Принимаю условия соглашения.
Вологодская область
Заразились
4388 +45
Выздоровели
3612 +5
Умерли
45 +0
gorodche.ru
Директор Автоколонны № 1456: «Нужно потолкаться, прежде чем сдаваться» Депутат Череповецкой городской Думы Сергей Орлов рассказал о своей семье и несладкой жизни руководителя.

Директор Автоколонны № 1456: «Нужно потолкаться, прежде чем сдаваться»

18 апреля 2018, 14:06
Директор Автоколонны № 1456: «Нужно потолкаться, прежде чем сдаваться»
Фото: Т.Пименкова
Депутат Череповецкой городской Думы Сергей Орлов рассказал о своей семье и несладкой жизни руководителя.

Директор предприятия «Автоколонна №1456» и депутат городской Думы Сергей Орлов, несмотря на молодость, более десяти лет в руководителях. И его труд мог оценить каждый череповчанин. Сначала Сергей Орлов кормил горожан бисквитами, работая в компании «Русский бисквит», потом убирал дороги, сейчас доставляет земляков на работу и домой. В интервью «Глянцу» он рассказал, как в юности воспитывал характер в автобусных давках и на баскетбольных тренировках и как гонял по городу на мотоцикле. А еще как чуть не стал водителем грузовика и как сумел не растолстеть, работая на кондитерском предприятии.

С мячом и в шлеме

— Слышал, что вы школьником пошли на завод, чтобы заработать на мотоцикл. Это правда?
— Да, так и было. На каникулах работал на ЗЖБИиКе, где трудились родители. Они и познакомились в цехе. У мамы вообще в записной книжке было лишь два места работы: по молодости она была киномехаником, ездила с фильмами по деревням, а затем — завод железобетонных изделий и конструкций, ему мама отдала 40 лет. Так вот, возвращаюсь к моему трудовому опыту. Я очень хотел мотоцикл, мечтал о нем. Родители идею поддержали, но сказали: «Заработай сам, мы добавим». Чтобы к 16 годам купить мотоцикл, в 14 лет я пошел работать. Попал в цех, который занимался в том числе производством тротуарной плитки. В мои обязанности входило смазывать опалубки, куда заливался раствор для плитки. На каникулах месяц работал, еще на месяц уезжал в спортивный лагерь и еще успевал к бабушке. Такое было насыщенное лето.
— Не было соблазна спустить деньги на что-то другое?
— Нет, что вы. Мечта о мотоцикле меня не покидала. Деньги копились на сберкнижке, за два года получилась солидная сумма. На половину мотоцикла. И родители добавили вторую половину. Сдержали обещание, хотя времена была непростые: на дворе начало 90-х годов, уверенности в завтрашнем дне не было. Мотоцикл я купил — оранжевый «Иж-Планета-5». И покатался на нем хорошо до армии. Он и сейчас у меня в гараже стоит. Если руки приложить, можно реанимировать. Я хотел племяннику отдать, но он вырос и как-то не заинтересовался.
— Лихачили?
— Нет, я аккуратно водил, всегда в шлеме. Ездил на нем в училище иногда, в деревню в Шекснинский район гонял. Иногда компанией на мотоциклах по городу разъезжали, бывало такое. У одного друга «запорожец» был, тогда казался нам, молодым, шикарным автомобилем. Но в основном я ездил на автобусе.

— В 90-е годы поездка на автобусе, особенно утром, была аттракционом: приходилось втискиваться и не дышать…

— Да, бывало такое. Помню, ездил на тренировки по баскетболу, которые начинались в 7 часов утра. Вместе с металлургами и сталепрокатчиками оранжевый «икарус» брал штурмом. Главное было оказаться в середине толпы, чтобы тебя внесли в автобус. Плотность внутри такая, что можно было поднять ноги и не упасть — я проделывал такие эксперименты. Сонный, протискиваешься в автобус и кемаришь стоя до остановки у стадиона «Металлург». «Спортсмены, на выход!» — рявкнет кто-нибудь из мужиков. И пол-автобуса выходит. Кто на футбол, кто на баскетбол, кто на плавание, кто на хоккей.

