Принимаю условия соглашения.
Раздел Афиша
3 июня 2016, 08:00

Заслуженная артистка России Ирина Джапакова: «Если нужно, могу и сейчас сразиться на шпагах»

Заслуженная артистка России Ирина Джапакова: «Если нужно, могу и сейчас сразиться на шпагах»
«Я вела ужасную жизнь, это правда. Но также — жизнь изумительную. Потому что прежде всего я любила ее — жизнь», — раз или два раза в месяц признается актриса вологодского Камерного драматического театра Ирина Джапакова со сцены от имени Эдит Пиаф.

Она сыграла в десятках спектаклей, а в жизни исполняет одну роль — странника. Вся ее судьба связана с переездами — работала во многих театрах, гастролировала на поездах по стране и на фургоне по Европе. К тому же лучшим отдыхом после напряженного спектакля считает хорошую прогулку за рулем.

«Только я и дорога, я это очень люблю, — говорит заслуженная артистка России. — Если есть время, могу так и во Владимир уехать посмотреть на церковь Покрова на Нерли или в другой интересный город». К счастью для зрителей нашего города, на пути одной из самых ярких актрис Вологодчины довольно часто встречается Череповец. Наш журналист поздравил Ирину Джапакову с личным юбилеем и 30-летием работы на вологодской сцене, в марте актриса триумфально выступила на встрече череповецкого Женского клуба.

«Актриса растет»

Она родилась в Казахстане в семье казаха и русской. Отец Ирины Джапаковой в юности убежал на Великую Отечественную войну, хотя был слишком молод для фронта. После окончания войны его оставили проходить срочную службу. Отправили восстанавливать Орловскую область, обезображенную боями. Там и познакомился с русской красавицей Катей.

«Мама говорила, что он покорил ее за семь воскресений — они могли встречаться только по воскресеньям, — рассказывает Ирина Джапакова. — Семь воскресений встречались, после чего он сделал маме предложение. И она согласилась. Родителям невесты папа очень понравился, но они же не знали, что он захочет увезти ее в Казахстан. А он повез. Для семьи моей мамы это было настоящей трагедией». К слову, казахские родственники отца Ирины Джапаковой тоже далеко не сразу приняли этот брак и даже предлагали ему отказаться от возлюбленной, взамен обещали несколько коров. Сама Ирина о межнациональном не задумывалась, да и повода в повседневной жизни не было.

«Это был Советский Союз, и мама и папа были советскими людьми, никаких национальных различий не было, — рассказывает она. — В том городе, где мы жили, все говорили по-русски и общая культурная направленность была совершенно российской. Папа иногда пел казахские песни, у него был очень красивый голос, и отдельные строчки и слова этих песен я помню до сих пор».

Пара была творческой, и после трудового дня супруги находили время и силы для культурного отдыха, к которому и детей приобщали. Маленькую Иру стали брать в кино в ту пору, когда для нее отдельного кресла не требовалась. Став постарше, глядела на экран во все глаза, а придя домой, разыгрывала фильм заново перед родными — пела, плясала, повторяла сцены и монологи. А в 10 лет Ирину Джапакову выбрали вести детские программы на местном телевидении. Это уже было совсем по-взрослому, с каждодневными репетициями, которые было непросто совмещать с учебой в школе. «Актриса растет», — говорили не только родители и их знакомые, но и соседи. Старший брат Ирины в способностях сестре не уступал и в итоге выбрал тоже творческую специальность — стал журналистом.

С Янковским на одной сцене

«С будущей профессией я определилась очень рано, и в будущем у меня никогда сомнений не было — только актрисой, — вспоминает она. — Впрочем, нет, сомнения закрались однажды, когда я увидела, какие девушки поступают в театральное училище — свободные, открытые, потрясающе красивые. А тут я, провинциалка, приехала. Свои комплексы мне приходилось преодолевать». Но, как оказалось, сомневаться и комплексовать нужно было другим девушкам, а не Ирине Джапаковой, которая с первого раза поступила в Саратовское театральное училище.

Саратов славился не только «огнями золотыми», о чем свидетельствует известная песня, но и великолепными артистами, которые переходили с саратовских сцен на подмостки лучших московских театров и большой киноэкран. С двумя из саратовских знаменитостей Ирине Джапаковой довелось не раз выходить на одну сцену. «Уже студентами нас стали привлекать в спектакли саратовского драматического театра, в основном в массовке, конечно,
рассказывает она. — И в одном из спектаклей, в котором я участвовала, главную роль по очереди исполняли Олег Янковский и Александр Михайлов. Это была последняя роль Янковского в Саратове, он уже был знаменит на всю страну благодаря сыгранным ролям в популярных кинофильмах. На Янковского в Саратове ходили толпами». И студенты, разумеется, смотрели на него из массовочной толпы затаив дыхание. Впрочем, актер не зазнавался — проходя мимо или стоя за кулисами с юными партнерами, подбадривал.

