Раздел Общество
9 декабря 2014, 08:00

Новости РБК-Вологодская область

Интервью с Илоной Шмидт: задача мужчины — убить мамонта

Интервью с Илоной Шмидт: задача мужчины - убить мамонта
Фото: Кристина Судакова
Я ожидала увидеть булгаковскую Маргариту... Помните: «Я постарела от горя и страдания, выпавшего на мою судьбу». Но передо мной красивая женщина, четко очерченная, с умным и спокойным лицом. Несмотря на произошедшие серьезные перипетии в жизни, Илона все так же позитивна, с тем же большим интересом смотрит на жизнь и людей и так же, как всегда, прямо держит спину.

Откуда такая стрессоустойчивость, вера в себя и свою звезду? Перед вами личная история знакомой и незнакомой Илоны Шмидт. Хотите читайте, хотите нет…

Досье

  • В недавнем прошлом — проректор по экономике и финансам Череповецкого государственного университета.
  • Экс-генеральный директор Издательского дома «Череповецъ».
  • До назначения в ИД «Череповецъ» работала помощником Вадима Швецова, возглавлявшего компанию «Северсталь-инвест».
  • Начинала свою карьеру администратором в компании «Северная Пальмира» у Александра Смыслова.
  • Была замужем 4 раза, от первого брака имеет дочь Алину 23 лет.
  • В настоящее время — осуждена за получение взятки, лишена возможности занимать руководящие посты в течение 3 лет.

Зачем мне отпиливать себе пальцы?

— Илона, вы способны на махинации с деньгами?
— Деньги… Деньги — это одна из самых сильных энергий. Уметь управлять деньгами — это особый дар, и не каждому он подарен. Моя жизнь всегда была наполнена этой энергией. Даже в самые трудные времена я никогда не оставалась без денег. Я их уважаю. Вы не найдете ни одной мятой купюры у меня в портмоне, я всегда подбираю упавшие на пол монетки. Это не культ, это уважение к деньгам. К тем возможностям, которые они дают. Я привыкла ценить деньги, как ценю свой труд, свой талант. Именно его, талант, оценивают высоко. А я всегда получала много денег. На махинации идут бедные люди. Мне это не свойственно. Совсем. Разве талантливый музыкант отрежет себе палец? Если я всю свою жизнь посвятила карьере и бизнесу, зачем мне все ломать?

— История с судами — это испытание, наказание или что-то иное для вас? — История с судами — это испытание, наказание или что-то иное для вас?
— Это урок, из которого я сделала выводы. Урок касается не этого конкретного события, а моего отношения к людям. Эта ситуация мне показала, что не надо доходить до края, испытывая людей. Что в человеке есть закрытая комната, куда не надо заглядывать. Можно такое открыть, лучше не провоцировать… С моей стороны были провокации, когда я проверяла людей определенным образом. Я проверяла этого молодого человека (Глотова — авт.), насколько сильно он любит меня. Это единственный мужчина, который три раза предлагал мне выйти за него замуж. Все три года наших отношений мы то встречались, то расставались, меня завораживало его упорство в желании взять меня в жены. Думаю, что я переиграла.

— Это тема — «Насколько далеко ты можешь пойти ради меня?» — напоминает историю из романа Достоевского «Идиот», где Настасья Филипповна провоцирует Парфена Рогожина…
— Где-то то я перешла черту, сломала его как личность. Только в таком состоянии он мог пойти на то, на что он пошел.

— И каков окончательный урок — как надо относиться к людям?
— Надо принимать людей не оценивая и не пытаясь их исправить. Не нами сделаны, не нам и исправлять.

— Откуда это желание провоцировать? Это что, женская игра такая?
— Я всегда была любопытным ребенком. А что в жизни может быть интереснее людей? Для меня это один из самых интересных моментов — посмотреть, как человек будет себя вести в необычной ситуации. Люди много стали болтать, но мало что делать. Любовь к людям очаровывает меня часто. Вот красавец мужчина, умный, много знает, богат, а доходит до мелочи — торопится за рулем и обкладывает матом старушку на переходе. И ты словно просыпаешься: где тот красавец мужчина? Когда он меня разочаровывает, у меня тут же пропадает интерес к нему.

— Может, лучше не экспериментировать?
— Это моя черта, а ведь себя сложно переделать. Да, я играю, я провоцирую мужчин и наблюдаю, как они ведут себя. И часто разочаровываюсь. Часто, к сожалению.

— История провокаций закончилась в вашей жизни?
— Я сделала свои выводы. Я очень сильно изменилась за этот год, и по отношению к мужчинам тоже.