— Ваша жизненная философия в те годы была какой — подожду следующего автобуса или порву куртку, но залезу?
— Для нас, пацанов, был определенный азарт потолкаться с мужиками. И, знаете, с годами это даже переросло в жизненный принцип. У меня есть такое понятие: прежде чем сдаваться, нужно потолкаться. То есть подумать, поискать решение, побороться за результат. Потолкаться, одним словом.
— С баскетболом было все серьезно?
— Трудно сказать. Играл на приличном уровне, но в команду мастеров не попал, потому что, вероятно, особенно не выделялся, не показал чего-то выдающегося. Я пришел в спорт в третьем классе, по примеру брата. Он старше на 8 лет и всегда был для меня образцом для подражания. И вот я пришел в баскетбол, и потом я уже по другим секциям не бегал, разнообразия не искал. Окончил спортивную школу, получил первый спортивный разряд за участие в финале первенства России, играл потом на любительском уровне. Буквально недавно еще участвовал в составе команды в городских и областных играх. Но сейчас прекратил на время. На катке упал неудачно, порвал связку на колене.

— Смотрели нашумевший фильм про баскетболистов «Движение вверх»? Вам случалось спасать команду точным броском на последней секунде?

— В баскетболе такие спасения — рядовое событие, это не чудо. Не припомню, удавалось ли именно мне совершать такие броски… Но помню, как в одной важной игре в Санкт-Петербурге меня выпустили на площадку лишь в концовке игры и я за несколько минут набрал много очков и помог своей команде вырвать победу. Тренер соперников говорил нашему: «Ты чего такого игрока на скамейке держал?» Наш ответил, что это, мол, наше тайное оружие, мы своих козырей раньше времени не раскрываем.

Электрик и гранатометчик

— С баскетболом понятно. А как искали профессию?
— Все в нашей жизни идет из семьи. У меня перед глазами был пример родителей. То есть два разных жизненных примера. Отец все делал сам и полагался только на себя. А мать всегда помогала другим, и люди относились к ней так же. Я постарался взять от каждого из родителей лучшее. В своей судьбе я многим обязан тем людям, которые меня окружали. Я всегда прислушивался к старшим и важные решения старался принимать, посоветовавшись с теми, кому доверял. В юности я хотел работать водителем грузовика. Был такой старинный друг семьи, который водил большую машину, и я хотел стать, как он. Но он же меня и отговорил, рассказав, что работа трудная, есть свои профессиональные заболевания. Короче говоря, я поступил в лесомеханический техникум на специальность «техник-электрик». И строил планы после окончания учебы пойти на ЗЖБИиК к родителям. А потом была армия и война в Чечне.
— В армию прямо из техникума забрали?
— Фактически да. Дали сдать экзамены и защитить диплом, но практику сильно сжали. Должны были летом диплом защищать, а перенесли на полгода раньше. Я ушел в декабре 1994 года, а в феврале был отправлен в Архангельск в учебку — готовили на гранатометчика. А еще через три месяца уехал в Чечню в первую командировку. Еще была вторая. В общей сложности я провел там семь месяцев. В нашу задачу входила охрана комендатуры и сопровождение коменданта. Там почти каждый день что-нибудь случалось, но серьезных боевых столкновений во время моей службы было два. В первой командировке произошло нападение на комендатуру. А в другой раз наша колонна попала под фугас — машина, в которой я ехал, шла следом за той, которую подорвали. Мы расположились для отражения нападения, но его не последовало.
— Каково это — со студенческой скамьи попасть на войну?
— В 18 лет все воспринимается иначе. Мне кажется, мы не осознавали и не чувствовали, что именно там происходит, что родители переживают. Был юношеский романтизм. Не относились к этому очень серьезно. Я стал более или менее задумываться, когда под фугас попали. Что-то перевернулось внутри.

Несладкая жизнь руководителя

— Помните, когда первый раз стали руководить?
— Да, конечно. Это произошло лет 10 назад в компании «Русский бисквит», в которой я работал более 11 лет. Сначала назначили начальником складского хозяйства, потом отдела логистики. А спустя годы я кардинально сменил сферу деятельности и впервые возглавил предприятие — это был «Спецавтотранс».
— Работа на кондитерском предприятии — это же мечта детства для многих. Как вам удалось не потолстеть?
— Очень просто. Хотя свою продукцию ели довольно часто, особенно когда появлялись новинки. Но это ошибочное мнение, что каждый работник может уминать бисквиты на протяжении всей смены. Взять можно, но в счет заработной платы.

— Когда у вас появились первые подчиненные, пришлось учиться по-другому общаться с людьми?
— Учиться нужно всегда и везде. Я перехожу с предприятия на предприятие, с должности на должность и повсюду учусь. Хочу сказать, что мне не пришлось себя ломать, когда я стал начальником. Для меня это было естественно. Существуют разные стили руководства. Можно, конечно, бегать за каждым работником — проверять, перепроверять, орать, как вы говорите. А можно (и это более правильно) создать систему, которая позволяет наглядно видеть достигнутые результаты и то, как выполняются твои распоряжения. И вносить коррективы, если система дала сбой. Еще для успешного руководства очень важно знать дело, которое возглавляешь. На всех предприятиях, которыми я руководил, я был там, где люди работают, и вникал в то, что они делают. И обмануть меня трудно.