Учеба в театральном училище Ирине очень нравилась, она с головой погрузилась в ту жизнь, о которой мечтала. Приходила в училище рано утром, уходила в сумерках, световой день был занят учебой и обретением различных актерских навыков, от декламации и танца до фехтования, а вечерами навыки пускались в ход на репетициях студенческого творчества. «Подождите, вы сказали — фехтование? — останавливаю актрису, с упоением рассказывающую о счастливых годах учебы. — Что, и девочки фехтовали?» «А как же, — отвечает Ирина Джапакова. — А вдруг доведется сыграть в «Двенадцатой ночи» и взять шпагу в руки». В ее актерской судьбе такое «вдруг» произошло — сыграла шекспировскую барышню, которой в силу обстоятельств пришлось притворяться мужчиной. «Немного потренироваться, думаю, я и сейчас смогла бы сразиться на шпагах», — говорит актриса. В вологодском Камерном театре ролей со шпагами ей не дают, но гибкость и подвижность, пронесенные сквозь десятилетия, востребованы практически в каждом спектакле.

После окончания саратовского училища Ирину Джапакову пригласили в Русский драматический театр Северной Осетии, где она сыграла первую большую роль — Любку в «Фантазиях Фарятьева». Потом начались переезды — были в ее актерской судьбе театры Иркутска и Орла. Пробегая глазами длинный список сыгранных ею ролей, понимаешь, что джапаковских женщин, несмотря на разный возраст и национальность, объединяют внутренняя сила, самостоятельность и какая-то царственность. Актриса рассказывает о том, что в юности мечтала одновременно о ролях Джульетты и «железной» Вассы Железновой.

В Вологде-где и в Братске по-братски

В Вологду Ирина Джапакова приехала впервые в 1979 году, получив приглашение в местный театр юного зрителя. Оказавшись на месте, актриса поняла, что пазл сошелся: город нравится («я люблю подлинно русские города и всегда хотела жить в одном из них»), театр хороший, зритель понимающий.

Ирина Джапакова рассказывает о том, что в годы ее молодости у актеров было принято менять города и театры, чтобы творчески не застояться: два-три года поработал и собираешь чемоданы. Но Вологда чем-то захватила. Впрочем, в 80-е годы она покинула город — захваченная идеей, отправилась с компанией единомышленников открывать театр в далеком сибирском Братске. Но, родив дочь, поняла, где хочет ее воспитывать, и вместе с мужем-режиссером вернулась из экологически неблагополучного Братска в Вологду.

ТЮЗ возглавляли другие люди, но ее приняли, и актриса взялась за работу засучив рукава. «С какого-то момента меня стали узнавать на вологодских улицах — здороваются, улыбаются, — говорит Ирина Джапакова. — И я поняла, почему это произошло — я стала играть на маленькой сцене, где актер очень близок к публике во всех отношениях. И играет он так, что каждому зрителю кажется, будто он делится сокровенным именно с ним. Я уверена, что за малыми, камерными сценами будущее, все остальное преходяще». Дочь воспитывалась за кулисами и не могла по примеру сверстников пойти в юристы-экономисты; впрочем, актрисой не стала, выучилась на театрального критика.

В конце 90-х годов Ирина Джапакова стояла у истоков создания вологодского Камерного театра, одного из самых необычных театров страны. Он уникален тем, что работает на радость зрителям и актерам, а не для отчетности. Таким его создал режиссер-основатель Яков Рубин. Захотелось поиграть Шекспира — не ждут денег на постройку замка Гамлета и крепости Отелло: сложили спектакль из любимых шекспировских сцен, и вперед. И здесь нашла свой дом Ирина Джапакова после многолетних поисков своего места под театральным софитом. В последние годы раскрылась как актриса моноспектаклей — трудность жанра в том, что актер полтора-два часа вынужден держать внимание зала на себе, и слабый артист неизбежно породит скуку, каким бы ни был интересным текст, который он читает. На моноспектаклях Джапаковой, о чем зрители пишут в книгах отзывов, время летит стремительно.

«Есть в вашей жизни что-то кроме театра?» — интересуюсь у актрисы. «Есть дочь, но она уже выросла, — говорит она. — Есть мама, которой я стараюсь уделять как можно больше внимания. А если говорить об увлечениях… Нет, ничего нет. Театр забирает все свободное время. Там всегда есть работа. Хотя нет, люблю водить автомобиль. Просто ехать, думать о чем-то». Учиться вождению она тоже пошла, выполняя одно из театральных дел. Камерный театр решил, что их немногочисленный состав и нехитрые декорации — большое преимущество для мобильных гастролей. Купили микроавтобус, вместе выучились и сдали на права и отправились в Европу, которую исколесили вдоль и поперек. «Обожаю Европу и архитектуру старых городов, люблю гулять по их улочкам», — говорит актриса.

Текст: Сергей Виноградов. Фото: Алексей Устимов, из архива И. Джапаковой