Раздел Общество
26 июня 2014, 10:02

Новости РБК-Вологодская область

Уходящая красота. Как сохранить главный бренд области

Уходящая красота. Как сохранить главный бренд области
О том, чем уникально вологодское кружево, почему этот промысел в наше время постепенно исчезает и как его можно спасти, в канун международного фестиваля Vita Lace в Вологде рассказала директор Музея кружева Юлия Евсеева.

Удел богатых?

— Юлия Владимировна, есть мнение, что из-за кризиса в областной экономике у нас и производство кружева в последние год-два «просело». Это правда?

— Да, промысел сейчас не в лучших условиях. Ситуация сложилась постепенно. Возьмите, например, количество кружевниц вместе с надомными работниками на крупнейшем предприятии Вологды: 6 с половиной тысяч человек в 1970-х годах, и не больше 200 — сейчас. Развитие промысла в рамках предприятий так или иначе замыкается на общие проблемы в экономике. Нынешнюю молодежь в принципе трудно привлечь к ручному труду. Даже зарплата здесь не всегда аргумент, если только люди не получают столько же, сколько в металлургической промышленности. Это, как вы понимаете, пока нереально.

— Но спрос-то есть, и немалый? Известные модельеры делают коллекции из вологодского кружева, американская певица Бейонсе вот недавно «засветилась» в кружевном платье…

— Это все-таки единичные случаи, хотя и показательные. Нужно очень серьезно вложиться, чтобы занять нишу для вип-покупателей, чтобы было понимание: вологодское кружево — действительно дорогой и престижный продукт. Говоря современным языком, надо раскручиваться. К сожалению, в Вологде далеко не всегда есть такая возможность. Конечно, в лучшую сторону повлияла на спрос на кружева Олимпиада в Сочи, где наше кружево было представлено как один из брендов соревнований.

— Получается, настоящее, профессиональное кружево — только для «тугих кошельков»?

— Должна быть сбалансированная политика. Насколько я знаю, наши предприятия работают и с вип-заказчиками, делают дорогие масштабные панно. А второе направление — небольшая сувенирная продукция, в том числе — ювелирная, с кружевными вставками, она вполне доступна тем, кого мы условно называем «средним классом».

— Говорят, сами кружевницы-надомницы получают за работу не бог весть какие деньги. По 15–20 тысяч рублей за одно изделие, которое плетут чуть ли не полгода…

— Смотря о ком мы говорим. Если человек плетет самостоятельно — вопрос, сколько времени занимает сам процесс кружевоплетения. Плюс уровень мастерства. Возможно, профессиональная кружевница сплела бы свое изделие за месяц.

— Тем не менее, мы можем сказать, что «нижний уровень» промысла — обычные кустари — у нас исчезает?

— Промысел — это не только кустари. Собственно, «промыслом» кружево стало тогда, когда люди перестали плести только для себя, стали продавать излишки продукции. Вот тогда начали образовываться артели, в итоге возникли крупные предприятия. Сейчас кустарей-одиночек не то что достаточно, но если сравнивать с другими кружевными центрами — Ельцом, например — они у нас еще есть. Кто-то ремесло в семье старается передать, обучает своих дочек, внучек. В 2011 году мы собрали на Кремлевской площади 500 кружевниц (акция «Самое массовое кружевоплетение» вошла в Книгу рекордов России — Прим.Ред.), а могли бы и больше. Но в промышленном производстве дело обстоит хуже.

— И как сохранить один из главных вологодских брендов?

— Смотря на каком уровне сохранять. В качестве простого рукоделия кружево продолжает существовать и в Европе — в основном это мастерские, которые просто демонстрируют процесс плетения. В принципе, у нас могло бы быть так же. Но наше кружево нужно рассматривать и с точки зрения искусства — страну или регион с таким промыслом еще поискать. Это вопрос нашей необычности, что ли. Так получилось, что я приехала в Вологду из Москвы и, хотя живу здесь уже много лет, мне как человеку «со стороны» видна вся ценность вологодского кружева, его уникальность. Для коренных вологжан кружево иногда не кажется чем-то необычным, они, можно сказать, выросли в его окружении.

Особый путь Вологды

— Известно, что изначально кружево в Вологду пришло из Европы. Чем сейчас наши произведения отличаются от европейских — например, таких, как в Швейцарии, где живет ваша известная дарительница Рут Шайдеггер-Майер?

— Госпожа Рут действительно передала нам очень ценные предметы. Но Швейцарию все-таки трудно назвать центром кружевоплетения, там это скорее влияние Германии и Италии, куда в разное время входили швейцарские кантоны. Довольно сложно сравнивать, потому что у нас кружево просто совершенно другое. И еще в Вологде — в силу того, что сложился промысел и работали предприятия — процесс плетения настолько технологически выверен, настолько грамотно все сложено, что это позволяет выполнять крупные произведения, которыми вологодское кружево известно в мире.

— Есть версия, что европейское кружево было связано с языческой символикой, а у нас?

— Все взаимосвязано. В нашем кружеве, если присмотреться, тоже иногда присутствуют символы которые принято относить к языческим. А на кружевах Германии и Франции можно увидеть, например, изображения ангелов. Такие сюжеты характерны для позднего по европейским меркам кружева — конца 17–18 веков. В Вологде, как известно, первая кружевная фабрика была организована в 1820 году. То есть у нас промысел развился тогда, когда в Европе он уже затухал, и дальше пошел своим особым путем — отсюда и самобытность, отличия и в сюжетах, в орнаменте.

— Вы говорили, что вологодские кружева — произведение искусства. Есть ли у нас наиболее знаменитый, можно сказать, эталонный пример?

— Вряд ли можно назвать один экспонат. В первую очередь это произведения заслуженных художников СССР и России. Виктория Ельфина и ее «Снежинка», работа в три метра диаметром, является символом вологодского кружева в целом. Галина Мамровская и ее произведения «Рассвет», «Сказка о царе Салтане», монументальное панно «Храм» в соавторстве с другими мастерами. Ангелина Ракчеева и ее панно «Вологда», «Святыни Вологды» — все эти произведения являются настоящими кружевными картинами.

— В самые ближайшие дни, 26–28 июня, нас ждет фестиваль кружева Vita Lace, расскажите о нем чуть подробнее.

— Это второй по счету международный фестиваль. Приедут участники из 26 регионов России и шести зарубежных стран. Есть даже одна женщина из ЮАР, будет интересно узнать, каким образом она занялась кружевоплетением. Основная выставка называется «Кружево Олимпа» и посвящена сочинской Олимпиаде. Одним из гостей также будет Валентин Юдашкин, который представит собственную выставку. Кстати, она будет экспонироваться в нашем музее все лето, и все вологжане успеют ее увидеть.

Олег Нечаев

Юлия Евсеева родилась в 1974 году в тогдашней Латвийской ССР. Училась в Москве в академии РАО и академии имени Плеханова, специальности — иностранные языки и экономика. В Вологду переехала в 1998 году, преподавала иностранный язык в школе №41, с 2005 года работает в областном государственном музее-заповеднике. С 2010 года возглавила его филиал — Музей кружева. Лауреат премии правительства области 2012 года «За вклад в развитие культуры».