Раздел Общество
23 апреля 2014, 17:10

Новости РБК-Вологодская область

Энергия юности: Кто делает изгоями «неправильную» молодежь

Энергия юности: Кто делает изгоями «неправильную» молодежь
Фото: интернет-архив
Интервью с директором фестиваля "Мультиматограф".

О том, почему молодежная культура считается у нас «культурой второго сорта», чем это чревато для общества, и какие настроения отражают сейчас молодые люди в своих видеороликах, песнях и мультфильмах, мы беседуем с директором 10-го фестиваля мультимедийного творчества «Мультиматограф» (пройдет в Вологде с 25 по 27 апреля) Максимом ПЕТРЯЕВЫМ.

Цензура и депрессия

- Максим, «Мультиматограф» давно уже приобрел статус международного, вам присылают работы из Европы, Америки, Австралии. Есть ли некий «водораздел» между тем, о чем думает молодежь здесь и там?

- На мой взгляд, противопоставления российской и западной молодежи, как и вообще любые подобные противопоставления — бред полнейший. Конечно, везде какие-то свои фишки, но по большому счету творчество - оно везде творчество. Есть вечные темы — любовь, дружба, вражда, какие-то общечеловеческие вещи. Есть просто очень красивые или очень грустные работы, которые любому интересно смотреть, независимо от того, где он живет. Единственное отличие иностранных авторов я вижу в том, что они более осторожны в отборе работ, наши — более непосредственные, не стесняются присылать все, что угодно. (улыбается)

- Принято считать, что наши ребята более креативны, что ли, а иностранцы — более профессиональны, это правда?

- На самом деле, если из российских работ убрать ту часть, которая из серии «шел, снял на айфон и отправил на конкурс», оставшиеся ролики будут примерно одного уровня. Главное, чтобы была идея, мысль. Если человеку нечего сказать, у него будет просто словесный понос. Такому при личном общении еще можно производить впечатление за счет определенной харизмы, но если он попытается перенести все на бумагу или на экран — сразу станет все понятно.

- В журналистике есть такое понятие - «самоцензура». Когда формально никто не заставляет писать «как надо», но человек делает это уже как бы по инерции. Молодежь всегда была очень чувствительна к происходящему вокруг, не стали ли российские авторы «Мультиматографа» более, так скажем, осторожны в оценках окружающей действительности?

- Мне кажется, понятие самоцензуры надо рассматривать шире. Обзывать оппонента в анонимной интернет-дискуссии всякими обидными словами — это тоже вопрос самоцензуры: может, тебе за это ничего и не будет, но все же. Что касается некой общей ситуации, то лично я, явно и неявно, ощущаю сейчас некое давление. Но это во многом связано с тем, что мы видим в новостях. Это как когда ты заходишь в незнакомый переулок и уже изначально подозреваешь, что там сидят гопники. Если вдруг кто-то в этот момент скажет: «Извините, пожалуйста…» - ты невольно присядешь, как будто услышал: «Эй, ты! Иди сюда!» Сейчас ситуация меняется, становится незнакомой, и некоторые люди на некоторые вещи склонны реагировать неадекватно. Напряг ощущается. Но на меня напрямую ничто не давит, ко мне никаких санкций не применяют. Просто время от времени действительно задумываешься: что же будет?

- А тематика работ фестиваля в целом? Больше стало позитива или, наоборот, негатива?

- На нынешний фестиваль пришло довольно много депрессивных работ, чувствуется некий общий настрой.

Отцы и дети

- В свое время в Вологде власти недолюбливали Музей дипломатического корпуса за частые контакты с иностранцами и, в конечном счете, не сделали практически ничего для его спасения. Не приходилось ли сталкиваться с подобными косыми взглядами в сторону «Мультиматографа»?

- Мы достаточно далеки от политики, творчество — это творчество. К нам сейчас приезжают два сценариста из США, может быть, кто-то в частных беседах и поинтересуется мнением другой страны. Но пока как-то не до того даже. Ведь когда встречаешься с интересным человеком, профессионалом, у которого есть что спросить, а времени при этом катастрофически мало, то до разговоров о политике дело просто не успевает дойти. И что касается ответа на вопрос по поводу косых взглядов в сторону фестиваля - нет, пока ни с чем похожим мы не сталкивались.

- Но молодежная культура, как мне кажется, у нас воспринимается не слишком серьезно. Этакая «культура второго сорта»...

