Раздел Общество
11 апреля 2014, 09:00

Александр Соловьев, генеральный директор «Авторадио Череповец»: «Я человек неугомонный»

Александр Соловьев, генеральный директор «Авторадио Череповец»: «Я человек неугомонный»
Судьба генерального директора ТК «Русский Север» Александра Соловьева — история человека, который все время находится в творческом поиске. Причем потенциал у Александра Валентиновича такой, что за свою жизнь он смог реализовать себя в разных ролях: музыканта, режиссера театра и массовых зрелищ, руководителя медиахолдинга, организатора крупных социальных проектов. Накануне 50-летнего юбилея, который наш герой отметит 14 апреля, Александр Соловьев рассказал о своем истинном призвании, о чем он жалеет и мечтает, к чему шел долгое время и теперь решился.

Досье:
Александр Соловьев заявил о себе еще в 90-х годах, когда стал лидером рок-группы «Казанова», которая выступала даже на фестивале «Шлягер 91» и концертах «Голубого огонька». В 90-х стал организатором и руководителем дискотеки «Кафедра-Хит» в череповецком городском ДК — первой дискотеки в Вологодской области. В 96–м году возглавил «Радио-102» и через пять лет телеканал «Провинция».

Является учредителем и организатором нескольких социальных проектов: «Народная премия «Провинция» (Череповец), «Открытое сердце» (Вологда), «Снегурочка года».

В настоящее время генеральный директор телекомпании «Русский Север» и «Авторадио Череповец».

Человек-ПРОЕКТ

— Александр, если утро началось неудачно, что делаете?

— Могу уйти в себя, но не слишком глубоко. Молчу. Пытаюсь скорее выйти на воздух. Прихожу на работу и становлюсь другим человеком, максимально сдержанным, и стараюсь быстрее заняться любимым делом.

— Я вас видела в разных ипостасях: музыканта, режиссера-постановщика, руководителя. Что для вас самое любимое? Чем вам больше всего нравится заниматься?

— Все, чем я занимался с середины 80-х годов, делаю с удовольствием. Это касается не только СМИ. Это и тот период, когда я работал худруком в 34-м училище, а потом руководителем и ведущим популярнейшей в то время в Череповце дискотеки «Кафедра». Позже был режиссером в ДК «Аммофос». Помню, как я получил свое первое высшее образование и поставил спектакль-сказку «Бесконечная история» с количеством исполнителей более 200 человек, с гигантскими декорациями и классной музыкой. Некоторые вспоминают его до сих пор, и мне очень приятно.

Но до того как я стал заниматься творчеством, успел поработать слесарем машин по разрыву металлов в центральной лаборатории меткомбината, куда был принят сразу после службы в армии. Это была работа от звонка до звонка. Я так же, как и некоторые мои молодые коллеги, стремился по несколько раз за смену попить чайку, вовремя сбегать на обед, выискивая свободную минутку, с большим удовольствием ходил на собрания и летучки коллектива во время рабочего дня.

Это время для меня было крайне монотонным и мучительным. Поэтому, как только появилось приглашение на должность художественного руководителя в ПТУ № 34, я немедленно его принял. Именно с этого периода началась моя любовь к работе. Все, что связано с творчеством, в любой сфере, мне было интересно.

Рок-группа «Казанова». Александр Соловьев — четвертый слева

— Александр, в чем все-таки ваше призвание?

— Я все время искал что-то новое и продолжаю это делать сейчас. Я человек неугомонный. Наверное, когда говорят «человек-проект» — это и про меня. Создавая что-то новое, будь то телевизионный или какой-то другой проект, я, увлекаясь им, а затем воплощая его, совсем скоро в нем уже не нахожусь. Передаю его в «хорошие руки» и пытаюсь идти дальше. Я не могу замыкаться в чем-то одном. Я все время перехожу в какие-то новые измерения, загораюсь и создаю какие-то творческие истории, а вместе с ними, конечно, появляются новые заботы. Все это мне помогает быть в постоянном тонусе.

