Раздел Власть
23 декабря 2014, 08:00

Маргарита Гусева, зампред гордумы: читаю не только нормативные акты

Маргарита Гусева, зампред гордумы: читаю не только нормативные акты
Одни люди знают Маргариту Гусеву под длинным официальным наименованием заместителя председателя Череповецкой городской думы. Другие — таких двое, а третий только-только появился на свет — обходятся коротким словом «мама».

В разгар депутатских сессий второй человек гордумы покинула коллег ради внесения поправки в собственную жизнь — маленькой, крикливой и такой желанной. Но планирует вернуться к законотворчеству уже к Новому году. За несколько дней до знаменательного события Маргарита Гусева рассказала «Глянцу» о других важных вехах и судьбоносном выборе своей жизни.

Здорово, Кострома!

— Как вы решились на третьего ребенка?
— Муж признался недавно: «Я всегда знал, что у нас будет трое детей». Решение о ребенке, очень ответственное и серьезное, принимали всей семьей. И дети участвовали, как полноправные члены семьи. Знаки стали поступать еще до моей беременности. Девятилетний сын Егор как-то ездил с классом в храм и рассказывает: «Я поставил свечку и помолился». Спрашиваю: «За что помолился?» А он отвечает: «Чтобы у нас кто-нибудь родился». Проходит пара недель, пятилетняя дочь Алена приносит из садика рисунок нашей семьи. На вопрос, почему членов семьи пятеро, отвечает: «А это тот, кто у нас родится».

Уходить с работы, которую люблю, надолго не планирую и хочу вернуться после Нового года. Ни с одним из своих детей я не сидела в декретных отпусках. Возможно, поступала неправильно, но это в какой-то степени сделало детей более самостоятельными, ответственными и контактными.

Маргарита Гусева с супругом

— На сайте гордумы о вашей малой родине сказано очень коротко: «родилась в Костромской области». Так вы землячка Ивана Сусанина?
— Сейчас, когда мы едем в гости к моим родителям, проезжаем сусанинские места и всегда там останавливаемся, потому что там очень красиво. Я родилась в деревне Пронино. Большая деревня, человек 500–600 там жило в ту пору. Все мои детские мечты были связаны с родной деревней — хотела стать и директором школы, и руководителем совхоза. Из детских и юношеских лет помню, насколько активно развивалась деревня: строились жилые дома, школы и детские сады. Никуда уезжать не хотелось, во всяком случае надолго. Мой папа по специальности инженер и много лет отработал в сельском хозяйстве. Он окончил сельскохозяйственную академию в Костроме, как и мой брат и мой муж — они все оканчивали один факультет. Мама по профессии библиотекарь, возглавляла партийную организацию, работала в школе. Сейчас родители пенсионеры, но нетипичные пенсионеры, ведут активный образ жизни.

— Активность в общественных делах в вас тоже из детства?
— Конечно. В школе я была председателем совета дружины. Наверное, последним в своей школе. Нас приняли в комсомол, но членских билетов уже не выдали. Помню, что я расстроилась, потому что очень серьезно к этому относилась. Было непонимание: как так?

— Деревенские умения сохранили? Можете корову доить или косить вручную?
— Конечно. Руки помнят. Подсобные хозяйства были и у родителей, и у бабушки с дедушкой, которым мы помогали. Кроме того, при школе существовал животноводческий отряд, который я возглавляла. Мы выращивали для школьной столовой телят и овец. Занимались полностью самостоятельно, нас никто не курировал. Кормили, придумывали имена, ухаживали. И конечно, плакали, когда наших подопечных отправляли под нож. Даже в столовую в тот день не ходили. Работа в отряде принесла мне первые заработки уже в 12 лет. И на каникулах я съездила в Прибалтику полностью за свой счет.
Маргарита = Марго + Рита

Выписка из роддома. Октябрь, 2014.

— Ваше имя Маргарита — изысканное и совсем не деревенское. Как вас чаще называют уменьшительно — Марго или Рита?
— Назвать меня Маргаритой — папина идея. Он же назвал моего брата Романом. Оба имени из какого-то фильма, в котором фигурировали Рома и Рита. Что за фильм, я не знаю до сих пор. В своей деревне меня называют исключительно Ритой, а друзья, в особенности студенческие, могут и Марго назвать.

