Принимаю условия соглашения.
gorodche.ru
Создатель арт-пространства Pivzavod рассказал, с чего все началось В Череповце предпринимателя Сергея Куликова знают как владельца ресторана «Зелень», клуба «Первый металлист», кафе «Музcовет». Если открытие всех этих заведений проходило и воспринималось спокойно, то последнее его детище — арт-пространство Pivzavod, созданное в заброшенном здании пивзавода на улице Гоголя, вызвало в городе много разговоров и даже некоторый ажиотаж.

Создатель арт-пространства Pivzavod рассказал, с чего все началось

24 ноября 2021, 16:37
Создатель арт-пространства Pivzavod рассказал, с чего все началось
Фото: Вячеслав Боронин
В Череповце предпринимателя Сергея Куликова знают как владельца ресторана «Зелень», клуба «Первый металлист», кафе «Музcовет». Если открытие всех этих заведений проходило и воспринималось спокойно, то последнее его детище — арт-пространство Pivzavod, созданное в заброшенном здании пивзавода на улице Гоголя, вызвало в городе много разговоров и даже некоторый ажиотаж.

Одни с восторгом приняли новое заведение, другие — с недоверием. Мол, что в Череповце могут сделать интересного и креативного?

Журнал «Глянец» встретился с Сергеем Куликовым, чтобы узнать, как сам предприниматель видит новую арт-площадку в общем контексте городской среды, что даст череповчанам ее появление и что мотивировало его на такое революционное решение — реставрировать старое здание и создать в нем современное и модное творческое пространство.

— Сергей, когда и как у вас родилась идея построить в старом здании пивзавода арт-пространство? С чего все началось?

— У нас в бизнесе есть несколько заведений, но любая компания смотрит, куда двигаться дальше. На то время, когда я задумался о создании нового проекта, у нас были рок-клуб «Первый металлист», спокойное, тихое, уютное кафе «Зелень», стилистически выдержанная кофейня «Музсовет», но у нас не было крупной концертной, танцевальной площадки. Я это, конечно, понимал, и мне хотелось чего-то современного и необычного для Череповца. Мои размышления совпали по времени с поездками в Санкт-Петербург и Москву, где я бываю по работе. Приезжая туда, я часто заглядывал в модные локации: центр современного искусства «Винзавод», культурный центр «Севкабель Порт», «Хлебзавод», «Депо» и другие. Мне очень нравилось в них сочетание несочетаемых форматов — выставки и ресторана, клуба и театральной сцены. И, собственно, глядя на них, хотелось сделать что-то подобное в Череповце.
Мысль, зародившись в моей голове, начала искать воплощения. Я стал подбирать в городе какую-то локацию, которая могла бы подойти под эту идею. Очень долго такое здание не появлялось, хотя, казалось бы, мимо старого пивзавода я ездил постоянно. Но мне оно в глаза не бросалось. Начали появляться другие варианты, но меня они не очень устраивали.

В один из вечеров еду, смотрю: на здании пивзавода висит объявление о продаже — старое, выцветшее, буквы и цифры уже еле видны. Я позвонил (это был телефон от агентства), и мне сказали, что здание давно снято с продажи. Где-то рядом на стене нашел еще одно объявление — мужчина продает кусок земли рядом со зданием. Поинтересовался, не знает ли он, кто владеет помещениями. Вот так, окольными путями, я нашел телефон хозяев. Одна часть принадлежала собственнику пивзавода (он не живет в Череповце, да и не жил), а вторая — женщине, которая приобрела эту долю в 2008 году, но ею так и не воспользовалась. Они хотели построить там гостиничный комплекс, но не получилось. Пытались продавать, но покупателей не нашлось. Пока не появился я... (Смеется.)

Сходил на экскурсию, посмотрел и понял, что это то, что мне нужно. Конечно, я тогда еще не очень понимал, какой объем работ нам предстоит выполнить по восстановлению, сколько мусора придется вывезти, но когда уже ввязался, то было поздно отступать.

— Когда поняли, во что ввязались, испытали определенный шок?

— На самом деле это бывает каждый раз, за какой проект ни возьмусь. У меня все проекты очень непростые, если смотреть по локациям, по другим параметрам, все они многоплановые. И каждый раз я в какой-то период испытываю некую неопределенность, но потом все налаживается.

— «Зелень», «Первый металлист», а теперь Pivzavod — все они расположены не в самом ходовом месте. Это случайность или осознанный выбор?