Я до сих пор продолжаю искать. Недавно понял, что хочу получить еще одно образование. У меня есть первое, режиссерское в Ленинградском институте культуры, и второе — факультет экономики и менеджмента СМИ в МГУ. Сейчас я готов был пойти продолжать учиться вновь. Решил набраться опыта во ВГИКе, где Владимир Меньшов набирал курс. И что же? По годам уже не подхожу! Это великое для меня было потрясение! И все же мне удается довольно часто выезжать, в павильоны «Мосфильма» например. Удалось побывать на многодневной практике в компании «Амедиа» (СТС), где мы учились вместе с моим коллегой — оператором Сережей Сарповым.

Мечтаю попасть на съемочную площадку Никиты Михалкова, надеюсь, что такой шанс представится. Мне бесконечно интересно найти ответы на многочисленные вопросы и самому все потрогать руками. Я готов поработать в такой команде кем угодно, даже «десятым ассистентом кого-либо».

— Неужели мечтаете снять кино?

— Кино — это громко сказано. Я хочу попробовать себя в телевизионном кино. Попробовать! Не значит, что это обязательно получится, ну а вдруг?! Мне бы этого хотелось. Сейчас более-менее все понятно, процесс на основной работе выстроен, все идет своим чередом. Хотя спокойной жизни при этом якобы благополучии все-таки нет. То одна проблема, то другая. Анализируя, понимаешь, что спокойно на моем жизненном пути не было никогда. Но при этом я очень счастливый человек. Мне господь подарил возможность заниматься любимым делом и постоянно что-то изобретать.

— От чего получаете большее удовольствие — от самого творческого процесса или от результата?

— От первоначального этапа. Я получаю удовольствие, когда я все это придумал. Когда идея может дать какой-то плод, результат, который может понравиться людям. Мне радостно, когда выстраивается общая канва проекта и получается сценография. Обожаю момент обсуждения мероприятия сразу после его премьеры, в кругу коллег-единомышленников. Ну а если оценка сделанному дается положительная, тогда, конечно же, становится комфортно на душе.

— Вы не считаете, что все в этом мире уже придумано?

— Думаю, что многое, но все-таки далеко не все. Если говорить не о мире, а сравнивать масштабы творчества в мегаполисах и провинции, то, к сожалению, в малых российских городах, коим является и наш родной Череповец, мы вынуждены подстраиваться под определенные обстоятельства и жизненные реалии, конструируя то, из чего возможно на данный момент что-то создать. И я в этом смысле реалист. Да, я ремесленник с приличным опытом работы в различных творческих направлениях, с наличием фантазии и уж точно без претензий на гениальность. Как пример, телевидение… Как можно сравнивать местные телеканалы с федеральными? Часто звучит вопрос: почему на местном ТВ не делается ток-шоу? У нас элементарно разные бюджеты.

Нет нужных средств на достойные декорации и современное телевизионное оборудование. Важный фактор — отсутствуют герои, умеющие и не боящиеся оппонировать и говорить друг другу правду в глаза. Да и профессиональных, самобытных ведущих, работающих в этом жанре, на местных каналах, мягко говоря, недостаточно. Я просто не хочу делать такие проекты, дабы не насмешить самого себя и окружающих. Поэтому и приходится искать возможные для воплощения формы, изобретать, конструировать из того, что есть… А это, кстати, не только сложно, но и очень и очень интересно. С деньгами многие смогут, а ты попробуй «из того что было»!

«Открытое сердце» Александра Соловьева

— Александр, чем больше всего вы гордитесь из того, что сделано под вашим руководством?

— Я очень горжусь проектом, который назывался «Народная премия «Провинция». Он был впервые реализован, когда я был генеральным директором телеканала «Провинция». Мы чествовали череповчан, которые сделали для города что-то очень важное, значимое и запоминающееся. Когда я переехал в Вологду и возглавил канал «Русский Север», этот проект трансформировался. Он получил название «Открытое сердце» и стал еще более социальным. Его главные персонажи, жители нашей области — настоящие герои земли вологодской, которые своими поступками продемонстрировали обществу простое, но очень важное правило: любить, уважать и трепетно относиться к нуждающимся. Это проект о людях и для людей.