— Папа инженер, мама библиотекарь. Вы выбрали нечто среднее, профессию учителя математики. Почему?
— Мне повезло с учителями, и я хотела быть на них похожей. В старших классах, помню, меня просили проводить уроки или мероприятия с младшими школьниками, когда у них заболевал учитель. Я получила два педагогических образования и временами чувствую угрызения совести перед государством оттого, что я не в педагогике. Окончив школу, поступила в педагогическое училище в городе Галиче, окончила его с красным дипломом и поступила в костромской университет на физмат. Это был конец 90-х годов, в школах задерживали зарплату, население в деревнях стремительно уменьшалось, совхозы закрывались, и я понимала, что возвращаться домой смысла не имеет. Но во время учебы в моей жизни появился «Орленок» — Всероссийский детский центр на берегу Черного моря. Я благодаря своей общественной активности попала в отряд по подготовке вожатых. И после второго курса уехала туда работать на пять месяцев, досрочно сдав сессию. И с тех пор ездила в «Орленок» в течение пяти лет, начинала с вожатой и дослужилась до заместителя директора по методической работе. Он в корне изменил мою жизнь. Те ребята, с которыми я познакомилась там, сейчас занимают крупные должности во многих регионах России.

— Проблем с детьми наверняка не было, ведь в «Орленок» отправляли лучших школьников страны.
— По-разному бывало. Считайте — пять месяцев, это пять смен, примерно человек 150. И все разные. Когда приезжали лидерские смены, было огромным удовольствием с ними работать. Но иногда приезжали и смены детей из неблагополучных семей, с ними было гораздо сложнее. Случалось, присылали отряды из наших южных республик. Нужно было подстраиваться под них, вникать в традиции, в том числе религиозные. Помню, как приехал отряд из Дагестана, где встретились ребята из разных уголков республики — они разговаривали на разных диалектах и не понимали друг друга.
Когда переехала в Череповец, долго казалось, что мне везет с автобусами

— Каким образом на вашем жизненном пути из Костромы в «Орленок» возник Череповец?
— Оканчивая университет, я была уверена, что поменяю город. В Костроме я не видела перспектив, хотя мне предлагали работу. Стала выбирать новое место жительства. Варианты были разные — приглашали в Подмосковье, в Ижевск, в Омск и даже на Сахалин. Но я выбрала Череповец. Мой брат женился на череповчанке. Они прожили год в Галиче и переехали сюда. Он устроился работать на «Северсталь» подручным сталевара и расхваливал Череповец на все лады. Я подумала, что родителям будет приятно, если мы с братом будем жить в одном городе, который расположен не так далеко от Костромской области.

— На разведку приезжали или сразу приехали с чемоданами?
— Я навестила брата, прожила здесь пару дней, но толком в городе не сориентировалась. Помню, он сводил меня на хоккей, немного погуляли. Я приезжала повидать брата, а мой будущий муж, тоже костромич, поехал со мной на разведку. В конце концов мы приняли решение и приехали в Череповец с вещами. В первый же день сняли недорогую квартиру со старенькой мебелью в пятиэтажке на улице Чкалова, но после общежития в Костроме условия были шикарные. Нас тогда многое приятно удивило в Череповце и продолжает удивлять до сих пор.

— Что именно?
— Ну хотя бы то, что 3 октября, когда приехала, я нашла батареи горячими. В Костроме отопление включали примерно к 20 октября вне зависимости от погоды. Первые полгода череповецкой жизни казалось, что мне везет с автобусами. Как ни подойду на остановку, так и автобус подъедет. Везет до сих пор. В Костроме работают маршрутки и графика как такового нет. Наши земляки, приехав к нам в гости, спросили, показывая на снегоуборочные машины, что они делают. «Снег вывозят», — говорю. «Зачем? Он ведь и так растает», — говорят знакомые. Не привыкли они к этому.

Материнский капитал мы потратили на дом в деревне

— Как произошла встреча с мужем? Он технарь с сельскохозяйственным уклоном, вы математичка-общественница…
— Все очень просто. Наши старшие братья — однокурсники, и мы встретились в одной компании, они не раз приезжали к нам в гости. Лет восемь мы были просто знакомыми, и не более того. Периодически пересекались. Думаю, нас свела крестница — когда нам было года по 24, нас пригласили стать крестными племянницы моего будущего мужа. На крестинах священник спросил: «Вы не муж и жена?» Мы хором ответили: «Нет». Сзади стояла родственница, которая сказала пророческие слова: «Будут». После этого стали общаться больше, потому что нас связывала крестница, которой, к слову, уже 13 лет. Когда я сообщила ему, что уезжаю в Череповец, он поехал со мной и устроился на работу уже на третий день в автотранспортный цех «Северстали».

