Раздел Общество
13 июля 2015, 11:23

Сергей Торопов: «Главное, чтобы все было хорошо» — интервью порталу Gorodche.ru

Сергей Торопов: «Главное, чтобы все было хорошо» - интервью порталу Gorodche.ru
Фото: управление коммуникаций АО "Северсталь Менеджмент"
Генеральный директор дивизиона «Северсталь Российская сталь» Сергей Торопов дал нашему корреспонденту интервью в музее металлургической промышленности.

Полуофициальная беседа проходила на втором этаже – там, где разместилась выставка живописи и графики из фонда Череповецкого музейного объединения и работы участников индустриального пленэра. Разглядывая один из портретов, Сергей Торопов заметил: «на отца моего похож, но не он».

- Как вас неофициально называют на комбинате? Шеф? Директор? Босс?

- Как называют в разговорах, не слышал. При личной встрече – по имени-отчеству. Думаю, это не самое главное – как тебя называют. Важно, чтобы твои дела, твои результаты совпадали с пониманием того, каким люди представляют себе генерального директора.

- А люди вас видят исключительно как генерального директора? Только в этой ипостаси?

- Смотря кто. Я на комбинате многих знаю, со многими работал бок о бок. Поэтому для кого-то я остался все тем же Сергеем из ЛПЦ-2. Для кого-то я руководитель.

С председателем профкома Александром Афанасьевым, которого прочат на должность мэра Череповца

- А есть какие-то прозвища у металлургического комбината? Помню, когда шла речь об объединении «Северстали» и «Арселора», на НТВ назвали Череповец Нью-Йорком, хотя здесь про такое прозвание никто и не слышал.

- Особых прозвищ не слышал. Я его иногда называю просто – завод. В последнее время чаще в ходу название всей компании –«Северсталь». Подразделения же часто называют цеха - по старинке. Старые названия не умерли, они продолжают жить.

- А люди ведь до сих пор говорят «завод» и «город». Поехал в города – это значит в Индустриальный район…

- Я только несколько лет назад переехал в 104-й. А почти всю свою жизнь провел в Индустриальном районе. На Ломоносова, потом на Ленина, опять на Ломоносова, на Гагарина, затем вновь вернулся на Ленина. У меня как-то все связано с Индустриальным районом. Индустриальный ассоциируется с городом, потому что здесь один из гигантов металлургии в России. Это неразрывно: еду в город - еду на завод.

Трамвай № 2

- Почему Вы решили учиться по специальности «обработка металлов давлением»? У вас в роду были кузнецы или не было другой судьбы для мальчика из Череповца в 70-е - 80-е годы, кроме как пойти на завод?

- Я родом из Череповца, где многие трудятся всю жизнь на заводе. Мои родители на двоих проработали больше 70 лет на ЧерМК. И они видели мою судьбу, мою карьеру, связанную с комбинатом. Отец хотел, чтобы я шел в доменный цех, которому он посвятил 37 лет. Мы это обсудили, и я решил идти на комбинат, но только в прокатку –поступил в Ленинградский политехнический институт. У меня бабушка и дедушка тоже работали здесь. Конечно, накладывало отпечаток, что завод – это будущее. Он всегда развивался и, может быть, родители видели меня руководителем. Я, конечно, не задавал им этот вопрос, но наверняка - да (улыбается). Как в нашей любимой песне поется «На этой улице подростком гонял по крышам голубей».

- Вы ведь не заканчивали школу № 12? (В ней учились Олег Кувшинников и Алексей Мордашов – Gorodche.ru)

- Я заканчивал шестую. А в двенадцатую ходил в специальный класс для подготовки водителей категории С. Там я получил первые навыки вождения.

- Мордашов там же учился водить. На ЗИЛе-130…

- А я на ГАЗе. Нас учили 6-7 месяцев. Самое интересное - вождение. Это был самый прекрасный момент.

Школа № 12 расположена в Индустриальном районе, недалеко от здания областного телевидения

- А ваши дети работают или будут работать на ЧерМК? У них какая судьба?

- Сложно сказать: будет ли моя дочь работать на комбинате. Она выбрала профессию юриста, учится сейчас в Санкт-Петербурге. У нас есть юридическая служба, и все может быть.

- Если она все же придет сюда, вы не будете ей препятствовать, но и покровительствовать не будете, да?

