Принимаю условия соглашения.
Вологодская область
Заразились
2657 +29
Выздоровели
2152 +61
Умерли
26 +0
gorodche.ru
Алексей Мордашов: «У меня никогда не было нехватки в деньгах» Сегодня мы публикуем вторую часть интервью с главой «Северстали», подготовленную журналом "Глянец" по видеоверсии интервью для Forbes Club.

Алексей Мордашов: «У меня никогда не было нехватки в деньгах»

22 июня 2019, 12:15

Алексей Мордашов: «У меня никогда не было нехватки в деньгах»
Фото: Форбс
Сегодня мы публикуем вторую часть интервью с главой «Северстали», подготовленную журналом "Глянец" по видеоверсии интервью для Forbes Club.

— Оглядываясь на 15 лет назад, могли бы назвать ваши три самых главных достижения за эти годы?

— Во-первых, то, что в компании сегодня работают без малого 90 тысяч человек и получают зарплату. Много вызовов, и все не однозначно ровно и хорошо. Но тем не менее нам удается идти вперед и развиваться, и это тоже успех. Хотя, повторяюсь, вызовов много. Второе: я думаю, мы стали лучше понимать, как двигаться вперед. Я сделал множество ошибок и потерял огромные суммы денег. Иногда меня люди спрашивают: «А у вас были ошибки?» Так забавно слышать подобные вопросы… Видимо, люди полагают, что если ты находишься в рейтинге уважаемого Forbes, то ты, наверное, совершенно другой и непогрешимый. Куда там… У меня было море ошибок. За это время мое достижение — моя семья. Трое младших детей родились за эти 15 лет. Это тоже достижение. Как-то строится личная жизнь…

— Что могли сделать и не сделали за это время? Как-то жалеете об этом?

— Жалею. Но того, что сделано, уже не воротишь… И я стараюсь из этого извлечь максимум пользы и уроков. Что является ошибками? Ну мы купили кучу активов, но потом списали в ноль, либо часть просто закрыли, ликвидировали, либо продали по более низкой цене. Так было в целом ряде секторов. В металлургии, в частности. Этой ошибки я обязан был избежать. Я четко вижу, что поступали сигналы из внешней среды, которые должны были удержать меня от тех бессмысленных приобретений. Не удержали… Много людей было, с которыми нам следовало расстаться быстрее. Надо вырабатывать четкие критерии взаимоотношений с людьми. Договариваться о правилах игры со своими коллегами, максимально четко ставить задачи и потом контролировать их выполнение. Если человек не может справляться со своими задачами, то не нужно терять ни свое, ни его время — надо расставаться. Не тянуть, не пытаться затягивать решение вопроса. Но это сейчас так легко говорить. А когда ты с конкретным человеком сталкиваешься, то сплошь и рядом непонятно, как быть. И заменить его некем, и надежда еще какая-то есть… Тут очень важно не перегнуть палку и с водой не выплеснуть ребенка.

— Был ли какой-то личный урок?

— Надо больше внимания уделять детям. Они растут, и когда они вырастут, то будет поздно. Вот моим старшим детям 18 и 19 лет, и, вообще-то, уже что вложено, то вложено. Как и многие родители, общался с ними не очень много… Вот недавно на РБК услышал такую фразу: «Никто в жизни еще не пожалел, что мало времени провел в офисе». Я больше времени стал уделять на общение с семьей, на отдых, чем 10 лет тому назад.

— Есть какие-то недостатки в людях, которые вы готовы терпеть?

— Для меня, например, этические ценности являются критически важными. Мы не готовы мириться с отсутствием этих ценностей по принципиальным вопросам. Иногда говорят: ладно, пусть ворует, но ведь дело знает. Для нас это не предмет дискуссий. Тот, кто у нас ворует, выгоняется без всяких компромиссов. У нас нулевая толерантность по этому вопросу. И неважно, какую позицию он занимает и сколько денег приносит. Я считаю, что стратегически человек не может быть успешным, если он неэтичен. И компания, которая не построила правильную культуру общения, не будет успешной. Должно быть уважение к людям. Начиная от стиля общения и заканчивая фундаментальными вещами. Кто не хочет разделять эту идеологию, не должен тратить время ни свое, ни наше, пытаясь у нас работать. Он должен идти искать лучшей доли где-нибудь в другом месте…

У меня время от времени спрашивают, какие свойства должны быть у успешного человека.
Одно из фундаментально важных свойств — это готовность и способность учиться. Готовность человека узнавать правду о себе, о ситуации, какой бы она ни была. Это зачастую очень трудно делать. И еще — меняться в соответствии с этой правдой. Мы требуем от всех наших сотрудников без исключения быть готовыми разбираться, демонстрировать уважение к клиентам, к людям, придерживаться этических норм, учиться и меняться.

