосибирский коллега, заслуженный тренер Союза Виктор Швецов на страницах СМИ проехался по моей персоне, мол, Поляков неправильно тренирует. Конечно, не обходилось без ошибок, но я хорошо тренировал! У нас было много рекордов. И так сложилось, что приехал я на чемпионат России и встретился там с Алексеем Акишиным, который в то время работал тренером. Мы были знакомы с ним с 1979 года. При встрече он мне и говорит: «Что там, в Новосибирске, про тебя пишут всякую ерунду, давай переезжай к нам». Тогда я ничего не ответил, но приглашение запомнил. Спустя некоторое время, возвращаясь с соревнований из Таллина, я решил заехать в Череповец. И мне здесь понравилось — наверное, дым с завода в тот день шел в другую сторону. Мне понравились стадион, дорожка, а самое главное — отношение руководителей к спорту, в частности то, как вел дела Василий Иванов, возглавлявший в те времена спортивный клуб «Шексна». Переговорив здесь с руководством, я дал добро, и вскоре мы с женой и тремя детьми переехали в Череповец.

О спортсменах и тренерской работе

— Самая именитая из моих воспитанников — Надежда Ряшкина, ставшая чемпионкой мира в ходьбе на 10 километров. Кстати, этот рекорд, установленный ею в Сиэтле (США), до сих пор никем не превзойден. Иногда мы созваниваемся, поздравляем друг друга с днем рождения. А так я своих спортсменов вижу редко, у каждого теперь своя жизнь. Скажу откровенно, что такого, как в спорте, в бизнесе, конечно, нет. Там у тебя, например, стоит задача — подготовиться к чемпионату Европы. И ты настолько настраиваешься на результат, на цель, которую наметил, что будь здоров — даже крыша едет... Только за массажным столом я проводил до 11 часов в неделю. Настолько настраиваешься на спортсмена, что начинаешь чувствовать его уже на каком-то запредельном уровне. «Поправилась на 200 грамм», — говорил я. Встает на весы — 150. Там еще что — все время конкуренты… Если мой подопечный выиграл, то после этого недели две делать ничего не хочется. А вот если проигрываешь, то потом даешь ярости выше крыши. В бизнесе другое, хотя со спортом много общего.

О бизнесе и азарте

— Я ушел из спорта, потому что там зарплаты были мизерные. Ушел в бизнес. Вначале меня гнала тревога из-за того, что у меня ничего нет, кроме троих детей, которых надо было поднимать. Я много работал… Уезжал в Польшу на заработки на две недели, а возвращался через два месяца. Потом начал заниматься розницей, и все равно эта тревога была, но появился азарт. И конечно, важно было заработать денег. Деньги — это инструмент и, по сути, это результат. Это как в спорте, ты добился или не добился. Сами по себе они ну есть и есть, а вот как результат, как мерило твоей деятельности это определенно интересно. Это не жадность — это другое… Я вот говорю иногда кому-нибудь из своих работников: «Скажи, поднимешь на дороге 50 копеек?» Ну что ты, никогда, говорят мне. А я подниму, потому что это деньги, а деньги — это инструмент. Мной движет азарт… Еще мне интересно, что здесь я постоянно вынужден решать задачи. За 17 с половиной лет, пока существует компания, у меня не повторялся ни один год. Я начинал с магазинчиков в 4 метра. Потом я радовался, когда открыл магазины по 50 метров, потом ввел первое самообслуживание. Потом я понял, что необходимо продавать не только бытовую химию, но и трикотаж и продукты. У меня с азартом и сейчас все нормально, но той ярости, которая была в самом начале, наверное, уже нет. Это первое. И второе… Вот, например, мы построили в Коноше Архангельской области магазин, мне приятно. Построили в Бабаеве, в Устюжне — тоже хорошо. Это вызывает чувство удовлетворения и гордости. И мы еще построим в Тарноге. Но это уже идет по наработанной схеме… Конечно, нервничаешь, психуешь, графики смотришь… Но сказать, что у меня есть цель построить триста магазинов, нельзя, такого нет. Зачем?