- По нашим внутренним правилам сюда она не сможет прийти. Так получилось с моим младшим братом (Кирилл Торопов работает в правительстве Вологодской области, он начальник департамента экономического развития – Gorodche.ru). Когда я был назначен руководителем, брат принял решение. Определенный конфликт интересов есть. И чтобы не было никаких разговоров, брат решил продолжить работу в департаменте экономического развития. Он 11,5 лет отработал на комбинате, и ему эта школа пригодилась.

Кирилл Торопов - младший брат Сергея Торопова

- Эта школа пригождается у нас везде… Несколько внезапный вопрос: во времена вашей молодости в городе был судостроительный завод, сейчас там база металлопроката, была фабрика обуви, фабрика бельевого трикотажа, пивзавод, и все это сейчас не работает. Это упадок или неизбежный процесс смены одного другим?

- Мне кажется, перемены обусловлены временем и они, так или иначе, идут в мир. Сравните с автомобилями. Мы помним, какими они были 20 лет назад, и видим, какие сейчас. То же самое и с производствами. Кто-то не успел за волной изменений. Кто-то посчитал, что старые методы хороши и сегодня, и продолжал работать в том же духе. Наш же приоритет – идти в ногу со временем. Поэтому, на мой взгляд, это неминуемые перемены и привело к ним то, что нужно было развиваться по-другому. Ведь новые технологии сегодня - вы видели это в музее – растут как на дрожжах.

- Что придет на смену металлургии через 1000 лет? Процесс ведь не изменился: из земли достают руду и плавят ее.

- (Улыбается) Если грубо – да. А если заглянуть в тонкости? Процессы меняются. Во-первых, сырье абсолютно разное. Сегодня идет серьезная конкуренция с пластиком и алюминием. Но эти два продукта не обладают качествами железа. Ведь его можно прокатать, а потом получить уникальные свойства, которых просто не будет у пластика и алюминия.

В шапке горнового

- Значит и через 1000 лет металлургия будет? Если, конечно, хватит на планете руды и угля.

- Мы верим в сталь!

- Многие начинали на ЧерМК. Олег Кувшинников и Георгий Шевцов были вальцовщиками. А у вас есть рабочие навыки?

- Да, я тоже начинал свой трудовой путь вальцовщиком 4 разряда в 1995 году в листопрокатном цехе №2. Пять с половиной лет – на рабочих должностях, потом меня поставили мастером. Эти времена я хорошо помню и тех, с кем работал. Олег Тоболов, два Александра – один Андреев, другой Погодин. Мои наставники на восьмом посту управления. Начальник смены – Владимир Чистяков. Начальник цеха – Константин Зелимханович Дзарахохов.

- То есть вы поймете любого рабочего, который будет вам объяснять свою проблему?

- Да, конечно.

Краткое совещания с руководителями (судя по цвету касок)

- А это не экстренный случай – выход директора в цех?

- Есть запланированные визиты, а есть – незапланированные. Есть свободное время – я поехал в цех. Например, посмотреть, как реализуются инвестиции. Если у начальника цеха есть время – он меня встретит. А люди у нас, может быть, и не все имеют какие-то особые ораторские качества, редко выступают на публике, но как профессионалы они очень сильные. Мы с ними говорим на одном языке.

- А как вы себя чувствуете на комбинате? Это же монстр, зверь.

- Это не чтобы зверь, а какой-то сильный… Можно сделать ассоциативный ряд. Добываем мы из земли наше сырье. Мы научились управлять огнем. На домне температуры под 2000 градусов. Очень сильные, мощные агрегаты. И эта сила объединяет людей. И главное, что они научились этим управлять. Люди работают как одна цепочка. Мы недавно посчитали, сколько людей вовлечено в производство одной тонны горячего проката. 1621 человек! Костомукша, Оленегорск, Воркута, Череповец. А если еще посчитать тех, кто помогал… Цифры поражают. И это делается каждый день. Почти каждые четыре секунды у нас выходит одна тонна продукции. Поэтому, конечно, многие нас считают монстром…

Сталь

- Есть у вас любимое место на комбинате?

- Их несколько, я бы отметил два. Первое – листопрокатный цех №2, где я долго работал. Это мое любимое место на производстве. Если говорить про вторую часть нашей жизни, когда мы еще успеваем отдыхать, – это Торово. Здесь познакомились мои родители, полюбили друг друга, живут счастливо. Благодаря им живу я. Мне там нравится – место живописное. И у меня есть желание сделать его лучшим местом на Северо-западе.

- Вам ваше влияние на жизнь города не создает проблем и не увеличивает нагрузку? Люди говорят, что вы влиятельнее руководителей города.