Я была очень ответственной и одинокой

— Каким было ваше детство?
— Я ребенок из учительской семьи. А как известно, учителя — самые суровые родители. Мне всегда говорили: «Ты должна быть лучшей в классе, мама должна тобой гордиться». Поэтому была высокая дисциплина и высокие требования. Такое полувоенное воспитание. Из меня вырастили ответственную, очень замкнутую, одинокую девочку. Я маму очень люблю и с пониманием отношусь с таким требованиям. Когда ты чувствуешь, что мама твой руководитель, это очень сложные отношения внутри семьи. Я это, конечно, осознала чуть позже, когда стала анализировать, почему у меня столько внутренних комплексов, одиночества и страхов. Потому что не отстроены были в свое время отношения с мамой. Я помню даже такие моменты в детстве, когда я возвращаюсь из школы — и понимаю, что дома меня никто не ждет. Перебираю в уме события, что бы меня могло обрадовать. В школе все было хорошо, там был коллектив, друзья, там всегда интересно. Но школа заканчивалась в два часа дня, и приходилось идти домой, а дома меня ждала только пустота. Мама занята, отец всегда на работе; иду, сама себя утешаю, что у меня есть мои любимые пластинки, книги. Моя любовь к музыке и литературе, вероятно, вот из этого состояния. Я приходила домой, включала музыку и слушала. Музыкой я формировала свое пространство, избавляясь от одиночества. Музыка была спасением моей жизни. Книги — источником моих фантазий и романтического представления о мире.

— Насколько я знаю, у вас есть музыкальное образование?
— У меня дедушка был музыкальным человеком, именно он настоял на том, чтобы я училась музыке. Я окончила музыкальную школу. Меня учили очень хорошие педагоги, люди с консерваторским образованием. Они сами были концертмейстерами очень высокого уровня. В последних классах музыкальной школы я уже играла произведения Прокофьева и Стравинского. После ее окончания хотела поступать в музыкальное училище, потом в консерваторию. Мечтала быть дирижером. Было огромное желание руководить не людьми, а музыкой. Жалею, что не сбылось, и до сих пор считаю, что я была бы очень хорошим дирижером. Но мама сказала: «Закончи 10 классов, получи высшее образование, а потом делай что хочешь». Поскольку я маму безумно уважала и ее слово всегда было законом для меня, то я так и поступила. И в результате за два года потеряла технику игры и поняла, что моя карьера как музыканта закрыта.

Математика для меня не сложнее, чем ноты

— И чем занялись?
— Начался период жесткого андеграунда, отстаивания своей независимости. Я познакомилась с гитаристами нашего города. Это остатки нашего известного «Рок-Сентября». Мы с ними организовывали музыкальные тусовки. Парни играли на гитаре, я — на клавишах и пела. За пару лет я приобрела любовь еще и к рок-музыке. Но технику игры, конечно, потеряла. И понимала, что первой уже не буду. Я, как и хотела моя мама, поступаю на физико-математический факультет ЧГУ и блестяще его оканчиваю. Математика для меня не сложнее, чем ноты. Я с легкостью справлялась с цифрами и была с ними на «ты». Собственно, отсюда возникла и любовь к экономике. Она меня привлекала как сложная и изящная наука.

— После окончания ЧГУ в школе не удалось поработать?
— В школе я отработала полгода (это было обязательно), а потом устроилась в училище № 37 преподавателем математики. У меня были группы слесарей КИП и автоматики, железнодорожники и водители. Веселая компания, а я только после института. Не знаю, о чем думали ученики на моих уроках, но явно не о математике. Да и мне в аудитории, наполненной только мужской энергетикой, было непросто. Я не знала, что надеть, что сказать, краснела и бледнела. Каждый раз шла туда как на эшафот. Выдержала полтора года и сбежала.

На работе я жила, а дома была одинока

— Как дальше складывалась карьера?
— Сразу после института я вышла замуж за однокурсника. У нас родилась дочка. Через полтора года я теряю мужа, он уходит к друзьям и не возвращается. Только утром я узнаю, что он погиб, защищая в драке какого-то человека. Я мужа очень любила. И горе для меня было страшным. И в сравнении с этой потерей многие проблемы в жизни кажутся просто надуманными. Страшно и больно, когда родного человека нельзя вернуть в эту жизнь. Я знаю человека, который его убил. Его осудили за убийство всего на 7 лет. Парадоксы нашей судебной системы. Я осталась одна с маленьким ребенком и смешной зарплатой в кармане. Жила в общежитии для молодых специалистов. Собственно, с этого времени и начинается моя бизнес-карьера. Мне необходимо было выжить, потому что у меня был ребенок, а его требовалось кормить. Жить в общежитии было невозможно, я понимала, что в этих условиях долго не протяну. И я встроила в себя эту программу — выжить. Вероятно, с этой программой и живу до сих пор. Тебя никто не прикроет, ты один. Воин. Защитник. Нападающий. Охотник. Все эти роли я прожила в жизни.