- Да, я это чувствую. Мне это кажется наследием советского мировоззрения. Лично я не склонен вообще делить культуру на сорта. Для меня творчество грязного панка, который сидит в подворотне и поет песни людям, нисколько не ниже творчества, скажем, Большого театра. Это совершенно разная эстетика, конечно же. Но с точки зрения искусства и Сид Вишез (один из лидеров знаменитой британской панк-группы «Секс Пистолз» - Прим.Ред.), и Петр Ильич Чайковский для меня — явления одного порядка. Это вопрос эстетики. И насколько ты готов воспринимать творческий посыл человека.

- Риторический вопрос, который у нас любят задавать представители официальной культуры: теряем ли мы молодежь?

- По-моему, это очень российский вопрос. Хотя в Европе такая штука, проблема «отцов и детей», тоже присутствует. Но в российской действительности есть очень характерный момент. Именно в силу уже упомянутого разделения «молодежной» и «взрослой» культур, с точки зрения лысых и бородатых дядек серьезные дела делают именно они, а молодежь — так, развлекается. Подумаешь, ребята на гитарах или в КВН играют, это все фигня. И происходит даже не просто разделение, а отталкивание: молодых особо не тянут, не всегда охотно поддерживают, хотя стоило бы, пускают на сцену только в последнюю очередь. Я считаю, это неправильно. Для молодежи нередко создают какие-то резервации: вот вам место – резвитесь. А если ты не подходишь под формат этой резервации, то тебе будет очень сложно. Считаю, что у нас в стране мало механизмов для поддержки индивидуального творчества.

Молодежи нужно, для начала, куда-то выплеснуть свою энергию. Современные молодые люди не склонны пить и курить, но они найдут альтернативу, уйдут с головой в интернет, например. Вне зависимости от своей социальной позиции, люди будут собираться, играть на гитарах, что-то сочинять, рисовать мультфильмы. А получается как: если ты играешь на гитаре музыку, которая официально не признана, не внесена в какие-то списки, то ты — изгой, и это транслируется человеку с детства. Он несет это по жизни и даже во взрослом возрасте чувствует себя жестким оппозиционером всему этому официозу. Кстати, ситуацию можно транслировать и на политику: кто выходил протестовать в 2011-12 годах? Во многом это — молодежь, которую взрослые дяди отстранили от происходящего в стране. Еще момент: те люди, которые представляют неофициальную часть культуры, не боятся ошибаться, и поэтому интенсивнее развиваются. А «проверенные» делают, или вынуждены делать одно и то же из года в год.

- Но вроде в Советском Союзе была «молодым везде дорога»?

- Молодым комсомольцам, я бы уточнил. Да, им везде дорога. Кто делает то, что скажешь ты, умный и «взрослый» дядька, кто бегает к тебе подписывать тексты и ноты — да, он правильный чувак, понимает всю ответственность. А кто не бегает — подозрительный какой-то, мал еще, чтобы думать самостоятельно.

- Кстати, насчет интернета. Сейчас часто можно услышать, что это просто край беды, что молодежь сидит там и ничем другим не занимается. Но ребята, по крайней мере, что-то пишут, читают, а их папы и мамы в их возрасте в основном болтали по телефону и «зависали» по дискотекам!

- А предыдущее поколение, бабушки и дедушки, чтобы устроить вечеринку, ходило за несколько километров в другую деревню, а все остальное время вкалывало на полях. Им тоже казалось, что их дети творят форменный кошмар. Это совершенно обычная ситуация — у людей поменялись модели поведения. Мне вот 38 лет, и мне тоже иногда кажется удивительным то, что делает мой сын, который ходит сейчас в 8-й класс. А потом я вспоминаю себя и думаю: блин, а я-то каков был в его годы! Он же просто образец спокойствия и рассудительности по сравнению с «тем» мной, если нас поставить рядом.

Олег НЕЧАЕВ

Досье
Максим ПЕТРЯЕВ родился в Белоруссии в 1975 году. Учился в Вологде в политехническом институте (закончил в 1997-м), дипломная специальность - строительство дорог и аэродромов. Работал в Белоруссии и в Вологде, в 2003-2004 годах был одним из организаторов Творческого объединения «Тонна», затем стал бессменным директором фестиваля мультимедийного творчества «Мультиматограф», который в этом году пройдет в юбилейный, 10-й раз.