Раздел Общество
19 февраля 2013, 16:26

Собственник храма Александр Хлопотин: «Господи! Или помоги мне умереть, или дай мне церковь построить.»

Собственник храма Александр Хлопотин: "Господи! Или помоги мне умереть, или дай мне церковь построить."
Фото: архив
Откуда под Белозерском взялась «частная» церковь

Череповчанин Александр Хлопотин – собственник храма на своей малой родине, в селе Никиткино Белозерского района. Как обычный горожанин стал владельцем культового здания? Это выяснила корреспондент портала Gorodche.ru.

«Помоги мне умереть»
– Первый раз болезнь свалила меня с ног, когда приехал в Никиткино осенью 1991 года, – рассказывает Александр. – Утром сильно закружилась голова, мир «поплыл» перед глазами. В больнице лежал две недели под капельницей и уколами. Но после выписки уже через день симптомы возобновились. Еще две недели в стационаре – и новое возращение болезни. Не помог и санаторий. Даже лежа не удавалось справиться с головокружением и тошнотой.

Врачи, по словам Хлопотина, подозревали то проблемы с позвоночником, то нелады с сосудами. Но знакомый доктор посоветовал Хлопотину обратиться к ярославскому профессору- еврологу. Женщина 40 минут осматривала пациента. Потом она велела Александру Александровичу пить аспирин, не бросать курить, потому что для организма сейчас опасны любые встряски. «Синдром Меньера», - уверенно сказала профессор (так в медицине называется воспаление внутреннего уха, которое отличается непредсказуемым течением: приступы могут то ослабевать, то возобновляться, и так — в течение всей жизни — Прим.Ред.)

А вскоре после этого визита к врачу Александр впервые в жизни обратился к богу.

– Была зима 1992 года. Я не спал три ночи и, неверующий и некрещеный, вдруг сказал: «Господи! Или помоги мне умереть, чтобы ни жену, ни детей не мучить, или дай мне здесь церковь построить», - вспоминает 63-летний фотограф.

Обещание пришлось сдержать, хотя одолеть болезнь вышло далеко не сразу. Хлопотину пришлось уйти с работы. Он уехал из Череповца, поселился в Никиткино и пытался работать по хозяйству, но ни свежий воздух, ни лекарства не помогали. В какой-то момент он перестал слышать правым ухом (больной синдромом Меньера, как правило, вообще теряет слух — Прим.Ред.), и вдруг... почувствовал, что болезнь начала отступать.

Нежданное облегчение
- Когда оглох на одно ухо, головокружение стало помаленьку уходить, симптомы слабели, и в 1995 году я вновь вышел на работу, - говорит Александр. - На медкомиссии меня даже в кресле вращали – я после этого испытания встал и легко пошел, абсолютно не шатаясь.
- И вы сразу начали строить церковь?
– Нет, только когда выдал дочерей замуж. Вначале все делал сам, за свои деньги, но потом обо мне узнали в районной администрации, помогли с лесом. Бывало, приезжали добровольные помощники, сами пилили-колотили. В первые годы строительства на меня просто обрушились несчастья: то пневмония, то язва, то сухожилие порвал, то машину разбил, то квартиру обокрали. Но потом я крестился, и – как отрезало. Слышал, что такое часто бывает: начинает человек какое-то серьезное дело – и ему посылаются испытания. Здесь главное – не спасовать, а продолжать.
– Строительство церкви требует соблюдения особых строгих правил. Вам кто-то помогал с этим?
– В книжках информации было мало. Я советовался с череповецкими историками, но больше всего мне помог священник череповецкого благочинья, ныне покойный, Андрей Пылев.

Однажды, еще в начале строительства, в Никиткино приехала этнографическая экспедиция. Я не помню, что собирали эти дамы – сказки или частушки. У меня они собирали малину. Заинтересовались церковью и сказали, что я непременно должен получить благословение. Я сел в свои «Жигули» и поехал в Белозерск. Там зашел в церковь. Увидел батюшку: «Здравствуйте, святой отец!» Обращение, как в американском фильме, и тот, конечно, возмутился: «Какой я тебе святой отец!» - «Да я же не знаю, как к вам обращаться». Рассказал ему про свое строительство. Батюшка в ужасе руками замахал: «Поезжай и разбирай все до основания!» Я рассердился: «Ни за что! Я не тебе обещал, а Ему!» Хотел уже уйти, но священник вдруг крикнул мне вслед: «Поезжай тогда в Вологду, в епархию, пусть с тобой там разбираются!».

В восемь утра следующего дня я стоял у ворот епархии. Владыка в тот день был в отъезде, но по телефону распорядился перенаправить меня к Пылеву. А тот сказал: «Ну и что с того, что ты пока некрещеный? Это урок всем крещеным!» - и разъяснил мне каноны и правила. В 2011 году на мою церковь приезжал посмотреть игумен Дионисий – председатель художественного совета вологодской епархии. Я волновался: хоть бы мое строение часовенкой признали, что ли. Но игумен подтвердил, что это храм по всем канонам. Хотя и небольшой. Высота – 13,5 метров, площадь – 47 квадратных метров.

Заботливый хозяин

- Проводятся ли у вас церковные службы?
– Да. И молебны, и крещения, и паломники приезжают, но чаще всего – дети и студенты. И церковь посетить, и на тракторе моем покататься.
- Строительство было закончено в 2008 году. А сама церковь - чья она?
- Сначала я ее строил на арендованной земле. За три года более 12 тысяч заплатил. Потом появилась возможность оформить эту площадь в собственность. Мне поначалу насчитали 384 тысячи рублей. Потом оказалось, что действие закона, по которому мне определили эту сумму, временно приостановлено, а значит, я должен 1050 рублей. А потом и вовсе оказалось, что землю под строительство церкви продавать нельзя. И я заплатил 150 рублей. Таким образом, я – собственник здания.
- Раньше вы планировали передать его в епархию?
- Я и сейчас не против. Но оформлять собственность на физическое лицо – это менее дорогая и сложная процедура. Возможно, потом хозяин поменяется. Но церковь находится далековато от областного центра, а я сейчас с удовольствием слежу за зданием, забочусь о нем.

– «В миру» вы — известный в Череповце фотограф. Сейчас, после возвращения к жизни, выставляете свои работы?
- Конечно. Только в прошлом году принял участие в шести выставках, две из которых – персональные. Чаще всего в последнее время фотографирую церковь и своего внука Мишу. Наверно, сделал не меньше тысячи фотографий.

ДОСЬЕ:

Хлопотин Александр Александрович родился в ноябре 1949 года в деревне Тимонино Белозерского района. Учился в школе деревни Никиткино, где спустя годы и построил церковь. Работал слесарем, фотографом и бригадиром комплексных бригад на предприятиях Череповца. Активно участвовал в работе известного в Череповце в 80-е годы фото-клуба «Прометей». Сейчас на пенсии, воспитывает 8-месячного внука.

Елена Платонова