— Это точно не случайность. Сначала ты в легкой неопределенности, а потом понимаешь, что это и есть все то, что тебе было нужно. И по-другому и быть не могло! Сейчас, например, «Металлист» — уже состоявшийся бизнес-проект, он дает заработок. Если бы вы меня спросили через полгода после его открытия, то я не был бы столь уверенным, что все будет хорошо. Я бы, наверное, сказал, что ввязался, но пока не понимаю во что… Это как с детьми. Насколько я был готов к роли отца пятерых детей? Если бы мне кто-то сказал, что так будет, я бы никогда не поверил. На самом деле и в том и в другом случае я доверялся внутренней интуиции.
Вот про «Металлист», например. Мы как думали? Людям же надо где-то есть. Давайте сделаем маленькую пирожковую 2 на 2 метра, будем продавать чай и пирожки. Потом решили печь пиццу и в результате немного расширили помещение. Стали подтягиваться люди в команду, которые помогали развитию заведения. Говорят мне: давай караоке попоем здесь. Давай! Караоке поем! Оборудование уже есть! Может, создадим концертную площадку? Сделали. Вот так появился рок-клуб «Металлист».

И постепенно нюансы, которые вызывали вопросы, стали преимуществом. Я слабо представляю такое заведение в центре Череповца, где могли бы проходить подобные рок-концерты — так шумно, так ярко и так интересно. Это нереально.

Со временем все превратилось в жизнеспособный бизнес-проект, который занял свою нишу в городе. Плюс, наверное, я выдумщик, люблю придумывать нестандартные истории.

— Каким по вашей авторской задумке должен стать Pivzavod?

— Созданные в столицах подобные пространства, о которых я рассказывал в начале нашей беседы, безусловно, нельзя отнести к какому-то одному типу: клубу, ресторану, выставочной площадке. Такой формат, где это все совмещено, и называется арт-пространством. И в Череповце в этом вопросе мы пионеры, как ни крути. Конечно, людям, которые не видели подобных заведений в других городах, пока очень сложно понять, что это будет за место. Pivzavod — это симбиоз разных форматов. Я скажу больше: если бы было иначе, то было бы не столь интересно и не столь эффективно. В октябре мы открыли основные помещения. До Нового года планируем запустить еще две локации — зону фуд-корта и малую площадку для небольших событийных историй, где можно будет, например, проводить банкеты или «квартирники».



— Можно ли будет приехать в Pivzavod и пообедать с деловым партнером или поужинать вечером с семьей?

— Это будет возможно уже к концу этого года. Мы этим занимаемся. Все будет организовано по принципу московского «Депо». Блюдо выбрать и заказать можно будет у любой стойки (у каждой своя гастрономическая тема и концепция), и его вам принесут на место. Мы сделаем сидячие места в зоне фуд-корта.

Есть очень большое количество желающих представить свою кухню в наших зонах. Сейчас со многими предпринимателями мы находимся в стадии переговоров. Теперь нам остается понять, с кем наиболее выгодно и комфортно будет работать.

— Давайте остановимся немного на идее внутреннего и внешнего оформления арт-пространства Pivzavod. Кому она принадлежит?

— Я не пытался сделать что-то ультрасовременное. Стояла задача максимально сохранить внешний облик здания. Почему? Для меня бывший пивзавод — это некая привязка к моей жизни в Череповце, это напоминание о времени, об истории.

Еще будучи ребенком, я часто проходил мимо этого здания вместе с дедом и издалека смотрел, как идут по эскалатору бутылки с лимонадом. Мне всегда было интересно наблюдать. Для меня здесь есть личная история, поэтому хотелось сохранить то, что есть, но при этом добавить какие-то интересные нюансы.

Мне эта идея понравилась, и, самое главное, все это очень органично вписывалось в концепцию заведения и концепцию внешнего облика города.

— Мне, в частности, очень нравится подсветка в вечернее время…

— Планируется подсветить еще и двухэтажное здание. И мы прорабатываем вопрос, чтобы где-то в районе башни повесить световой экран и транслировать анонсы мероприятий и другую информацию. Разве плохо, если в городе будет еще один светлый и благоустроенный участок?

— Кого из дизайнеров привлекали к работе, кто воплощал ваши идеи в жизнь?

— Разработкой дизайна, чертежами и воплощением задумки в жизнь занимались супруги Мария и Андрей Васильевы. Ребята живут в Вологде, но у них много заказов в Череповце и других городах России. Я работаю с ними уже семь лет.

Андрей разрабатывал логотипы, стилистику. Мария занималась дизайном помещений, доводила мои фантазии до логического завершения. Она сформировала концепцию, дизайн-проект, чертежную документацию. Полностью курировала строительство заведения и продолжает курировать по настоящее время, ведь арт-пространство будет постоянно развиваться.

— Можно сказать, что презентация заведения уже состоялась?

— Мы решили, что не будем делать в начале следующего года официальную большую презентацию с шариками и фуршетом. Мы считаем, что сначала надо «обкатать» и апробировать каждый формат. И потом анализировать, насколько эффективно все в итоге работало.