- Люди многое говорят. Это нормальное человеческое право –высказывать свое мнение. Для меня же непозволительно вмешиваться в дела города. С Юрием Александровичем мы в очень хороших отношениях и давно друг друга знаем. И по хоккею - когда вместе играли. Очень много вопросов мы решаем коллегиально. Если город просит помочь, мы стараемся это сделать. Разделить город и то место, где трудятся тысячи сотрудников, невозможно. С городом у нас хорошие отношения и мы стараемся их поддерживать.

Вид на Череповец с верхушки Октябрьского моста

- Точечно?

- Я бы сказал системно.

- Хоккейная команда, про которую вы говорите, это та самая, в которой будущий губернатор играл защитником?

- Олег Александрович любил играть защитником. Но, когда мы с ним играли, он всегда был в нападении. Мы с Юрием Александровичем в защите, а он – в нападении. И тут его, действительно, нельзя было остановить… Просто потому что нельзя! Было время..

- Череповец зажат в рамки определения моногород. Кассиры в супермаркетах считают повышенную выручку, когда вашим работникам приходят СМС-оповещения из банков о переводе зарплаты. Что произойдет раньше - закроется комбинат или ЧерМК перестанет определять здесь всё?

- Слово «закроется» неподходящее. Комбинат всегда развивался и был лидером. Что касается моногорода. Алексей Александрович Мордашов в свое время решил, что необходимо делать фокус на развитии малого и среднего бизнеса. Сегодня в области более 30 000 индивидуальных предпринимателей. Всего в сфере малого бизнеса занято более 183 000 человек. И это уже сила. И мы бизнесу помогаем.

Торговля в Череповце занимает первое место среди всех видов бизнеса

- Не могу не заговорить про экологию. Год назад я переехал в Индустриальный район из Заречья. Отличия большие. Постоянно на подоконнике тяжелая пыль. Окна часто мыть приходится. Откуда эта пыль?

- У нас остались два параметра, которые мы должны решить в рамках воздухоохранной деятельности - по пыли и по сероводороду. Есть необходимость обеспечить требования законодательства, и мы это сделаем. Все мероприятия будут реализованы в этом году. Да, есть визуальный эффект от комбината. Я сам каждое утро еду на работу и смотрю, где что. Но вопрос не в визуальном эффекте, а в соблюдении законодательства. Надо смотреть комплексно. Например, автомобилей в городе много. Их выбросы не так видны, но опасны.

- А это красное небо над комбинатом вечером - оно откуда? Приятели говорят, это шлак сливают.

- [Если коротко, то от металлургии. Поясню. Важно понять: металлургическое производство в принципе без выбросов невозможно. На ЧерМК порядка 1500 источников и мы нормируемся по 80 веществам. Это очень серьезные цифры. И наша задача при этом - не ликвидировать дым, а не допустить негативного воздействия выбросов на горожан и превышения нормативов на границе предприятия. Я уже сказал о нашей масштабной инвестиционной программе, так вот даже самые современные газоочистные сооружения не дают 100% очистки. К примеру, установка улавливания неорганизованных выбросов, построенная в прошлом году, дает очистку 10 мг на кубический метр воздуха. Это лучшая мировая практика, установка построена немецкой компанией. Но это означает, что 10 мг пыли на метр кубический все же в воздух выбрасывается. На 3600 тонн только одна установка в конвертерном цехе дает снижение выбросов пыли в год, но это не 100% улавливание. И выбросы видны. И они могут быть особо заметны при использовании определенного состава сырья, при неблагоприятных метеоусловиях, когда не происходит рассеивания].

Вид на закате

Как и со шлаком, который Вы упоминаете. Слив шлака не происходит в таком объеме, чтобы создать красное небо, но он также визуально может быть заметен.

- Есть у вас ответ критикам?

- Хороший вопрос вы затронули про критиков. Я этих людей не поддерживаю и не понимаю. Несколько наших попыток привезти критиков на комбинат, показать честно, открыто - что было и как стало, свелись к одному: сами вызвались прийти, но не пришли. Я читаю их сообщения. Они говорят: нас пытаются заманить, газоочистки выключат перед нашим приходом. Как можно выключить часть агрегата? Он просто остановится, потому что будет нарушен единый процесс. Эти люди либо вообще ничего не понимают, либо не хотят слышать, когда выкладывают фотографии 10-летней давности, когда путают пар с выбросами. Критика должна быть конструктивной и честной. Не надо обвинять, не разобравшись, не понимая технологий. Это манипуляция людьми, которые к ним прислушиваются. А жаль. Мы готовы встречаться, принимать у себя, отвечать на любые вопросы.

