Раздел Общество
12 декабря 2013, 17:00

Покоритель Килиманджаро из Вологды: «Человеку нужны трудности»

Покоритель Килиманджаро из Вологды: «Человеку нужны трудности»
Почему нынешние школьники разочаруют родителей, а система образования, не помогает сделать их самостоятельными людьми? Альпинист и тренер по спортивному туризму Николай Ваточкин уверен что практически каждому ребёнку необходима порция «экстрима» - чтобы дать ему возможность окрепнуть психологически и сформировать элементарные бытовые навыки. Однако сегодня обучение альпинизму - прерогатива дополнительного образования, а потому у детей уйма трудностей, и их наставникам портят жизнь нынешние бюрократы.

Заработок по-африкански

- Николай, на прошлой неделе вы с командой вернулись Вологду из африканской Танзании, покорив легендарную Килиманджаро высотой почти 6 километров. Это четвёртая гора из семи пиков разных континентов, которые вы задумали покорить. Расскажите о самых ярких впечатлениях от проекта «Семь вершин - регион 35».

- С точки зрения альпинизма некоторые вершины, может быть, не настолько сложны. Но проект великолепен тем, что знакомит со всеми континентами, с их обычаями и культурой. Чем запомнилась Африка, так это контрастами. Там всё существует как бы параллельно. Хорошие дороги, без ям и выбоин. По ним ездят современные машины, а рядом с дорогой живут племена массаи - с копьями, в хижинах из банановых листьев, обмазанных глиной. Чем ещё отличается Африка? Местные поджарые, красивые. Когда мы были на Аляске, ходили на гору Мак-Кинли, обратили внимание, что там много тучных людей - видимо, фастфуд добил окончательно.

В Танзании интересно и то, как жители относятся к горе Килиманджаро. Это действительно их национальное богатство, но при этом ещё и средство заработка. Самостоятельно совершить восхождение почти невозможно - надо утрясти кучу формальностей и заплатить кучу денег. Поэтому мы впервые в истории наших путешествий шли как настоящие иностранные туристы - с проводником, носильщиками и поваром.

- Если не секрет, кто финансирует ваши поездки?

- Мы всегда ходили сами. По чуть-чуть, символически, помогали те, кто раньше занимался туризмом и знал нас лично. Но после восхождения на Аконкагуа в Аргентине нас включили в грант. Поэтому на каждой вершине устанавливаем флаги РГО и нашей области. Очень приятно это делать.

Преодолеть себя

- Были ли мысли как-то задокументировать путешествия?

- Всё может быть. Лично для меня важен интерес обычных людей - может, кого-то мы подвигнем сняться с места и тоже пойти в путешествие? Работая в центре туризма с детьми, я постоянно этим и занимаюсь. С ребятами мы ходили на Урал, на Кольский полуостров, в Карелию. Считаю, что такой опыт для ребёнка не менее важен, чем знание математики, физики и литературы.

- В таком случае, есть смысл пояснить, чем он важен?

- Человеку надо учиться как-то перешагивать через себя, преодолевать трудности. Пусть на первых порах это контролирует наставник, но ребёнок учится делать всё самостоятельно, не по указкам и подсказкам. Кто справился, те, по моим личным наблюдениям, вырастают хорошими людьми. Человека надо отрывать от компьютера, электронной информации у нас уже переизбыток. С чем никогда не соглашусь, так это с идеей в сфере дополнительного образования отвести большую часть времени на «планшетный туризм», вести экскурсии в электронном виде. Это удобно, безопасно, но лично мне кажется полнейшим бредом!

- Однако у электронных экскурсий, как вы сказали, всё же есть одно достоинство - безопасность. Что может предложить детям взамен реальный туризм?

- Первое - это нормальное общение в коллективе. Второе -ребёнок элементарно окрепнет физически, а испытав какие-то трудности, он и психологически станет более защищённым. Плюс комплекс элементарных бытовых навыков, дети в походах учатся, как обслужить себя - выловить рыбу, развести огонь... Кроме того, у нас в образовании много женщин, а детям все-таки нужна «мужская рука», общение на равных со взрослыми мужчинами, когда они видят, что все плывём в одной и той же лодке и едим из одного котелка.

- Пригодились ли вашим воспитанникам эти умения в обычной жизни?

- Например, ребятам, по их собственным отзывам, гораздо проще служить в армии. Они готовы физически, готовы к бытовым неудобствам, умеют сглаживать конфликтные ситуации. Правда, не готовы к маразму, который там существует, но в целом им значительно проще. А в последнее время, как я заметил, альпинизм даёт и неплохую профессию. Мы сами занимаемся промышленным альпинизмом, и многие наши, так сказать, конкуренты сейчас - это наши же воспитанники. Плохо только, что они вряд ли уже передадут свой опыт другим. С нынешним уровнем зарплат им в допобразование идти неинтересно.

