Раздел Общество
10 сентября 2013, 09:00

Новости РБК-Вологодская область

Николай Лукин, председатель спортклуба «Северсталь»: «Будешь ждать помощи — ничего не добьёшься»

Николай Лукин, председатель спортклуба "Северсталь": "Будешь ждать помощи – ничего не добьёшься"
Фото: личный архив Николая Васильевича
Эпоха и жизненные обстоятельства всегда были против Николая Лукина. Но он с детства знал, чем им ответить.

Нет лыж – вырежу из берёзы. Отправили на Кубу – буду кататься на роликах с бамбуковыми палками. Не дают денег на постройку лыжного стадиона – построю сам. По мнению череповецкого тренера, высший спорт начинается в массах. Больших финансовых вложений он не требует, но немыслим без сильных личностей.

Вид спорта не выбирали

- В любой стране спорт - тот же социальный лифт. Почему для взлёта вы выбрали лыжи?

- А в каком другом спорте я мог оказаться? Я ведь деревенский, и ни в какие секции меня, как городских ребят, чтобы не бездельничали, не отдавали. Я родился в семье колхозников. Семья большая и дружная – шесть сыновей, я последний, поскрёбыш. С раннего детства мы с братьями теребили лён, драли кору, чтобы заработать себе на ботинки. Помню, за мной, третьеклассником, была закреплена лошадь по кличке Банан. Взрослые помогали мне надеть хомут и дугу поставить, запрячь в конные грабли, а дальше я садился и загребал валы клевера. Зато на покосе была благодать – встанем всемером вместе с отцом (и я маленький тоже косить выходил, отец был кузнецом и сделал мне небольшую косу-литовку под рост), раз пройдем – и половина гектара скошена. Сейчас нас только двое братьев осталось… Лыжи пришли в мою жизнь сами собой – мы все на них в школу ходили. Как иначе? Идти далеко, транспорта нет, снега по пояс.

- Разве лыжи не были тогда дефицитом?

- Лыжи – дело нехитрое. Идешь в лес, выбираешь берёзку поровнее, распиливаешь её вдоль на дощечки, проходишься рубанком – в середине делаешь потолще, чтобы можно было прожечь отверстие под ремень. Потом разогревали их в бане и загибали носок. Я таких пар 20 износил, пока учился в семилетке. Школа стояла на горе, и по пути два склона хорошие попадались. Сложно было удержаться, чтобы не устроить скоростной спуск до первой ямы. Так начал обходить других. После школы уехал в Череповец, поступил в строительное училище №2 на электросварщика. Возможностей для выбора вида спорта стало больше, но я для них был уже великовозрастный. Естественно, остался в лыжах, но успехи пошли серьёзнее. Самым неожиданным было, когда я, пацан пацаном, занял первое место на первенстве Череповца среди мужчин на дистанции 15 километров. Лыжня была подготовлена плохо, и крепкие мужики в ней тонули, а я был лёгкий и припрыгал к финишу первым. Когда вернулся с армии, не проигрывал никому первенство города ни разу, пока выступал.

Когда все тонули в лыжне, я к финишу прыгал

Грамота от Кастро

- Спортивную карьеру некоторые продолжают и в призывном возрасте. У вас такой шанс был?

- Конечно. Я ехал в ленинградский военный округ с письмом о моих достижениях, которое написали тренеры, и меня направили под Ленинград в Калголово в спортроту. На первых же крупных соревнованиях, первенстве вооруженных сил СССР, занял 14-е место и выполнил норматив мастера спорта. Наверное, были бы и другие победы, если бы спортроту не расформировали. Нас отправили на Кубу в составе большого военного подразделения. То, что мы военные, скрывалось – по легенде мы ехали туда поднимать местное сельское хозяйство. Два с лишним года я служил под Гаваной. Сложновато приходилось. Во-первых, чужбина, во-вторых, секретность, да еще контингент непростой. В моем взводе было 12 туркменов, которые по-русски объяснялись очень слабо. Однажды я во время обхода наткнулся на них – сидят в зарослях бамбука и молятся на непонятном языке. Я, признаюсь, опешил, и к замполиту – что делать? А он – пусть молятся. И туркмены нам были очень благодарны, что мы не препятствуем.

- Начало 60-х… Неспокойно тогда было в тех краях.

- Самый разгар Карибского кризиса, напряженная обстановка, мир стоял на пороге войны. А мы, получается, были на передовой. Я служил в стрелковой роте специального назначения. Мы сопровождали советское начальство, приезжающее на Кубу. Знаменитостей повидал множество – Микояна сопровождали, космонавта Терешкову. Участвовали в государственных праздниках. Фиделя Кастро я видел не раз и довольно близко, а из рук его брата Рауля, который сейчас управляет страной, я получал почетную грамоту.

- Но спорт и лыжи, естественно, пришлось забросить?