В этом году «Открытое сердце» не состоялось, потому что в одиночку каналу тянуть финансирование премии оказалось не под силу. Я убежден, что проекты такой направленности необходимы современному обществу, в котором четко прослеживается жестокость нравов и равнодушие. Мне очень приятно, что представители администрации Череповца, побывав на церемонии «Открытое сердце» в Вологде, обсудили со мной возможность возрождения «Народной премии» в Череповце.

Конкурс «Снегурочка 2014 года» на сцене Дворца металлургов

На самом деле каждый проект для меня имеет большое значение и останется в памяти. «Пилот шоу» с моим первым детищем «Радио Пилот-102» в «Алмазе», «Простые истории» со звездами отечественного кино и «Что нам стоит дом построить» во Дворце металлургов, «Танцующий человек» в ДК «Аммофос», «Шансон-клуб» в ДКС, «Семейный стадион» в «Юбилейном», «Мисс Русское Радио», «Шансон-Разгуляй!» и «Наш ход» в Ледовом дворце и даже «Снегурочка года», который, к сожалению, год от года организаторам (теперь этот конкурс проводит Дворец металлургов при информационной поддержке «Авторадио» и «Русского Севера») реализовывать становится все сложнее.

Мир наш становится злее, нетерпимее. В Интернете организаторов и меня «до кучи» обвинили в коррумпированности конкурса, и не в лицо, как это обычно бывает, а за глаза. Хочется громко крикнуть: «Люди! Мы же не в Москве-матушке живем. О какой коррупции в рамках детских конкурсов говорим? Побойтесь бога!!!» Все это, конечно, очень неприятно…

— Как вы переживаете эти ситуации, они выбивают вас из равновесия?

— Очень переживаю. Это очень сильно ранит. Хочется все бросить и сказать: «Не хотите — как хотите!» Потом начинаешь анализировать хронологию событий, ставить себя на место обиженного человека и думаешь: может, действительно, что-то было не так сделано! Я достаточно критично отношусь к своей работе и нико-
гда не считаю себя абсолютно правым, всегда ищу то, что может улучшить положение дел. И более того, когда общаюсь с людьми, всегда спрашиваю, что им прежде всего не понравилось в проекте. Мне важно слышать отрицательное, чтобы в следующий раз не допустить ошибок, но на языке открытого диалога — без масок.

— Как вы оказались в Вологде?

— В Вологде я оказался после череды испытаний, находясь на протяжении года на осадном для меня положении со стороны нового руководства металлургического медиахолдинга, в котором я верой и правдой работал в должности генерального директора на протяжении 17 лет. В мой адрес никто не говорил грубых слов, зарплата оставалась на прежнем приличном уровне, но действия нового, пришедшего из непрофильных структур руководства вызывали недоумение и раздражение.

Ко всему я потерял самое главное — самостоятельность в решении вопросов — и был вынужден покорно воплощать «гениальные» решения новых администраторов. Надолго останутся в памяти эпизоды выноса из действующей студии «Новостей Провинции» декорации в сторону «Канала 12» (им оказалось нужнее?!) и лица моих сотрудников, прячущих остатки былой роскоши в закромах телеканала. Рекламную службу «Провинции» и «Радио Пилот-102» вообще выжили, обрубив пользование сетевой программой и лишив тем самым возможности полноценных плановых продаж. Все это называлось страшным словом «оптимизация».

Единственное, что сохранилось на сегодняшний день на «Провинции», — студия программы «Пять вечеров». Это то последнее, что мы с ребятами смогли сделать, стиснув зубы, вопреки всем расхитителям нашего любимого телеканала. На тот момент на «Провинции» и «Радио Пилот» не оставалось ни одного сотрудника, с которым бы я не хотел работать. Для меня этот факт имел огромное значение, но в данных условиях я уже не мог быть прежним руководителем по причине ограничений в полномочиях и переставал уважать сам себя! И поэтому, когда получил приглашение переехать в Вологду, отправился туда с большим желанием работать и доказывать профпригодность в очередной раз.

На репетиции в зале Дворца металлургов

— Что сделано для телеканала «Русский Север» под вашим руководством?

