Принимаю условия соглашения.
Раздел Общество
24 ноября 2017, 08:23

Совладелец компании «Банзай» рассказал, с какими телефонами ходят его дети

Совладелец компании «Банзай» рассказал, с какими телефонами ходят его дети
Фото: Фото А.Устимова
Василий Виноградов стал одним из героев рубрики "Персона" свежего номера журнала "Глянец".

Василий пришел в бизнес еще второклассником — продавал на рынке рыбок гуппи из трехлитровой банки. Спустя годы поймал «рыбку» покрупнее — вместе с другом детства основал сеть салонов связи «Банзай», крупнейшую в Вологодской области. Василий Виноградов рассказал «Глянцу» о купеческих корнях и заводском прошлом. О том, что любит умные гаджеты, но ценит бумажные книги. И о том, почему покупает свои детям «копеечные» телефоны.

Купеческие корни

— Вы стояли у истоков торговли сотовыми телефонами и гаджетами в Череповце. Мне всегда было интересно, откуда первые торговцы приходили в эту сферу, для той поры экзотическую?

— До того, как появился «Банзай», мы с партнером продавали компакт-диски, а еще раньше я работал монтажником-электриком на заводе. Пошел по отцовским стопам. Мои папа и мама из Архангельской области, отец приехал в Череповец работать на заводе, и мама с ним. Он трудился на «Коксохиме» бригадиром электриков, она руководила студенческими столовыми. Вместе с тем, корни нашей семьи купеческие. По маминой линии семья из-под Сокола, и до революции дедушка был землевладельцем, выращивал пшеницу, рожь, овес и другие культуры на продажу. У него были свои баржи, мельницы, магазины. Потом раскулачили и сослали в Архангельскую область.

— Когда у вас начала пульсировать коммерческая жилка?

— Довольно рано. Во втором классе мы с товарищем продавали на рынке мальков гуппи из трехлитровой банки. Сами их и разводили. Тогда можно было спокойно придти и встать со своим товаром, каких-то разрешений и оплаты за торговое место не требовалось. Каких -то проблем не было, другие продавцы, — а там всегда стояли мужики с аквариумами, - оберегали нас и подбадривали: «Молодцы, ребята, зарабатываете себе на мороженое».

— Заработков хватало на эскимо?

— И на мороженое, и на пирожное, и даже на лимонад. Но после школы пошел учиться на электрика, как отец. Сейчас понимаю, что в те годы неосознанно делал выбор жизненного пути. Но жизнь сама все скорректировала. Женился, родился ребенок, появилась потребность в деньгах. А времена были тяжелые, в начале 90-х зарплату выдавали с задержками и по чуть-чуть. В кассе стояли по два-три часа, чтобы получить какие-то деньги. Прекрасно помню, как однажды ехал в переполненном трамвае рано утром на смену. Буквально сплю стоя. И тут я вдруг понял — наверное, что-то в моей жизни неправильно, нужно ее менять. Это было такое прозрение своего рода. Вскоре я уволился и пошел в бизнес.

Покорение вершины

— Быстро поняли, что сделали правильный выбор?

— Да, довольно быстро ощутил прибавку в заработке, получать стал несравнимо больше, чем работая электриком. Мы с моим партнером Юрием Митраковым (позднее мы и «Банзай» вместе открывали), с которым с детства дружим, открыли на проспекте Победы небольшой павильончик по продаже музыкальных компакт-дисков. Тогда это еще был новшеством, в ходу были кассеты и катушки. За товаром ездили каждую неделю в Москву на знаменитую «Горбушку», где можно было купить буквально все. Около трех лет я стоял за прилавком, и это дало мне понимание, что такое розничная торговля. Например, я понял, что гораздо важнее быть клиентоориентированным и заботиться о покупателе, чем быть знатоком и тонким ценителем того, чем торгуешь. Я слушал музыку, но меломаном не был. Но это не мешало мне быть успешным продавцом дисков, там я научился строить доверительные и долгосрочные отношения с клиентом. Покупатель приходил еще и еще, и становился постоянным клиентом.

— Какая музыка продавалась лучше всего?

— Свои поклонники были у разных жанров –
хард-рок, русский рок, поп-музыка, ди-джейское направление тоже. Ребята из «Трансмита», который в ту пору только-только открылся, приходили к нам за дисками, и крутили их в эфире. Потом пришла эра компьютерных дисков, и мы первыми в городе стали возить CD-ROM. Попали в волну, ажиотаж вокруг нашего павильона был сумасшедший.

— Какую первую роскошь вы позволили себе на заработанные деньги?

