Раздел Общество
14 января 2014, 09:00

Новости РБК-Вологодская область

Елена Седельникова, ЗАО «Аминвест»: «Короля делает его свита»

Елена Седельникова, ЗАО «Аминвест»: «Короля делает его свита»
В начале 90-х годов (в возрасте 31 года) возглавила федеральную налоговую службу Череповца, прослужив в этой должности 10 лет. Ее авторитет, ум, сила воли и принципиальная позиция по многим вопросам заставляли считаться с ней не только коллег, но и первых людей города и области.

В настоящее время — заместитель генерального директора по экономике ЗАО «Аминвест» и преподаватель, доцент кафедры финансов ИМИТ. Преподает экономический анализ и анализ финансовой отчетности.

Замужем за генеральным директором ЗАО «Аминвест» Вячеславом Седельниковым. Имеет двоих взрослых детей и двоих внуков.

Елена Седельникова — железная леди Череповца. Она мыслит почти по-мужски, конкретно и без лишних эмоций, действует целеустремленно и смело, идет вперед, не оглядываясь на то, что о ней подумают и скажут, главное — дело. Ее ум, четкость, предельная собранность и ответственность в работе не раз ставили в тупиковое положение самых умных и наделенных властью мужчин города и области.

Она из тех, кто одним словом и взглядом может поставить на место любого, дерзнувшего вести себя недостойно. Ум, сила воли плюс характер — вот отличительные особенности Елены Седельниковой. Как закалялся этот характер, как тренировалась воля, чтобы потом превратиться в сплав, благодаря которому было сделано многое для города, — об этом в нашем сегодняшнем интервью с Еленой Седельниковой.

Моим воспитанием занимались лучшие педагоги страны

— Родилась я в Череповце. Можно считать, что я коренная череповчанка, хотя родители у меня не отсюда родом. Они приехали в Череповец в 1950 году на строительство завода. Мама — коренная петербурженка, папа — с Поволжья. Я выросла в Череповце, училась в 6-й школе. В школу пошла в шесть лет, поэтому окончила на год раньше, чем остальные. Потом поступила в Ленинградский финансово-экономический институт им. Н.А. Вознесенского, сейчас это Санкт-Петербургский университет экономики и финансов. У меня была своеобразная учеба, потому что на третьем курсе я родила сына. Чтобы не уходить в академический отпуск, я одновременно посещала лекции четвертого года обучения, те, которые мне было трудно самой «поднять».

Мне, можно сказать, единственной разрешили учиться экстерном, хотя в те годы подобное фактически не практиковалось. Я параллельно изучала программу двух курсов. Летом после окончания третьего курса я подготовила все курсовые и в сентябре поехала сдавать работы за полный четвертый курс. Все сдала, пробыв в Питере две недели. В октябре уже родила сына и весь следующий год занималась ребенком. Через год вернулась и оканчивала институт уже вместе со всеми.

— Кто занимался вашим воспитанием?

— Воспитывали меня бабушки в большей степени. Мать и отец были постоянно заняты на работе. Отец был заместителем директора металлургического завода по капитальному строительству, а мама — зам. начальника центральной химической лаборатории металлургического завода. В 1975 году отец стал председателем горисполкома, по сегодняшним понятиям мэром города, и прослужил в этой должности до 1980 года.

Вместе с нами в Череповце жила мама моего отца — Евдокия Владимировна. Она была педагогом начальных классов. Кстати, и вторая моя бабушка, Зинаида Исааковна, тоже была педагогом, директором одной из ленинградских школ, заслуженным учителем СССР. Они обе были награждены орденами Ленина. По тем временам учитель, получивший орден Ленина, — это большая редкость, им награждали только за большие заслуги перед страной.

— Можно сказать, что вашим воспитанием занимались лучшие педагоги страны.

— Да, я вспоминаю своих бабушек с большой любовью. Я многим им обязана. Я ходила в сад, тем не менее занималась со мной Евдокия Владимировна. Благодаря ей я рано пошла в школу. До сих пор помню ее высокую кровать с набалдашниками, помню, как я читала букварь и выполняла те задания, которые она мне давала. Когда я пришла в школу, уже умела бегло читать и считать.

Я была очень активным и непоседливым ребенком, но педагогический опыт бабушек всегда побеждал. Это они научили меня всегда достигать цели, которую ставишь перед собой. Моя целеустремленность проявилась очень рано, в четыре с половиной года. Я увидела фигуристов и сказала, что хочу кататься.

В семье были строгие порядки

— Как отнеслись к этому занятые родители?

— Мы жили тогда напротив стадиона, и отец отвел меня к тренеру. Тренер Елена Борисовна спросила меня, умею ли я кататься на коньках, на что я ответила: «Нет!» «Вот когда научишься стоять на коньках, приходи», — сказала тренер. После этого я каждый вечер брала отца за руку и вела его на стадион.

Первые три дня я пыталась проехать. Падала, вставала, снова падала — в результате поехала. К концу первой недели я отлично стояла на коньках, а к концу второй уже делала «пистолетик». К тренеру вернулась через две недели и показала, чему научилась. Увидев мои результаты, тренер сказала: «Ну хорошо, мы эту девочку берем, толк из нее будет». Так я попала в фигурное катание. Занималась 12 лет и даже выступала за сборную области. Мне было предложено заниматься в школе олимпийского резерва в Ленинграде, но меня не отпустили родители.