- Нет! Сначала каждое утро, пока прохладно – 25-26 градусов, бегал кроссы по асфальтированным дорожкам апельсинового сада, близ которого мы базировались. Чем заменить лыжи, думал долго. Потом заказал одному нашему офицеру, а они в отпуск домой летали, роликовые коньки. Чтобы было тяжелее катиться и больше походило на лыжи, зажал на этих «тележках» передние колеса, вырезал палки из бамбука, снабдил их резиновыми наконечниками и каждое утро мчался по саду, ловя восхищённые взгляды негритянок. После возвращения в Череповец стал призёром на международном празднике севера, где участвовали многие мировые лыжные звезды и почти вся сборная СССР. Меня пригласили во всесоюзную команду «Труд», от профсоюзов. После этого в течение нескольких лет успешно выступал и тренировался в компании с именитейшими лыжниками Союза. Пока не надорвался, не надсадил сердечную мышцу. Выздоровел, но ощущение – куда хочу, туда и лечу – исчезло. Понял - как раньше выступать не смогу. Соревновался-то я долго, до 35 лет, но лучшие результаты остались в юности и молодости, до этого надрыва.

Дефицитные ролики заменили березовые лыжи

Стадион сенокосу не мешал

- Зато в другой карьере вы преуспели. В 90-е, говорят, именно вам удалось убедить руководство области и комбината в том, что вложения в спорт высших достижений дадут имиджевый эффект. И что многие звёзды вы зажгли...

- Летом 1983 года я заступил на пост директора спортклуба «Шексна», а уже зимой наш спортсмен Сергей Фокичев стал олимпийским чемпионом. Моей заслуги в этом не было, просто повезло. В истории с Иваном Скобревым было иначе. Тренер Александр Калинин пришёл ко мне и рассказал, что ему звонила директор петербургского спортинтерната и просила пристроить талантливого мальчика из Хабаровска, которого никто не брал. Я пошёл к начальству и выбил для него контракт. Если я скажу, какие копейки он получал в первый год жизни в Череповце, вы не поверите.

- Вы добились, чтобы вместо трёх тесных ФОКов построили один просторный, поэтому в Череповце появились спортсмены мирового уровня. А лыжный стадион в Зашекснинском районе называют «стадион Лукина». Не в одиночку же вы его построили?

- Почти. Мы катались на этом месте много лет – ничего, кроме снега, там не было. Переодевались у Матуринского кладбища, куртки вешали на оградки, и бежали по Гритинской горке. Конечно, это было неудобно. В начале 70-х годов я почти закончил бегать и перешел на тренерскую работу. Но мне не хватало нескольких месяцев горячего стажа, и я ненадолго устроился сварщиком на аглофабрику. Работаю однажды (а сверху мне хорошо видно), гляжу – щитовые казармы разбирают. Аглофабрику возводил стройбат, он тут же и квартировал, в бараках. Стройбат перевели в Ленинград, а казармы было велено пустить на дрова. Я выпросил у начальника одну, с помощью друзей и знакомых нашёл транспорт, и мы перевезли её за Шексну, причём вместе с бетонными плитами. А дальше – дело техники. Здание встало, землю нам официально отвели под стадион. С деревенскими проблем не было. Летом местный колхоз там траву косил, а зимой мы катались и сенокосу не мешали. Мы с коллегой-сварщиком сварили судейскую, я варил мосты через овраги. Потом там появился забор (одна из строек завершилась, он оказался не нужен, и мы перевезли его к себе), освещение. За два-три месяца мы оборудовали стадион почти без копейки вложений. Правда, первые три года я платил из своей зарплаты за электроэнергию, потому что стадион ни у кого на балансе не числился.

- Однако на этом вы не успокоились и построили под Череповцом в Карпово второй стадион, точнее, Центр лыжного спорта, - тоже самостоятельно?

- Если в нашей стране будешь ждать помощи, даже обещанной и гарантированной, ничего не построишь. Карпово мы знали давно, место там очень удобное и находится на высоте. Свою работу над строительством я начал с того, что собрал инициативную группу, увлек этим делом местных деревенских жителей, напечатал красочный буклет и пошел по цехам и предприятиям показывать, рассказывать и просить помощи. Стали помогать. Центр начинался с четырёх срубов, которые по моей просьбе сделали за символические деньги лыжники из Сямжи.

- Но в этом «самострое» сейчас отдыхают тысячи вологжан и тренируются сборные России!

- Сегодня чего только у нас нет – даже снежная пушка. Но главное - освещённая трасса, сертифицированная для проведения любых соревнований. И у народа Центр пользуется популярностью. Когда к нам на свежий воздух двухмесячных детей на колясках привозят, слёзы на глаза наворачиваются.

Фёдор Михайлов

Досье: Лукин Николай Васильевич родился 16 января 1942 г. в деревне Поповское Устюженского района. 11-кратный чемпион области, 6-кратный победитель зоны Северо-Запада России, участник трёх Спартакиад народов СССР. Работал старшим тренером спортклуба «Шексна» по лыжным гонкам. В 1980-1984 гг. возглавлял специализированную школу олимпийского резерва. В 1984 году избран председателем спортклуба «Шексна» (сейчас «Северсталь»). В 1996 г. удостоен звания заслуженного работника физической культуры РФ.