Принимаю условия соглашения.
gorodche.ru
У машиностроителей начались проблемы из-за взвинченных цен на металл Цены на сырье подскочили, по разным подсчетам, чуть ли не до 100%. Промышленникам приходится брать кредиты и сокращать объемы выпускаемой продукции. Предприятия несут убытки, а меры государства по отношению к сырьевикам малоэффективны.

У машиностроителей начались проблемы из-за взвинченных цен на металл

22 июля 2021, 18:22

У машиностроителей начались проблемы из-за взвинченных цен на металл
Цены на сырье подскочили, по разным подсчетам, чуть ли не до 100%. Промышленникам приходится брать кредиты и сокращать объемы выпускаемой продукции. Предприятия несут убытки, а меры государства по отношению к сырьевикам малоэффективны.

В 2021 году стоимость стали на мировом рынке достигла максимальной отметки за последние 12 лет. Представители промышленности всерьез обеспокоены подорожанием цен на продукцию металлопроката. С 2020 года власть пытается стабилизировать цены разными способами. Первый вице-премьер Андрей Белоусов пригрозил налоговым изъятием 100 млрд руб. сверхдоходов, полученных, в год пандемии. С 31 августа и до конца этого года правительство утвердило пошлины на экспорт черных и цветных металлов. Они представляют собой базовую ставку — 15% и специфический компонент (в американской валюте за тонну). Размер этого компонента рассчитывается в зависимости от вида металла (для цветных металлов) либо степени переработки продукции (для черных металлов). При этом вносятся корректировки с учетом динамики мировых цен по результатам 5 месяцев 2021 года. Но и это еще не все. Вслед за повышением экспортной пошлины металлургам хотят увеличить НДПИ или налог на прибыль.

О том, как отразилось на отечественном машиностроение резкое повышение цен на сырье и повлияли ли меры, принятые государством на исправление этой ситуации, мы поговорили с руководителями предприятий.

Константин Бабкин: «Машиностроителей серьезно беспокоит ситуация на рынке металла»

Константин Бабкин является президентом промышленного союза «Новое содружество» и совладельцем «Ростсельмаша». «Ростсельмаш» — крупный производитель сельскохозяйственной техники в нашей стране: комбайны, тракторы, бункеры… В себестоимости этих единиц с/х-техники цена металла составляет от 30 до 80%.

«За второе полугодие прошлого года металл подорожал на 80–90%. Это привело к тому, что себестоимость машин выросла процентов на 30–40. При этом государство ограничивает цены на сельхозтехнику, ограничивает цены на продукцию сельского хозяйства, поэтому вслед за себестоимостью мы — машиностроители, не можем повышать цены. Многие заводы оказались в убытках в связи с необходимостью брать кредиты. Это очень негативно сказалось в прошлом году на машиностроении. Особенно печально, что российский металл на российском рынке продается по ценам, дороже, чем продается за границу. Наши металлурги пользуются ситуацией. Получается, раз металл более дорогой, то и производство машин более дорогое. Из-за этого сложно конкурировать с китайскими, немецкими, американскими компаниями. Нас, машиностроителей, ситуация на рынке металла очень беспокоит».

По словам Константина Бабкина, ситуация мало изменилась и с введением государством таможенных пошлин на металл. Проблему высоких цен это не решило, так что ситуация остается критичной. При этом промышленник считает, что в своей основе именно экспортные меры более эффективны, чем повышение налогов.

Константин Бабкин:

«Плата пошлины при экспорте стимулирует металлургов продавать металл на внутреннем рынке, продавать больше и дешевле, чем за границу. А налог на добычу полезных ископаемых не ведет к снижению цен на металл. Ну изымут деньги у металлургов, это не сделает металл дешевле, чем за границей. Можно еще по примеру Китая при экспорте металла или другого непереработанного сырья не возвращать НДС. Это тоже бы стимулировало продавать внутри страны дешевле.».

О проблемах говорит и Владимир Боглаев, директор Череповецкого литейно-механического завода. Предприятие производит известные на мировом рынке тракторы МТЗ и прочую спецтехнику для сельского хозяйства и сферы ЖКХ.

Владимир Боглаев:

«Для машиностроителей такой резкий рост цен на металл подарком не назовешь. На отдельные виды проката мы видим рост цены 40–50%, а на другие до 100%. Так как металл мы приобретаем по предоплате, то для того, чтобы сохранить объемы производства, нам необходимо привлекать дополнительные средства. У многих машиностроителей возможнности привлечения кредитных денег не оказалось. Они были вынуждены снизить объемы производства. Это очень серьезно отразилось на финансовом положении, на производстве по программам многих компаний. Вторая неприятная вещь, у машиностроителей долгий производственный цикл. Они участвуют в госпрограммах, производя оборонную, муниципальную и другие виды продукции и изделий. Все это было законтрактировано задолго до того, как произошло резкое повышение цен. И хотя многие хэджировали риски, повышая цены на последний год на 10%, повышение цен на металл привело к тому, что эти хэджи не сработали и большое количество предприятий было вынуждено снизить объемы производства, и поставки они должны делать себе в убыток».

Поскольку многие предприятия работают в длительных госпрограммах, то следуют правилу, ограничивающему повышение цены более чем на индекс инфляции промышленной продукции. Очевидно, что если главное сырье выросло в 2 раза, а предприятие не может поднять цену на 5%, оно должно уйти из господдержки. А без этого машиностроение в России просто нежизнеспособно. Машиностроителей поставили в безвыходное положение.

По словам Владимира Боглаева, от изъятия сверхдоходов металлургов в пользу государства самим предприятиям машиностроения легче не становится. Отрасли важно, чтобы была более-менее предсказуемая атмосфера и можно было долгосрочно планировать стоимость сырья, материалов и пр. Государство изымает сверхдоходы, но убытки предприятиям никто не возмещает.

Владимир Боглаев:

«Цены ниже не стали, хотя мы ждали некоторых корректировок, но ни на один процент прайсы у металлургов не поменялись. Вероятно, в ближайшее время будем жить в парадигме сложившихся цен. В рамках такого жесточайшего колебания ни одно производство в мире работать не может. Мы живем в парадигме капитализма и любые действия государства будут полумерами. Государство, вероятно, будет пытаться применить меры, чтобы за год цена не изменялась вдвое. Но вряд ли оно сможет исключить колебания цен. Хотя, с точки зрения того же топлива, мы с вами видим постоянно некоторое повышение цены на бензин на заправках, но с другой стороны, не помним резкого повышения».

Директор ЧЛМЗ считает, что завоевывать мировой рынок сложнее, чем внутренний, поэтому неравномерные цены на сырье от металлургов вполне допустимы. Экспортные пошлины, на его взгляд, не так уж и полезны и для сырьевиков, и для машиностроителей. А вот НДПИ может быть эффективен, несмотря на свою жесткость. В целом государство, по мнению эксперта, и дальше будет принимать меры по выравниванию цен на металл, поскольку возникают большие риски потерять огромный сектор отечественной экономики — машиностроение.

Юлия Морозова