— «Русский Север» стал первым цифровым спутниковым региональным телеканалом в стране! Благодаря огромнейшей работе команды по программированию и инженерному построению канала, а также появлению в пакете «Триколора», в кабельных сетях и IP-вещанию на всей территории Вологодской области «Русский Север» составил серьезнейшую конкуренцию местным электронным СМИ и стал безусловным лидером данного направления. И все это всего за полтора года — с нуля! Великолепная телевизионная картинка и концептуальный подход, непохожий на других, вызвали большое и закономерное внимание не только у аудитории, но и у конкурентов. «Русский Север» дал толчок к развитию и другим каналам Череповца и Вологды… Когда коллеги-конкуренты увидели, что у нас появились новые, современные, не из «картонок» сделанные студии, немедленно приступили к реанимации своих обветшалых павильонов. И это здорово! Телевидение без картинки — это как машина без покраски.

Увы, но не долго длился триумф «Русского Севера». Об этом я, наверное, напишу уже несколько позже в своих «Мемуарах пенсионера А.С.». Очень любопытный может получиться рассказ…Сейчас телеканал, кстати, можно увидеть в Череповце в пакетах цифрового телевидения (к примеру, в «Ростелекоме»), а непосредственно в эфире и кабеле только в Вологде и соседствующих районных центрах. Получив после отключения вещания в нашем городе «Русского Севера» огромнейшее количество обращений от зрителей, мы надеялись на заинтересованность со стороны череповецких кабельных операторов, но почему-то… Хотя я верю, что «Русский Север» вернется к телезрителям всей области, лицензии же на вещание до 2023 года просто так не выдаются…

Где родился, там и пригодился

— Александр, приоткройте завесу над вашими планами будущих проектов. Какая из идей более реальна?

— Было бы здорово сделать телевизионный проект, чтобы им заинтересовались федеральные каналы. Мы однажды с «провинциалами»-единомышленниками сделали попытку: снимали короткометражное игровое детское кино в лагере «Орленок». Работали долго, поскольку основная работа — производство новостей — оставалась, как и прежде. Монтировали, наверное, полгода, но в итоге даже что-то получилось. Это была попытка сделать на базе «Провинции» киностудию. Но к сожалению, все изменилось на тот момент в холдинге, и реализация идеи стала невозможной, а специальное профессиональное оборудование — никому не нужным. Пожалуй, на сегодняшний день идея большого семейного телерадиопроекта в концепции «Авторадио» наиболее реальна. Время покажет!

— Александр, наверное, как и многие творческие люди Череповца, вы не раз думали: не уехать ли в Москву? Были ли приглашения по работе?

— Были. Но сразу в Москву на хорошие деньги никто не приглашает. Как уже говорилось, я долгое время работал руководителем в одном из медиахолдингов «Северстали». Моя работа оплачивалась хорошо, поэтому я соизмерял. Я не уехал из практических соображений: в Череповце живут родители, брат, друзья, уже были налажены и быт, и отдых. Решил: где родился, там и пригодился! Я жалею иногда о том, что пришлось отказаться, когда Вячеслав Евгеньевич Позгалев, будучи губернатором, предлагал мне возглавить областное телевидение.

В то время я только что пришел работать на «Провинцию» и пообещал коллективу и председателю совета директоров холдинга Георгию Егоровичу Шевцову, которого называл и считаю до сих пор своим учителем, что буду заниматься каналом минимум лет пять. Вячеслав Евгеньевич около двух лет даже не смотрел в мою сторону. Жалею потому, что областное телевидение — это все же более стабильная, государственная структура с огромными возможностями, благодаря которым можно было бы много интересного и полезного сделать для зрителей.

Александр Соловьев с дочерью Марией

Своих детей я не балую

— Насколько большая у вас семья?

— Это жена Ирина и двое детей, сын Илья и дочь Мария. Маше 17 лет, она учится в 10-м классе. Окончила музыкальную школу по классу фортепиано, занимается в вокальной студии. Будущую профессию пока не выбрала. Мне, как и любому отцу, хочется, чтобы ребенок достиг успехов в каком-нибудь деле. Очень важно, чтобы в будущем ей попался на пути любящий человек. Когда я смотрю известный фильм «Отец невесты», где отец выдает замуж свою дочь, у меня мужская слеза вытекает. Не знаю, как я потом буду себя вести с ее избранником. Если это будет плохой человек, то я его, наверное, «убью и съем». Можно об этом сказать заранее! (Смеется.)