— Как вас встречали на новом месте работы? Молодой и плюс ко всему человек со стороны. Бывали сложности?
— Всякое случалось. Можно сказать, что всегда начинал со столкновений. А вернее, с того, что часть трудового коллектива вставала на дыбы и пыталась проверить меня, держу ли я удар и на своем ли месте нахожусь. Я понимал, что от того, как я этот экзамен пройду, зависит моя дальнейшая судьба на предприятии. Либо буду для этих людей настоящим руководителем, либо формальным, которого можно не воспринимать. И приходилось идти на жесткие решения, проявлять строгость. Помню первый тяжелый разговор с подчиненным. Когда возглавил складское хозяйство, один из грузчиков отказался работать на удаленном складе. И вот он стоит передо мной, убежденный, что настоит на своем. А я объявляю: «Либо работаешь там, либо на нашем предприятии не работаешь». Спор удалось решить.
— Как вы оказались на транспортном предприятии? С чего начали руководить? С поездки на автобусе?
— Бывший мэр Юрий Кузин предложил — сказал, что прежний руководитель написал заявление об уходе и времени на раскачку нет. Для меня это было полной неожиданностью. Согласился. Начал со встреч с людьми и выходов в структурные подразделения. Вник во все довольно быстро.
— Прочитал, что в Берлине хотят сделать бесплатный проезд в общественном транспорте с целью борьбы с пробками. По-вашему, какими должны быть автобусы, чтобы наши люди посчитали их реальной альтернативой личному автомобилю?
— Комфортными и быстрыми, я думаю. Что самое важное для пассажира? Время нахождения автобуса в пути и стоимость проезда. Если бы, скажем, в Череповце появились выделенные полосы на всем протяжении автобусных маршрутов и время поездки, допустим, из Зашекснинского района в Заречье серьезно сократилось, многие, думаю, это бы оценили.

Крылатая фамилия

— Меняем тему. Фамилия у вас красивая. Как сами к ней относитесь?
— Хорошо отношусь, простая и лаконичная… В армии меня называли Орлом, и мне это нравилось. Во «ВКонтакте» вступил однажды в клан Орловых, было забавно пообщаться с однофамильцами. Да и жене фамилия нравится…
— Где с женой познакомились?
— В Череповце. Она родилась в Таллине. Когда русским стало неуютно в Прибалтике, ее семья переехала в Череповец. Жена в то время была еще школьницей. Здесь окончила ЧГУ по специальности «преподаватель иностранного языка», работает в сфере туризма. У нас растет 10-летняя дочь.
— Дочка ездит на автобусах?
— Да, безусловно. В «Кванториум» и на танцы ездит.
— Кондукторы ее в лицо знают?
— Да что вы, нет, конечно. Дочь любит мне позвонить и что-то высказать: ехала на таком-то автобусе, это понравилось, а это не понравилось. Про чистоту в салоне расскажет и про скорость движения. Есть у меня свой домашний критик.
— Когда утром едете на работу, наверное, на все автобусы посматриваете?
— А вот это интересная вещь… Чем ты в жизни занимался, на то и обращаешь внимание. Занимался я уборкой города — и сейчас смотрю, как убрано. Автоматически получается, само собой. Или я логистикой, к примеру, тоже занимался. В том торговом центре, в который мы ездим, всегда пробка на выезде. И я постоянно недоумеваю, почему собственники здания ничего не делают, чтобы изменить схему движения. Меня это гложет. Я сам в голове начинаю выстраивать эту логистику, руки чешутся. И на автобусы, конечно, смотрю. С каким интервалом идут. Когда долго нет или, наоборот, идут один за другим, «паровозиком», это неправильно. Или когда кондуктор находится в водительской кабине, а это запрещено. Вы правы, моя работа начинается с первой же улицы.
— Как отдыхаете от забот?
— У меня три увлечения. По выходным любим семьей гулять по тропе здоровья. Если время позволяет, проходим до Городища и обратно, а это около 10 километров. Также увлекаюсь охотой. И еще дача. Восстанавливаю дом предков по линии отца, его еще прадед строил. Это обыкновенная изба, но для меня она много значит. Сейчас вот новую печь выложили. Заменил окна, полы, обшиваю стены.

Текст: Сергей Виноградов
Фото: Татьяна Пименкова