Мое внутреннее одиночество еще больше усилилось этим состоянием. И дальше куда уходят такие люди, как я? В бизнес, в работу… Рабочий коллектив для меня стал семьей. На работе я жила, а дома была одинока. С воспитанием ребенка помогала моя мама, а я большую часть времени проводила на работе. Сначала работала администратором в «Северной Пальмире» у Александра Смыслова. Тогда я лично познакомилась со многими известными артистами. Имела честь лично беседовать с Алисой Фрейндлих, Арменом Джигарханяном, Андреем Макаревичем, Сергеем Чиграковым, Валерием Сюткиным… В то время шоу бизнес был очень хорошо развит в нашем городе, благодаря уникальной команде двух лидеров — Александра Смыслова и Вячеслава Кричевцова. Это была для меня новая, богемная среда. Артисты очень непростые люди, но я хорошо понимала их требования, их уровень и, вероятно, могла ему соответствовать.

Я увидела людей, которые живут блестящей жизнью

— Как вы попали в северсталевскую команду?
— Можно сказать, это была воля случая. Однажды журналист Наталья Гавриленко сказала мне, что в «Северсталь-инвест» нужен помощник генерального директора. Возглавлял эту компанию Вадим Аркадьевич Щвецов. И с легкой руки Наташи я отправилась туда. Говорю: «Я такая-то, хочу работать у вас». Честно сказала, что в бизнесе мало понимаю, зато работала с артистами, и назвала имена. Вадим Швецов сказал: «Ну я, конечно, не Джигарханян, и претензий у меня не столько, сколько у артистов. Оставайтесь, посмотрим». Он сразу отдал свой офис в администрирование. Я отвечала за все, что касается сервиса. В том числе присутствовала на многих переговорах гендиректора Вадима Швецова и его партнеров по бизнесу…

Я увидела мир людей, которые живут необыкновенной жизнью. Огромный бизнес, запредельные нагрузки. Переговоры, совещания, командировки. Я была просто очарована этим образом жизни и этими людьми. Они были для меня словно небожители. Конечно, я оттуда вышла совершенно другим человеком и о бизнесе знала абсолютно все. Я проработала в ЗАО «Северсталь инвест» три года. После этого Вадим Швецов ушел в ОАО «Северсталь» директором по сбыту. Одновременно с этим начинает формироваться холдинг средств массовой информации, и его руководителем становится Георгий Шевцов.

Дотянуться до небожителей

— Расскажите, как произошло ваше назначение генеральным директором Издательского дома «Череповецъ»?
— Вадим Швецов покидает «Северсталь-инвест» и уходит директором по сбыту к Алексею Мордашову, а меня Георгий Шевцов рекомендует на должность генерального директора Издательского дома «Череповецъ». Тогда мне было 28 лет.

— Насколько трудно было руководить этим бизнесом, ведь СМИ — это особая индустрия?
— Любой бизнес имеет свои особенности. Моей главной задачей было администрировать типографию и выпуск наших газет. Для меня это была эпоха цифр. Мой взгляд был заточен на бизнес с точки зрения производства денег. Весь этот период я мысленно пыталась дотянуться до мужчин-рукводителей, с которыми я до этого работала. Мне пришлось очень много работать над собой, в том числе и повышать уровень образования. Мне не хватало управленческих навыков. Как только я возглавила ИД «Череповецъ», сразу же поступила на факультет журналистики МГУ. Это было мое второе высшее образование. Окончив МГУ, поступила на Executive MBA в Санкт-Петербургский государственный университет. Три диплома, степень доцента.

— Какой фактор внес основной вклад в успехи?
— Прямолинейность, внутренняя дисциплина, требовательность. Все свои навыки я стремлюсь довести до идеального состояния. Я хороший менеджер для старт-апа любого бизнеса. Я умею соединить несоединимое, собрать коллектив из совершенно разных людей, вдохновить их на работу, подтянуть ресурсы и за полгода-год создать предприятие с нуля. Это мой основной навык.

Бизнес — это одиночная игра

— Одно время у вас был свой салон красоты — «Этуаль». Почему вы не стали заниматься им дальше?
— Это была проба пера в малом бизнесе. Я и трое партнеров в новой для города нише, открыли салон красоты премиум-класса. Это и на сегодняшний день один из лучших салонов красоты нашего города. Оттуда я вынесла еще один важный урок: малый бизнес всегда должен делать один человек. Просто наступает этап, когда партнеры расходятся во мнении на стратегию развития бизнеса. А это всегда ведет к конфликту. На определенном этапе и мы с партнерами расстались.

