Принимаю условия соглашения.
Вологодская область
Заразились
2488 +27
Выздоровели
1992 +8
Умерли
25 +0
gorodche.ru
Вслед за дебаркадером: во что превратился речной пассажирский флот Череповца Суда, некогда бороздившие просторы Рыбинского водохранилища, Шексны и Ягорбы, теперь годятся лишь на металлолом.

Вслед за дебаркадером: во что превратился речной пассажирский флот Череповца

2 июня 2020, 19:52

Вслед за дебаркадером: во что превратился речной пассажирский флот Череповца
Фото: Алексей Молотов
Суда, некогда бороздившие просторы Рыбинского водохранилища, Шексны и Ягорбы, теперь годятся лишь на металлолом.

Утонувший при попытке подъема и затем развалившийся дебаркадер — не единственный речной объект, превратившийся в последние годы в полный утиль. Ранее в Череповце насчитывалась целая флотилия: прогулочный теплоход «Маяк», МО-116, четыре «Зари», шесть ПС (расшифровывается как пассажирское судно, в народе «калоши»), две «Ракеты» и два «Метеора». Все суда, кроме «Метеоров» (ими владело Северо-Западное речное пароходство), принадлежали Череповецкому пассажирскому порту.

ПС возили дачников на ягорбские причалы, «Метеоры» курсировали, в частности, в Девятины (они отбыли в Санкт-Петербург), «Ракеты» ходили в Талицы Кирилловского района, где со сдачей нового Петропавловского моста интерес к водному транспорту тоже стал меньше. Ранее там работал еще и паром СП-9, тоже принадлежавший Череповецкому пассажирскому порту.

В 2003 году новый владелец пассажирского порта Александр Желтов пригнал в город пассажирский теплоход «Николай Яковлев», единственный в мире теплоход-трансформер, который ходил на достаточно далёкие расстояния. К слову, летом 2016 года именно на этом судне (тогда чуть ли не единственном уцелевшем) провели презентацию для СМИ нового состава хоккейной команды «Северсталь».

— С приходом Желтова сразу ушел директор порта Каютин (он потом пошел в спасатели), вместо него поставили другого человека, но тоже портовского, Анатолия Берестнева, — рассказал порталу Gorodche.ru на условиях анонимности бывший работник порта. — При Желтове нормально работалось, точно так же, как и раньше. Все началось через 2 года, но я тогда уже ушел с пассажирского флота. Лично я про Желтова как работник ничего плохого сказать не могу. Он особо не вмешивался в работу. Может, чего-то не понимал, но нашу работу жестко контролировала судоходная инспекция, то есть от него, собственно, мало что зависело. Тем более он 2 года должен был работать по профилю, то есть возить дачников, что он и делал. Но без ремонтной базы теплоходы быстро развалились. Порт нам помогал сначала с ремонтами, потому что мы друг друга знали все, а потом перестал. К слову, теплоход «Маяк» постоянно возил пассажиров на прогулки и был мегаэлитным теплоходом. Там все сверкало. Потом стал грудой металлолома. В порту при Желтове в 2003 - 2015 годах работала диспетчерская служба, она находилась в дебаркадере и контролировала наше передвижение, а также большие пассажирские теплоходы, которые швартовались раньше со стороны Ягорбы на набережной. То есть все было круто. С ремонтами только напряжёнка была.

«Маяк» сейчас — снаружи и внутри. Фото: Алексей Молотов

Генеральный директор Череповецкого пассажирского порта Александр Желтов рассказал порталу Gorodche.ru, что к краху пассажирский флот города привели сразу несколько факторов.

— Первое — отношение властей. Пока был Михаил Сергеевич Ставровский (мэр Череповца в 1996-2006 г.г.— ред.), все двигалось. Потому что он тоже рулевым мотористом закончил училище, понимал, что такое река, понимал все проблемы. Понимал, что навигация короткая, у нас северное лето. Надо знать, в какую сторону течет Волго-Балтийский канал имени Ленина. Спросите у любого чиновника, не ответит. И второе — благосостояние русского народа. Денег стало меньше. Кредит, кусок хлеба и таблетка, а остальное потом. На дачи теплоходы до сих пор ходили бы, если бы дотировали. В Ярославской области ничего не отменено, все теплоходы работают как в советское время. Нас не дотируют уже лет 8. Там были областные и городские деньги. Вообще пассажирский порт я принял уже в запустении, но социальную программу выполнил.

Как пояснил директор порта, дотации исчислялись примерно 2 миллионами рублей в период навигации, что составляло 30–40% затрат порта. На сегодня Череповецкий пассажирский порт существует фактически номинально, то есть деятельности не ведет.

- Я надеюсь, река полностью не обмелеет, придут люди, которые поднимут флот. Надо, чтобы ходили теплоходы. У нас порт пяти морей, - сообщил действующий капитан.

- Можно вспомнить только Шурика из «Кавказской пленницы»: «Простите, а часовню тоже я развалил?», - сказал помощник мэра Сергей Климушкин. - Городские власти к развалу пассажирского флота никакого отношения не имеют.

Сейчас практически вся флотилия доживает свои дни в плачевном состоянии — часть находится возле первого дебаркадера, часть вытащена на берег в районе техучастка ГБУ «Волгобалт». А знаменитые «калоши» и вовсе распилены на металлолом.

Алексей Богомолов