— Автомобиль. Пригнал старенький Opel Ascona из Литвы, ему лет 10 было. Сейчас такую покупку вряд ли кто— то сочтет событием, но тогда было очень приятно ощущать, что у тебя получается, и ты можешь себе позволить купить иномарку. Но, если честно, нашей мечтой был свой большой магазин, и эта мечта осуществилась. Подкопили, заняли денег и купили пристройку. Торговый зал там был 80 квадратных метров, нам он казался футбольным полем.

— И вот на ваше «футбольное поле» выходит главный игрок — сотовый телефон. Не страшно было связываться с мобильником, когда он был дорогой и громоздкий?

— Да, стоимость первых телефонов доходила до полутора тысяч долларов и выше. И подключение к оператору стоило немало, да и о стоимости звонка не нужно забывать. Но покупатели появились, и мы стали возить в Череповец телефоны и прочие товары для связи. К нашим поездкам на «Горбушку» добавился «Митинский» радиорынок, где тогда тусовались люди со всей России. Постепенно телефоны становились дешевле, пошел бум сотовой телефонии, и мы на этом фоне очень быстро завоевали популярность. Лучшей рекламой было пресловутое сарафанное радио. Дела в магазине шли хорошо, я купил квартиру и машину, и почувствовал, что пришла стагнация. В психологии это называют эффектом покоренной вершины. Я прошел тренинги, которые помогли разобраться в себе и в том, что я хочу. Постепенно мы поняли, что нужно строить сеть, и сегодня у нас более 40 магазинов, и это крупнейшая сеть салонов связи в Вологодской области. Это позволило противостоять тем же федеральным конкурентам.

— Кто придумывалось название «Банзай»?

— Когда купили магазин, стали думать о названии. Нас было четверо, и каждый принес по несколько названий. Собрались в кружок и выбрали «Банзай» — слово яркое, броское и запоминающееся. Стали узнавать, что это такое и выяснили, что слово состоит из двух иероглифов, и буквально переводится с японского, как «10 тысяч лет», или время, уходящее в бесконечность, вечность. Но у наших людей «банзай» ассоциируется с возгласом «ура». Нам подходили оба этих значения.

О кнопочном телефоне и закалке характера

— Помните свой первый мобильник?

— Да, это была Motorola, и он был компактного размера, а не кирпич. Звонил только по деловым вопросом, и по срочным поводам. Связь по сегодняшним меркам была дорогая, поминутная тарификация. Минута стоила три доллара или около того. Важно было побыстрее сказать то, что хочешь, и повесить трубку.

— Сколько у вас сейчас телефонов?

— Формально два. Пользуюсь одним, а другой держу на замену — беру его в лес или в поход, чтобы было не жалко, если что-то с ним произойдет. Я меняю телефоны приблизительно раз в год, беру новые модели, потому что должен быть в курсе новинок и трендов. Это чисто профессиональная причина. Мобильный телефон сегодня заменил собой компьютер и многое другое, это очень крутая штука. И это единственная массово распространенная вещь, которая находится на острие технического прогресса. Знаете, я мог бы торговать металлом, лесом, косметикой или арбузами и, наверное, не менее успешно. Но мне нравится торговать умными гаджетами.

— Как вы отметили, телефон заменил собой все — компьютер, телевизор, фотоаппарат, плеер, книгу, банковскую карту, блокноты и альбомы… Как вам кажется, куда дальше он будет прогрессировать?

— Я думаю, будет становиться тоньше и легче, и его меньше будет пугать вода и пыль. И, как мне кажется, телефоны будут крепить на теле человека или даже вживлять. Например, в зуб, как считают некоторые футурологи.

— Для обычного человека уронить телефон на асфальт или в лужу сродни ночному кошмару, вся жизнь пролетит перед глазами, пока он летит. У вас такой страх присутствует?

— Уронить телефон в лужу, конечно, неприятно. И тут даже не за «железо» беспокоишься, а за контакты и информацию. Поэтому стараюсь периодически делать копии файлов, и всем рекомендую.

— Весь мир живет гаджетскими новинками. В других странах и городах люди ночуют в спальных мешках у дверей магазинов, чтобы в числе первых купить новый айфон. Череповец, кажется, находится в стороне от этих мировых тенденций, и у нас очередей в салонах связи не наблюдается. Вы, наверное, знаете всех «гаджет-маньяков» по именам?

— Наверное, не всех, но многих. Гаджетоманы в Череповце есть, и они размещают у нас предзаказы. Люди готовы переплачивать, чтобы купить, к примеру, новый айфон сразу после его выхода. В основном, это молодежь, цифровое поколение. Это «прошаренные» ребята, которые разбираются во всех тонкостях. Есть и модники, которые считают дурным тоном ходить со старым гаджетом. Есть бизнесмены, управленцы или политики, которым статус не позволяет пользоваться дешевым телефоном.