— О чем вы мечтали в детстве? Неужели стать хозяином компании «Северсталь»?

— В моем детстве просто невозможно было представить то, что происходит со мной сегодня. Я родился в 1965 году, школу окончил в 1983-м, а институт в 1988-м. Поэтому сегодня разговоры о том, какой бы отель на Марсе я предпочел, были бы более реалистичными, чем разговоры тогда о том, как я буду жить сегодня. Помню, что точно не было каких-то материальных мечтаний. В детстве я как-то размышлял об управлении и о предприятиях, слушал разговоры родителей, как на заводе идет работа, и мне это было очень интересно. Когда настала пора определяться с будущим, я подумал, что мне интересно. Как я сейчас понимаю, я хотел быть управленцем. И мечтал стать частью этого большого механизма. Решил, что наиболее подходящей для этого специальностью является экономика, и поступил в Ленинградский инженерно-экономический институт имени Пальмиро Тольятти.

— Вы хорошо учились, потому что у вас была какая-то сильная мотивация, или вы хорошо учились, потому что было интересно?

— Интересно было. Я в школе учился хорошо. В основном на пятерки. А в институте я учился еще лучше, был очень активным студентом.

— У вас красный диплом, по-моему?

— У меня не просто красный диплом — я за все время обучения не получил ни одной четверки. У меня в зачетке только пятерки, ни одной другой оценки нет. Мой бывший ректор как-то мне сказал: «Про тебя очень хорошо рассказывать нынешним студентам. Иногда привожу примеры успешных людей, которые не очень успешно учились. А ты вот был очень хорошим студентом, и тебя удобно приводить в пример. Вот, говорю, будете хорошо учиться, и у вас будет перспектива».

— Вы ботаник по натуре?

— Кто такой ботаник?

— Ботаник — это тот, кто предпочитает библиотеку дискотеке.

— В этом смысле — да. Мне это интереснее. Вот вы спрашивали про мотивацию в самом начале… Мотивация — это что-то такое, что у человека внутри, не потому, что ему денег хочется. Должно быть что-то такое, что движет тебя к мечте, к какому-то светлому будущему. Я никогда не стремился быть богатым. У меня вообще одно рабочее место в жизни было. Я как пришел на «Северсталь» в 1988 году, так на ней и работаю по сей день.

— У вас должна быть большая пенсия, в принципе… (Народ в студии смеется)

— Вы знаете, я очень надеюсь, что да. И я уверен, что не государство мне ее будет выплачивать. Я никогда не был предпринимателем изначально. Просто приватизация и другие события сделали меня предпринимателем. И уже на базе «Северстали» мы стали скупать самые разные активы в самых разных секторах. Было интересно.

— Расскажите о своих родителях: что это были за люди?

— Они уже, к сожалению, умерли, и довольно давно. Отец закончил карьеру электриком 5-го разряда в одном из цехов комбината. Большую часть жизни проработал инженером-электриком в пусконаладочных организациях, а после распада Союза и сокращения строительных работ пришел на комбинат. Мама была мелким служащим. 36 лет проработала на металлургическом комбинате, занималась комплектацией кабельной продукции в управлении капитального строительства. Это люди советского среднего класса. У нас были автомобиль «Москвич» и дача.

— Но вы жили достаточно обеспеченно?

— Я вообще всегда был очень обеспеченным. У меня никогда не было нехватки в деньгах. Не знаю почему, но это с детства как-то…

— Скажите, кроссовки и джинсы вы когда купили первые?

— Наверное, в восьмом или девятом классе. Жили хорошо, не сказать, что супербогато, но хорошо. «Москвич», шесть соток, двухкомнатная квартира площадью 34 кв. метра. Я прожил в этой квартире до 25 лет.

— К этому возрасту вы уже были богатым?

— Я всегда был богатым, как-то так получалось. В студенческие годы я был Ленинским стипендиатом и получал стипендию сначала 100, а потом 130 рублей. Это была зарплата среднего инженера тех лет. Стеснения особого в средствах не испытывал. Правда, мы сейчас испытываем нехватку то одного, то другого миллиарда на приобретение то того, то другого… Но это уже другая история.

— Дети вас научили чему-нибудь важному?

— Конечно. Дети научили меня тому, что надо обращать на них внимание и помнить, что я женился не на работе. Дети помогают мне узнавать какие-то новые вещи. Дети научили меня тому, что бывают другие точки зрения, что мир гораздо богаче и сложнее, чем ты думаешь.

Видеоверсию интервью Forbes Сlub для «Глянца» адаптировала: Елена Боронина

Фото по материалам Forbes Club