Сын учился в Питере на юриста и вернулся в Череповец. Однако юристом себя пока не видит. Ему 24 года, но он до сих пор в поиске. Для меня это очень больная тема. Ему хотелось бы быстрее встать на ноги, чтобы в кармане денежки были. Но не так-то все просто! Я его не балую.

Я вообще своих детей не балую. Я готов вкладывать деньги в их образование, но не в карман, чтобы ходили и расслаблялись. К сожалению, современная молодежь хочет получить все и сразу. Так не бывает. Они хотят сразу ездить не на автобусе, а на автомобиле. Хотят не быть в подчинении, а быть сразу руководителями или предпринимателями. Это большая проблема, с моей точки зрения, для многих семей. Хотя у меня хороший сын растет, честный, коммуникабельный, готовый прийти на помощь ближнему. Я верю в него. Главное, чтобы у человека было любимое дело. Именно этого для своих детей я больше всего желаю.

Сын Илья

Свою жену я никогда не подведу

— Расскажите о своей супруге Ирине…

— Моя мама всегда была уверена, что мне в жизни нужно найти человека, который будет разделять мои интересы, — увлеченного и творческого. Но получилось так, что я женился на диаметрально противоположной даме. Познакомился с ней, сидя в стоматологическом кресле. Ирина по специальности зубной врач. Накануне первого городского рок-фестиваля, который я должен был вести, у меня разболелся зуб. Я записался к стоматологу, им оказалась молодая симпатичная девушка. Я смог разглядеть это даже под медицинской маской.

При осмотре она сказала: «Молодой человек, вам нужно только на УВЧ, а зуб лечить не надо». В итоге дело закончилось тем, что я принес девушке два пригласительных билета на рок-фестиваль. В этот же ряд «подселил» своего друга с женой, который мне в антракте и сообщил, что моя новая знакомая пришла с подругой. И конечно, тот вечер мы провели вместе. До этого Ирина не представляла, чем я занимаюсь, и была очень удивлена, увидев меня на сцене. Мне тогда было 24 года. Спустя время она мне все-таки лечила этот зуб. И та пломба, которую поставила мне будущая жена, стоит и до сих пор.

— Супруга и сейчас работает стоматологом?

— Нет, было принято решение, что Ирина будет заниматься семьей, и в первую очередь детьми. Я считаю, что детей необходимо контролировать. А мужчине необходимо делать все, чтобы это состоялось. Поэтому если мама готова пожертвовать себя семье, то это большое дело. Женщина — мать прежде всего и должна заниматься детьми, проконтролировать уроки, понять, кто их друзья, какие психологические моменты возникают у ребенка, накормить вовремя домашней пищей. Прежде всего — это контроль, контроль и контроль и материнская нежность!

На даче

— А жена разделяет ваши убеждения?

— Конечно. И это очень важно, я считаю. Хотя Ирина принципиально не публичный, скромный человек. Мне очень нравится, что она в свободное время занимается прикладным творчеством. От вещей, созданных ею, дома становится еще уютнее.

— Что самое главное в ваших отношениях, что вы цените больше всего?

— Мы относимся с большим доверием и уважением друг к другу. И думаем очень часто одновременно об одном и том же. Ирина мне очень помогает: сдерживает своими мудрыми мыслями неуемный, настырный и вспыльчивый характер мужика-Овна. Многое предвидит. Может предостеречь и точно сказать, что не стоит делать в определенной ситуации. Она знает, что я ее никогда не подведу, и с ее стороны чувствую то же самое. У меня даже мысли не было изменить своей жене. Может, потому мы так долго и живем вместе.

И вот спустя 25 лет нашей совместной жизни решили обвенчаться. Это событие, с благословения настоятеля храма Рождества Христова отца Георгия Трубицына, запланировано после светлого праздника Пасхи. Свой юбилей я праздновать не буду, не хочу чествований подобного плана. Для меня венчание имеет значительно больший смысл. До того, как мы с супругой пришли к этому ответственному решению, пришлось многое пережить и передумать. Все только начинается!

Текст: Елена Боронина
Фото: из личного архива А. Соловьева