Об уверенности в завтрашнем дне

— У меня нет уверенности в завтрашнем дне. В отличие от прошлых времен. Недавно смотрел передачу про малый бизнес. Вот сидят в кабинетах депутаты — ведь они не понимают ничего. Я могу сказать: мне удалось поднять этот бизнес только потому, что у наших правителей хватило ума ввести такую систему налогообложения, как вмененный налог, а у меня хватило ума воспользоваться этим. У нас кто только не занимался оптом, у нас все занимались оптом, но не всем удавалось… Я понимал, что рано или поздно сюда придут московские и питерские компании. Я все это предвидел. И стал открывать магазины в районных центрах: Кадуй, Коротово, Бабаево, Тихвин, Пикалево, Бокситогорск. Я ушел туда, когда там еще не было «Магнитов». Это сейчас они появились. Но хорошо, что я воспользовался представившейся возможностью. Сработать так в другой системе налогообложения мне бы не удалось. Я до сих пор не могу понять, почему малому бизнесу установили ограничение в 150 метров на торговую площадь. А если я хочу заплатить за 500 «квадратов»? И не могу понять, почему я должен заплатить то, то и то — и в итоге у меня ничего не остается. Я никогда ничего не кроил. Понимаешь, в чем еще соль? Слушаешь этих ребят, они говорят, деньги уходят из России. Да, уходят. Я знаю предпринимателей, которые просто выводят деньги в Хорватию, Болгарию, Испанию. А почему выводят? А я скажу… Потому что здесь, в России, они не уверены в завтрашнем дне.

О богатстве и роскоши

— Я могу назвать себя богатым человеком. Мне ужасно не нравится слово «хозяин», наверное, потому, что я из тех, старых, времен. У меня хороший коттедж за Шексной и загородный дом на берегу Рыбинского водохранилища. Он выглядит гораздо интереснее по сравнению с тем домом, который у меня в городе. Наверное, его можно назвать домом моей мечты. Я туда очень люблю ездить, можно сказать, что я там живу. У меня там лодка, катамаран и свой маленький тренажерный зал. Я понял, что хочу жить в своем доме, еще в 90-х годах, когда ездил по Европе и смотрел, как, например, живут скандинавы. Около дома я построил базу отдыха с гостиницей, с рестораном, с катамаранами и лодками для своих работников. Все это для того, чтобы они могли приехать с детьми и родственниками и отдохнуть там. Сказать, что у меня еще что-то есть… да, есть. Чтобы я как-то роскошно одевался или дорого питался — нет, этого у меня нет. Я люблю ездить в другие страны отдыхать. Вот сейчас, например, поеду в Испанию, просто покататься по Европе. Но это не более недели. А насчет роскоши… Я спокойно к этому отношусь. Яхты у меня нет, есть машина джип. Почему джип? Да потому что в наших краях на простой машине не покатаешься. Я бы на «Ниве» ездил, если бы она была хорошая. Когда начинал бизнес, такая у меня была: в ней зимой холодно, летом — жарко, она орет... Мне важно, чтобы был комфорт в машине. И это главное. А покупать что-то из-за шика — этого я не делаю, и номера не делаю блатные.

О своем таланте и манере руководить

— У меня есть такая особенность — я всегда ищу варианты. Есть проблема, и я начинаю перебирать варианты; ты включаешься и ищешь решение. Может, это одна из важных черт. Потом ты начинаешь претворять их в жизнь. Я интересуюсь видением других людей и все это анализирую. Для меня очень важно мнение наших работников. Не люблю, когда ко мне приходят и говорят: «Василий Павлович, у меня проблема, что делать?» Отвечаю: застрелиться. Возьми бумагу, посиди, подумай и предложи хотя бы что-то. И приди с одним или двумя решениями… Из-за такой манеры реагировать меня побаиваются. Да, я бываю жестким. Но здесь иначе никак нельзя. Я даю возможность зарабатывать. Я ужасно не люблю такие вещи, как ставки. Может быть, поэтому уровень вознаграждения у разных работников в компании отличается в разы. И я это не скрываю.

О долгах и чувстве ответственности

— Я работаю без долгов. У меня сгорел склад на улице Красной — подозреваю, что его подожгли, но суть в том, что он сгорел. Я там потерял 60 млн рублей, 28 из них мне вернули. Чтобы купить новый склад, на Чкалова, я взял кредит в банке, и мой долг доходил до 100 млн рублей. Вот это да… Еще я перестраивал этот склад, поскольку это был один из заводских цехов. Мы его запустили через два с половиной месяца после покупки, вот это было напряженно. В то время я просыпался в четыре утра и думал об всем, что с этим связано. Сейчас у меня нет ни кредитов, ни долгов. Все это я очень не люблю. То, что за мной стоят полторы тысячи людей, — я отдаю себе в этом отчет, но особых переживаний по этому поводу не испытываю. Потому что я даю людям возможность хорошо зарабатывать, у меня очень высокие зарплаты. Я говорю людям прямо: самое плохое будет, когда мне будет все равно, что происходит. А сейчас мне не все равно. И постоянно напоминаю им: «Думайте». Мне кажется, что ребята, которые работают у меня, понимают мое значение. В принципе, я на сегодняшний день являюсь гарантом их финансовой безопасности.