— Не было желания создать тот же салон красоты или другое предприятие в одиночку?
— Нет, не интересно. Малый бизнес не дает возможности для проявления широкого спектра компетенций менеджера. Мне всегда было интересно быть «наемником» в крупной компании.

Задача мужчины — быть защитником женщины

— Вы четыре раза были замужем, вы постоянно в центре мужского внимания. Почему всегда, по крайней мере до сегодняшнего дня, это заканчивалось расставанием?
— Каждый раз причина развода — разочарование.

— Браки были по любви?
— Да. Точнее, это, конечно, влюбленность, очарование достоинствами избранника.
К сожалению. Мое очарование ни разу так и не перешло в любовь. Конечно, я много требую от мужчин, задираю планку до небес. Но иначе зачем мне это? Мне нужен лучший. Самый лучший во всем.

— Каков ваш образ идеальной семьи?
— Муж на работе, жена воспитывает детей и создает уют в доме. Я очень деятельный человек, я найду себе занятие по душе, что- бы не превратиться в домашнюю клушу, не интересную ни мужу, ни детям. Одним словом, в основании семьи лежат классические роли.

— Если мужчина не имеет денег, значит, с вашей точки зрения, он не состоялся?
— Безусловно. Состоявшийся мужчина, это всегда наличие какой-то материальной составляющей. Я не говорю о сверхдоходах. Мужская энергетика должна притягивать к себе материальные блага. Мужчины созданы для того, чтобы нас женщин, детей, семью обеспечивать деньгами. Если мы, женщины, созданы, чтобы рожать детей, то мужчины созданы для того, чтобы нас, меня и ребенка, обеспечивать материально. Я считаю, что другой цели у мужчины нет вообще. Его задача — убить мамонта. Он вообще на улицу зачем выходит? Для чего он вообще живет, если он этого не делает? С бессребреником я никогда не буду в отношениях. Ты несостоятелен в основном своем качестве. Я не буду с таким мужчиной рядом находиться. Для меня семья — это в первую очередь дети. Я хочу, чтобы у детей был пример хорошего отца.

— То есть вы готовы еще иметь детей?
— Я хочу родить сына. Это моя самая большая мечта на сегодняшний день. Я хочу родить талантливого и воспитать талантливого ребенка. Я хочу обеспечить его всем необходимым — образованием, воспитанием. Я хотела бы вырастить из него олимпийского чемпиона, или шахматного гения, или музыканта — к чему у него будет талант…

— Сколько лет вашей дочери от первого брака и чем она занимается?
— Алине 23 года. Она отличный дизайнер по интерьерам. Получила образование в Санкт-Петербурге, вышла замуж и сейчас живет в Череповце.

— Есть ли сейчас в вашей жизни мужчина?
— Нет.

Благодаря йоге у меня нет ни стресса, ни депрессии

— Я знаю, что вы занимаетесь восточными практиками, в частности йогой. Как давно появилось это увлечение?
— Многие люди обращаются к йоге как способу сохранить свое тело крепким и здоровым, на которое приятно смотреть и с которым легко жить. Я также 7 лет назад пришла в класс-студию «Лотос» по совету своих друзей, к тренеру Ивану Петрову. Благодаря его урокам я по-настоящему полюбила эту восточную практику. И не просто полюбила, но когда случилась эта странная ситуация в жизни, эта практика буквально вытащила меня из депрессии. Эта практика учит управлять своей психикой и мыслями, а значит, нет предела тому, чего мы можем достичь с ее помощью.

— Вы православный человек?
— Духовное образование у меня началось достаточно давно. В 33 года мой муж буквально за руку отвел меня в церковь и покрестил. Благодаря его поощрению и поддержке я прошла первые шаги в осмыслении духовного пути. Душа наша по природе проста и все простое очень легко усваивает, в то время как хитрость отталкивается от нас, как бесполезный сор. У меня были очень хорошие учителя на этом пути. Отец Алексий, который меня крестил, отец Роман, кому я исповедовалась почти каждое воскресенье. Сейчас отец Анатолий, беседы с которым помогали мне в самое трудное время. Конечно, область духовных знаний безгранична, но из множества достаточно выбрать самое необходимое и привести его в систему. Христианская система познаний, правил и навыков укрепляет нашу душу и сердце.

— Любимый вопрос Владимира Познера: встретившись с Богом, что ему скажете?
— Скажу: «Прости, я стремилась быть похожей на тебя. Тебе судить».

Текст: Елена Боронина
Фото: Кристина Судакова
Макияж: Алла Карайланиди