Храм Рождества Христова был построен на деньги ЧерМК

- Как у вас проходит общение с собственником комбината? Он демократ или авторитарный руководитель?

- Думаю, что ничего экстраординарного и нового не скажу. Алексей Александрович - абсолютный лидер. С очень глубокими знаниями по всем направлениям. Достаточно много важных решений принимается вместе с ним. При его участии. Он умеет слушать, в том числе и конструктивную критику. Сам он всегда аргументированно доказывает, дает идеи. Его распоряжения – это плод взаимных обсуждений и единого понимания, как надо делать.

- А вы сами какого стиля руководства придерживаетесь? Демократического или авторитарного?

- Я придерживаюсь комбинированного стиля. Потому что оба – демократический и авторитарный – имеют и плюсы, и минусы. А, во-вторых, сейчас у нас сформировалась настоящая команда. Ребята сами активны, у них горят глаза. Тут самое главное не мешать, а дать развиваться мысли. Все отмечают, что я требователен. В первую очередь к себе. Потому что ставлю высокую планку.

Панорама Череповецкого металлургического завода (1980 год)

- Чем обусловлен такой мощный разрыв между зарплатами рядовых работников и директората до 130 раз? Это данные РАН.

- Мне сложно анализировать их статистику. У нас есть понятная система грейдирования, понятные тарифные ставки.

- В 90-е годы многие начальники на ЧерМК были не из Череповца и улетали на выходных в Москву. Сейчас все ли местные?

- Для меня нет понятия «местные». И у нас нет такого понятия как «свой-чужой». Есть команда. Неважно родился ли ты в Череповце и долго ли работаешь. Все наши производственные директора прошли путь от рабочего до директора.

Сталевар

- Вы ходите на все матчи «Северстали» в Ледовый дворец?

- Обязательно, когда не нахожусь в командировке и если нет важных встреч.

- А как ваши личные хоккейные успехи?

- Это было достаточно давно. Если память не изменяет, личным рекордом стали пять шайб за матч. Вы же понимаете – это смотря, с каким соперником играть.

- А кто был на воротах?

- О, сейчас и не вспомнить. Это было, когда мы с Олегом Александровичем и Юрием Александровичем играли. Но на воротах был вратарь – это точно!

В раздевалке городской хоккейной команды

- Команда у нас хорошая. И когда те же критики пишут: снять всех – это неправильно. Чемпионат КХЛ становится сильнее. Это мы видим и по сборной, и по приглашенным звездам, и даже по манере игры – по новым тактическим ходам. К сожалению, два года подряд мы не выходим в плей-офф. Не дотягиваем чуть-чуть. Однако задачи никто не снижал. Состав команды усиливается: возвращаются свои хорошие ребята, много ребят на подходе из «Алмаза». Хочется быть первыми, но в то же время мы не участвуем в гонке бюджетов. Мы думаем, как сделать еще лучше нашу хоккейную школу и без того с богатой 45-летней историей. У нас есть тренеры, которые воспитали чемпионов мира. У нас есть бюджет, который мы уже зафиксировали на будущий год. И уже более 1000 детей будут тренироваться.

- А какой будет бюджет?

- Под 900 миллионов.

- Вам не скучно здесь?

- Я люблю свой город. При всем уважении к Москве и Петербургу, другим крупным городам. Я вижу, как он развивается. Я и сам принимаю участие в его развитии. Многие приезжие отмечают, что Череповец нужно понять, пожить здесь. Это совершенно другой город, нежели говорят СМИ или кто-то, кто его не знает. Мне нравится здесь жить.

Праздничный салют

- Расскажите про свою семью...

- Что сказать? Хорошо, что живы родители. Мама, папа. Супруга помогает мне во всем. Дочка учится в институте. Моей второй бабушке Марине Яковлевне через 10 дней исполнится 100 лет. Живет она на даче. Я навещаю ее каждую неделю. Это мать моего отца.

- А торжества по случаю 100-летия будут?

- Мы не панируем какого-то пафоса, стараемся жить просто - так, как нас воспитали. Но точно будем отмечать. В кругу семьи. Обещали приехать многие родственники. Встретимся, поздравим бабушку. Главное, чтобы все было хорошо.

Gorodche.ru