О женщинах

— Скажу откровенно: с супругой я развелся. Мы расстались цивилизованно. В начале июня я снова женился, у меня женщина, и к своим детям прибавилось еще двое ее детей. Если раньше в выходные я уезжал по делам, то сейчас, когда приходит пятница, я остаюсь дома, и мне — хорошо. Мне комфортно. Так, как эту женщину, я никогда никого не любил, поэтому скажу откровенно, нам хорошо вдвоем. К этому шагу мы шли давно. У обоих были семьи, но я считаю, что мы все сделали правильно. Она очень обеспечена. Здесь другое, вот и все… После свадьбы мы хотим уехать на неделю в Испанию, в качестве свадебного путешествия.

О детях

— Своих детей у меня пятеро. Все взрослые, за исключением одной дочери. Первая, Елена, кандидат медицинских наук, замужем за аргентинцем. Второй — сын Иван, руководит магазином в Белозерске, потом дочь Катя и еще сын Михаил. Их мы отправляли учиться в Англию. Там они получили образование и вернулись. Дочь сейчас в Питере, сын в Новосибирске. Младшей дочери Дашеньке — она от другой женщины — сейчас четыре с половиной года. У моей новой жены Екатерины двое детей, два мальчика, одному три с половиной года, другой в этом году пойдет в школу. Теперь это и мои дети. Целая Санта-Барбара… Я вкладывал в старших детей силы, дал возможность получить хорошее образование за рубежом. Но маленькая трагедия заключается в том, что я думал, что они останутся со мной в бизнесе, а этого, к сожалению, не произошло. И это меня печалит. Скажу откровенно, сейчас я бы я не стал отправлять детей учиться в Англию. Ребята, находясь там с 13 до 20 лет, отвыкают от России, и им уже не столь интересно возвращаться сюда. Я жалею, что они не пошли в мои «университеты», которые есть у меня на предприятии. Тут люди приходят с красными дипломами, но продолжают учиться. У нас подобралась хорошая команда, на них я спокойно могу оставить фирму. Но это не мои дети, моих детей в бизнесе нет — вот это беда. Такого контакта у меня с ними нет, тем более после развода с их матерью, несмотря на то, что мы разошлись цивилизованно.

О путешествиях

— В прошлом году я был на Кубе, был в Болгарии, в Эмиратах, но больше всего мне нравится Испания. Там сейчас безработица, там есть интересные варианты коммерческой недвижимости. Недавно мне предложили купить 200 га земли в 240 км от Мадрида. На этой земле 110 га виноградников и классный винодельческий завод. Я скажу, что это очень интересно. У хозяина виноградников и завода большой кредит, и, по сути, он строитель, а не торговый работник. Ему никак не удается выйти на рынок со своей продукцией, хотя он может выпускать до 9 млн бутылок вина в год. Я бы справился, но для этого надо уезжать из России.

Снова – о бизнесе

— Если за бизнесом не смотреть, то он начнет разваливаться. В этом отнрошении в бизнесе как в спорте: тренироваться не будешь — все проиграешь. Или надо так: посадил здесь управляющего, а сам отсюда уезжаешь. Но насколько это будет жизнеспособно? О развитии забудьте… Я еще не готов отдыхать по-настоящему, так, чтобы вообще ничего не делать.
Стал бы я создавать бизнес, если бы этот вопрос пришлось снова решать? Я бы и сейчас занялся бизнесом, если бы пришлось начинать сначала. Я бы посражался с такой компанией, как «Черный кот». В целом сейчас очень важно понимать, куда идет страна, нужно искать варианты страховки. Это очень важно.

О счастье

— Я не люблю это слово. И у меня такое ощущение, что если я сейчас скажу, что я счастлив, то сразу что-то изменится. То, чем я занимаюсь, мне нравится, но иногда все надоедает. Меня огорчает, что я мало времени уделяю детям. Я в этой жизни стараюсь никого не подставлять, ни партнеров, ни женщин. А уж если так случается, что я с женщиной расстаюсь, то полностью ее обеспечиваю.

Текст: Елена Боронина
Фото: Анастасия Капустина, Дмитрий Александров

Фото: Анастасия Капустина, Дмитрий Александров