— Часто ли заказывают совсем уже дорогие модели – золотые, инкрустированные драгоценными камнями?

— Да, такие заказы появляются, и мы их выполняем. Привозили несколько Vertu для бизнесменов и политиков Череповца и Вологодской области.

Книги вместо игр

— Какие телефоны у ваших детей? И какой гаджет-политики вы придерживаетесь, щедрой или мудрой?

— У меня трое детей. Старшему сыну 19 лет, он учится в университете. Средний сын в пятом классе, а дочка во втором. У старшего, понятно, смартфон – он взрослая личность. А у младших обычные кнопочные телефоны за тысячу рублей. Среднему как-то подарили на день рождения смартфон, но как только мы увидели, что он стал залипать в игрушки и начались проблемы с выполнением уроков, к нему вернулся кнопочный телефон. Не секрет, что люди, которые двигают прогресс и многого добились в жизни, намеренно ограничивают своих детей от компьютерной и гаджет-зависимости, прививая чтение книг. Обычных бумажных книг. Я знаю, что в западных престижных школах пишут даже не шариковыми ручками, а перо макают в чернильницу. Это вырабатывает у ребенка усидчивость, учит видеть и ценить красоту, и развивает правильные черты характера. Если ребенка с детства не ограничивать в мороженом и лимонаде, он вырастет рафинированным, мягкотелым и развращенным. Характер мужчины закаляется в трудностях, и нужно постоянно учиться и совершенствоваться. Практика доказывает, что многого добиваются не те, кто ищет в жизни наслаждения, а те, кто умеет себя ограничивать, и может направить свою энергию на созидание.

— Как и чему вы учитесь сегодня?

— Читаю книги, слушаю лекции, и в обязательном порядке уделяю этому время каждый день. В основном, меня интересуют практики личного роста. Ведь бизнес – это продолжение личности. Человек сначала должен сформировать себя как личность, а потом транслировать обретенные ценности в мир. И тогда будет результат, которого мы хотим добиться. И этот взгляд отражается, например, в нашем подборе сотрудников. Для меня важно, чтобы человек, который к нам приходит, был личностью и имел правильную систему ценностей – честность, взаимовыручка и так далее. Как правило, она закладывается в семье. Эту сердцевину в человеке не всегда можно увидеть на собеседовании, но для того и существует испытательный срок. В работе все становится ясно, достоинства и недостатки вылезают наружу. Помните, как Высоцкий пел: «Парня в горы тяни, риски».

Пятизвездочная гостиница? К чему понты

— Мы поняли, как вы работаете. Расскажите, как отдыхаете.

— Пока детей не было или их было немного, мне нравились разные адреналиновые штуки. Началось все со сноуборда. Давным-давно один мой товарищ привез из Финляндии один из первых в Череповце сноубордов, купил за 50 евро. Сноуборд был без ботинок, и кататься было непросто, но мы старались получать удовольствие. Потом были винсерфинг, дайвинг и кайтсерфинг. Не оставляю надежды научиться кататься на серфинге с волны, это в перспективе. Люблю баню, гуляю по лесу и по берегу водохранилища, езжу на велосипеде. У нас свой дом в Городище, и там есть, где погулять. После 40 лет организм требует внимания – то тут, то там начинает поскрипывать. Я уже шесть лет полный вегетарианец, не курю и не употребляю алкоголь. Зачем травить себя за свои же деньги? Кроме того, занимаюсь йогой, и это тоже помогает хорошо себя чувствовать. Мне вообще нравится Юго-Восточная Азия, ее философия и мировоззрение. Я часто путешествую в Индию, бывал в Китае, Вьетнаме, Камбодже.

— Ваши путешествия комфортно-пятизвездочные или походно-палаточные?

— Точно не первое, это скучно. Нам интереснее посмотреть быт людей, почувствовать, получить эмоции, ощутить вкус жизни. Мы простые люди и понты нам не нужны. На Кубе мы вообще останавливались в домах у обычных кубинцев. А пятизвездочные гостиницы… Я в свое время пожил в них достаточно, ничего особенного в них нет.

— А свой дом строили тоже скромным?

— Функциональным. Главная ошибка людей, которые могут построить себе дворец, в том, что они и строят дворец. Зачем? Его ведь нужно содержать, поддерживать в исправном состоянии. Дети вырастут и разъедутся и вот супруги остаются одни в огромном доме. Проект для своего дома мы составляли сами, потратили на это немало времени, но довольны результатом. Вообще, дом – это территория женщины, и мужчина в нем как гость. Он пришел с «поля боя», отдохнул, восстановился и снова в бой.

Иван Воронов

Фото Алексея Устимова