Экономия ни при чём?

- Самостоятельную станцию туристов, которая существовала в Вологде 70 лет, два месяца назад ликвидировали, присоединив к региональному центру до-побразования. Как это скажется на вашей работе?

- Это просто беда. Причём не только у нас, но и по всей стране идет такая тенденция - соединять, укрупнять... Я всегда считал, что нельзя скрещивать ежа с ужом. Объединение в глобальные центры приводит к тому, что сам ребёнок уходит из системы. Всё поглотили бумаги и отчёты и передача их в вышестоящие структуры. И очень бесит эта якобы забота со стороны контролирующих органов. Если строго следовать инструкциям, невозможно провести ни один лагерь, ни одну экспедицию, ни один поход - всё идет на грани каких-то надуманных нарушений. И главное, вся деятельность этих контор - не для того, чтобы ребёнку или кому-то ещё стало лучше. Она направлена на то, чтобы оправдать свою работу. Было бы неплохо, если бы все эти люди просто сидели и получали зарплату, но не работали и не мешали!

- Что касается открытия единого центра - резон, вроде бы, был в том, чтобы сэкономить деньги из-за бюджетного кризиса?

- Мне кажется, это не с экономикой связано. Были гораздо более сложные годы - 90-е, например, но всё работало. Сама станция появилась в 1943 году. Это, наверно, тоже не самое простое было время. А вложений, наоборот, теперь потребуется больше. Новые кабинеты, новая отделка, крышу только сейчас начали ремонтировать - на ней деревья растут. Само здание огромное по сравнению с нашей станцией. Сколько на него той же электроэнергии уйдет... Я считаю, что всё это не имеет никакого экономического обоснования.

Зато появилась новая мода - перекидывать дополнительное образование на школы. Нам говорят, мол, не беспокойтесь, вам даже работать не надо, главное - пишите программы. А потом учитель, я так понимаю, эту программу прочитает, и его озарит - начнёт водить детей в походы, что-то мастерить с ними, вышивать, готовить...

Но для начала учитель должен сам уметь хорошо это делать. Это во-первых. Во-вторых, ему вообще-то тоже нужен отдых и свободное время. В-третьих, надо учитывать интересы ребенка! Секции, кружки - это отдушины, где даже не самые лучшие ученики могли почувствовать себя мастерами, спортсменами, вожаками. Так что, узкие специалисты в допобразовании однозначно нужны. Как в медицине - мы ведь не идём к терапевту или лору, когда надо вырезать аппендикс!

- Вы говорите, что контролирующие органы вам мешают. Можете привести примеры из практики?

- Очень показательный случай был в прошлом году в Кириллове. Приехала на соревнования команда из Харовска, выступила, а тут ударили морозы, метель, на дороге гололёд. И им запретили выезд, потому что дорога небезопасна. Все понимаю, но куда деть детей, где они будут жить, что кушать? И как насчёт того, чтобы вызвать машину сопровождения ГИБДД? Никого не интересует - не положено, и всё. Три часа согласовывали с администрацией разрешение на выезд.

Ещё примеры. Я работаю параллельно начальником детского лагеря «Хрустальный горизонт». Так вот, по инструкции в лагере нельзя жить, если среднесуточная температура - ниже + 15 градусов. Просто нельзя - идите, куда хотите! Вот и вся «забота о детях». С туристами мы не можем тренироваться на реке Вологде, на её склонах, потому что эти места не сертифицированы. Кем, зачем, почему? Если мы занимаемся греблей на байдарках, то должны у самой речки разрешения попросить, что ли? Причём, если ты всё-таки проведешь тренировку, моментально появятся какие-то люди с жалобами, и мне иногда кажется, что пишут эти жалобы те же, кто их потом разбирает.

- Не появилась ли мысль сделать что-то своё?

- Скажем так: если я захочу провести соревнования по туризму, я их проведу. Есть люди, есть команда. Угрозы увольнения на нас не действуют - за счёт промышленного альпинизма мы имеем возможность неплохо зарабатывать. А работа с детьми - это, по сути, не ради денег. Были мысли создать что-то вроде самостоятельной федерации - поживём, увидим.

Олег Нечаев

ДОСЬЕ

Николай ВАТОЧКИН родился в 1963 году в поселке Вожега. Выпускник физико-математического факультета ВГПУ, трудился в школе по специальности, с 1982 года занимается спортивным туризмом. В конце 80-х - начале 90-х стал промышленным альпинистом, начал работать тренером на станции юных туристов Вологды. Сейчас заведует отделом спортивного туризма регионального ЦДО. Мастер спорта, «снежный барс» - неофициальный титул за покорение всех гор-семитысячников бывшего СССР. Вместе с давними соратниками Алексеем Колобовым и Дмитрием Беляевым участвует в проекте «Семь вершин - регион 35» - альпинисты восходят на самые высокие пики каждого из мировых континентов.