— Женились в Череповце?
— Да. Но сначала венчались в Санкт-Петербурге в Спасо-Преображенском соборе, причем в год 300-летия города. Как это получилось? Я смотрела по телевизору репортаж о том, как Санкт-Петербург готовится к юбилею, и там прозвучала фраза: «Петербург венчает своим убранством гостей и жителей города». Я говорю: «Может быть, он и нас повенчает?» Сказано — сделано. В августе 2003 года нас повенчали в красивейшем соборе Питера. Штампа в паспорте на тот момент не было, и мы сомневались, повенчают ли, но батюшка сказал нам, что соединяет нас перед богом, а не ради документа. После этого у нас было путешествие по ночному Петербургу, гуляли до утра. Самый романтический день в моей жизни. А через полгода была свадьба, мы отмечали ее в Рощино. Наверное, проще было бы отметить свадьбу на родине, но мы на тот момент уже считали себя коренными череповчанами. Я к тому времени уже работала в местном лагере «Орленок», куда попала благодаря опыту всероссийского «Орленка». А первой моей работой в Череповце была должность учителя экономики в школе № 8, одновременно занималась внедрением правовой системы «Гарант».

— О своих детях вы уже упомянули. К чему проявляет интерес первое в вашей семье поколение уроженцев Череповца?
— Старший сын Егор — целеустремленный молодой человек. Пока непонятно, к чему у него настоящий интерес. Он очень увлекающийся и интересуется очень многим. Занимается в театре танца «Домино», играет в футбол и шахматы, ходит в бассейн, состоит в кружке юных разведчиков, выходит на сцену экологического театра, сверх программы занимается английским языком. И в учебе отличник — фото висит на стенде «Ими гордится школа». Занятой и очень самостоятельный. Маленькая Алена тоже танцует в «Домино», занимается фигурным катанием, готовится к школе.

— Дети понимают, чем вы занимаетесь?
— Дочка понимает, что мама на работе, и ей пока этого достаточно. А сын не только понимает, но и интересуется, задает много вопросов и переживает за меня. Особенно когда я выступаю. Спрашивает: «Мама, я все боюсь, вдруг ты слова забудешь». — «Егор, так я их не заучиваю». — «А откуда ты знаешь, что нужно сказать?» Или интересуется вечером: «Мама, чего вы сегодня решали?»

— Что любите делать всей семьей?
— Летом у нас дача — на материнский капитал купили домик в деревне. Кстати, работа на грядках лучше всего помогает мне отключаться от работы. Часто выезжаем за город на пикники. Зимой катаемся на лыжах и на коньках, летом на велосипедах. В 2005 году мы выиграли городской конкурс, получив звание «Семья года», нам подарили палатку! В походах она всегда с нами.

— После дня, проведенного за чтением нормативных актов, наверное, приятно полистать интересный роман?
— Вы правы. Читать я очень люблю, причем самую разную литературу. Сыну дали список чтения на лето — я прочитала половину списка, и мне очень понравилось. Сейчас купила роман «Унесенные ветром», который обожала в юности. Теперь у меня будет много свободного времени, перечитаю.

Не утонуть в чужих проблемах

— Что отвечаете тем, кто считает думу ненужным органом, а депутатов — лишними людьми, которые ничего не решают?
— Спорить не спорю, стараюсь объяснить. Общение с людьми — это главное в нашей работе. В том вся и беда, что депутатам не так часто удается поговорить с людьми, поскольку у них есть еще и постоянная работа. Откуда же взяться пониманию? Я, отработав два с половиной года в думе, четко для себя сформулировала, зачем нужен депутат. Не только для голосований и обсуждений насущных проблем, но для реальной помощи горожанам путем взаимодействия с исполнительной властью. И в этом отношении депутат многое может сделать. Приведу конкретный пример. В школе № 41 обучается около 800 детей, и почти каждый день ходят через пустырь, в том числе в сумерках. Очень опасное место, много асоциальных личностей, страшно и детям, и родителям. Совместно с территориальным общественным самоуправлением (ТОС) «Октябрьский» и заместителем мэра Еленой Осиповной Авдеевой (она в городе курирует работу с ТОСами) удалось найти подрядчика, проредить и разровнять пустырь, на следующий год по программе «Народный бюджет», думаю, получится установить там детскую площадку, сейчас решаем вопрос с освещением дорожки от школы до остановки. Это одно из множества дел.

— Говорят, депутаты не получают денег за работу. В чем их мотивация?
— Про каждого не могу говорить, но, как мне кажется, это потребность в общественной деятельности. Некоторые люди рождаются с такой потребностью. Вникать в чужие проблемы — это тоже дар, который дается далеко не всем.

— Как не утонуть в чужих проблемах?
— Если бы жила одна, возможно, утонула бы. А так… ни к каким уловкам не нужно прибегать, чтобы оставлять рабочие вопросы на работе и не приносить их домой. Достаточно лишь переступить порог, и жизнь семьи мгновенно уносит тебя: одному помочь в создании проекта по какому-либо предмету, с другим почитать, сделать поделку, подготовиться к участию в очередном конкурсе, и все срочно. Переключаешься очень быстро.

Текст: Сергей Виноградов
Фото: личный архив Маргариты Гусевой