— Что вами движет: хотите свой потенциал раскрыть как предпринимателя, заработать денег или другую цель преследуете?

— Образно говоря, навести порядок в доме. Вот реконструировали здание, и это мне приносит радость. Провели концерт, я вижу довольных людей — меня это тоже радует. Конечно, востребованность в своем городе меня очень греет. И я, конечно, самореализовываюсь, воплощая свои проекты в жизнь. Мне нравится радовать людей и с точки зрения питания, развлечений, каких-то эстетических моментов. Коммерческая успешность проекта тоже имеет большое значение, это показатель того, что я делаю все правильно. Если люди приходят, если они готовы потратить заработанные своими трудами деньги на радость, которую я им дарю, — для меня это очень важно и ценно.

— Вы в ресторанном секторе работаете не один год. Почему в городе нет спектра услуг по ресторанному бизнесу? Как-то все скудно и вяло...

— На самом деле есть комплекс причин. Специфика Череповца накладывает свой отпечаток. Казалось бы, есть крупные предприятия, хорошие заплаты у людей, но, действительно, наступают выходные и люди едут отдохнуть и походить по ресторанам в Ярославле, Петербурге или Москве.

Мне кажется, в этих городах «жить ресторанам» очень помогает туристический поток. У нас он скуднее, поэтому и возможностей в этом плане на порядок меньше. Отсутствие туристического потока в том числе плохо сказывается на самих рестораторах и персонале. Это первое. Вторая причина — философского характера. Мне кажется, что проблема в нас самих. Мы недолюбливаем себя, своих соседей и свой город в целом. Люди в большинстве своем уставшие, раздраженные. Может, нам радости какой-то в жизни не хватает? Ведь радость появляется из мелочей.

А то как бывает? «Здесь все плохо, поеду за бугром счастье искать». Но есть продолжение у этого выражения: «Может, и хорошо, что нас там нет, потому что там было бы, как здесь». В итоге в своих рассуждениях мы возвращаемся все к той же мысли — наведи порядок в своем доме.

— Сергей, что самое сложное сейчас в вашей работе?

— Как и у любого человека, у меня много разных задач. Но на сегодняшний день меня вообще ничего не угнетает. Я жизнь принимаю во всем ее разнообразии. Пока я жив, я готов к любому развитию событий. Меня ничего в этой жизни уже не пугает. Это такая тема — можно сказать, религиозная. Если я делаю все правильно, то все идет так, как нужно, все складывается в жизни.

— Поддержала ли вас семья в вашем начинании по проекту?

— Семья в принципе поддерживает меня, ведь моя работа непростая. Она требует много временных затрат, много душевных сил. Взять тот же Pivzavod — там ведь проведена огромная работа, и она очень сильно выматывает. В семье к этому относятся с пониманием. Наверное, видят, что есть во мне потенциал, который должен найти применение в деле. Супруга знает, что по-другому я жить не могу.

— Расскажите, пожалуйста, о супруге, о детях.

— У меня пятеро детей. Дочери Ульяне 21 год, она студентка. Остальные — парни, возраст от 11 месяцев до 12 лет. У меня дочка от первого брака, а парни от второго. Кстати, имена у них славянские: Глеб, Федор, Петр, Григорий. Мы с женой, когда выбирали имена, ориентировались по святцам. Супруга не работает, занимается, как вы понимаете, только детьми. Если бы мне кто-то сказал раньше, что у меня будет пятеро детей, я бы заявил, что это невозможно. Сейчас, если меня спросить, это осознанный выбор или нет, я, конечно, скажу: осознанный. Я люблю своих детей, и у меня с ними шикарные отношения. Если хотя бы одного нет дома, то уже нет того шума, создающего неповторимую атмосферу, и уже как будто не хватает чего-то. Даже два ребенка в доме — это все равно шумно, а четверо — шумно вдвойне. И ты воспринимаешь это нормально.

— Верите ли вы в успех своего дела?

— Однозначно верю. Если бы почувствовал, что это не мое, то даже не стал бы этим заниматься. У меня бывали в бизнесе разные моменты. Я пытался очень недолгий период заниматься рекламным бизнесом, но как начал, так и закончил, потому что осознал, что это не мое.

Что касается арт-пространства Pivzavod, есть четкое ощущение, что здесь все будет работать и уже работает. Это даже не вопрос интуиции, а четкое понимание бизнес-модели и реальное осознание тех преимуществ, которые есть у этого проекта. Он однозначно жизнеспособный, у него есть будущее. Не буду кривить душой, думаю, что Pivzavod — один из самых обсуждаемых проектов этого года, потому что то, что сделала моя команда, очень неожиданно и интересно.

Текст: Елена Боронина

Фото: Вячеслав Боронин