Отец заявил, что в профессиональный спорт меня не пустит. Я долго уговаривала родителей, даже плакала. Если бы уговорила, не знаю, как сложилась бы судьба дальше, но понятно одно: профессиональный спорт — это здорово, но здоровья он не добавляет.

— Целеустремленность — это черта характера или результат воспитания?

— Я была очень самостоятельным ребенком. Например, когда мама с папой уезжали в отпуск, на меня оставляли старенькую бабушку. Это был класс пятый-шестой. Я должна была сходить на тренировку, успеть в школе, приготовить обед, поесть сама и накормить бабушку.

Родители не боялись, оставляли мне достаточно крупные суммы денег. Мама была занята на заводе. Отец возвращался домой очень поздно и очень часто бывал в командировках. Мама всегда говорила нам с сестрой: «Не позорьте имя отца». Я все время помнила, что мой отец — очень известный человек, и чувствовала, что подводить его нельзя. А что касается моей целеустремленности, то думаю, что это не только результат воспитания, что-то передается и по генетической линии.

Такими целеустремленными были и мать с отцом, и их родители. Дед мой добился больших успехов в жизни. Человек из глухой деревни Нижегородской губернии дошел до поста заместителя министра лесной промышленности СССР. После войны из-за его принципиальной позиции в вопросе строительства ЦБК на озере Байкал — он считал это недопустимым — деда отправили в Ленинград, где он стал директором Всесоюзного проектного института деревообрабатывающей промышленности.

— Дед влиял на ваше воспитание и становление?

— Конечно влиял. Во-первых, именно дедушка знакомил меня с Ленинградом. Водил меня по музеям, театрам, выставкам. Прививал мне определенные правила поведения. Так, например, мы не могли встать из-за стола, если бабушка еще не закончила обедать.

Для того, чтобы выйти из-за стола, нужно было спросить разрешения. Дедушка объяснял это так: «Хозяйка не должна оставаться за столом одна; она нам подает, обслуживает нас, и почему мы должны уйти, а она будет одна заканчивать обед?» Я относилась к этому нормально, поскольку нас так воспитывали. Ну и бабушка, конечно же, очень влияла на мое воспитание. Ее заслуга в том, что я очень полюбила поэзию, чтение книг.

А еще она меня научила простым жизненным вещам, отношению к людям. Ее слова всегда в моей памяти: «Если можешь, старайся помочь человеку».

Из меня бы получился неплохой доктор

— О какой профессии вы мечтали в детстве?

— О чем я только не мечтала. Я мечтала быть геологом, ходила в музей минералогии. И даже изучала книжку, которая называлась «Занимательная минералогия». Мне очень нравилось ходить в походы, эта была для меня романтика; я все время участвовала в туристических слетах. В школе дополнительно занималась спортивным ориентированием.

Потом мне захотелось стать врачом. Папин школьный друг, известный в городе врач Анатолий Балыбердин разрешил мне поработать в больнице в период школьных каникул. Вот тогда и произошло событие, которое стало решающим и удержало меня от выбора этой профессии.

Я была свидетелем проведения хирургами очень сложной операции, видела, каких усилий, физических и моральных, она им стоила. Но в результате они не смогли спасти женщину, и я помню, как хирург разговаривал с мужем и сыном этой женщины. Они смотрели на него, видно было, что они все понимали, но глаза их говорили: «Что ж вы так — не могли ничего сделать?» И я поняла: если со мной будет такая ситуация, психологически этого я не выдержу.

— Как возник финансовый институт?

— Моя старшая сестра училась в этом институте. Будучи в десятом классе, я помогала сестре заполнять аналитические таблицы для диссертации, при этом расспрашивала ее о сути работы. Мне показалось, что это интересно и мне все это нравится.

— Вы не жалеете об этом выборе?

— Абсолютно не жалею. Хотя иногда я все-таки думаю, что, наверное, из меня получился бы неплохой доктор. Я до сих пор считаю, что профессия врача самая нужная и самая ответственная.
Я карьеристкой не была

— С чего начиналась ваша карьера финансиста?

— Когда мы с мужем вернулись из Германии в 1984 году (мой первый супруг был военнослужащим), я пришла на работу в финансовый отдел Первомайского райисполкома. И работала в должности инспектора по госдоходам. Проработав два года, ушла в декрет с дочерью. Мне позвонили коллеги из финансового отдела и сказали, что руководство райисполкома предлагает мне выйти на работу на должность заведующей финотделом.

Дочери тогда было 1 год и 4 месяца, ее определили в детсад, и я вышла на работу. До 1988 года я работала на этом месте. Потом произошла реструктуризация, и всех нас перевели в горфинотдел. Меня известили, что я перевожусь на должность заместителя начальника отдела. Через некоторое время меня назначают заместителем начальника финотдела, а позже руководителем финансового отдела горисполкома.

В 1990 году создавали налоговую службу, и я приняла предложение областного руководства возглавить налоговую службу в Череповце. Тогда мне было чуть более 30 лет. В этой должности я прослужила 10 лет.

— Вы были амбициозны, стремились к карьере?

— Нет, я карьеристкой не была. Так складывалось, что мне все время предлагали повышение по службе. Мне предлагали переехать в Вологду и занять должность замначальника областной инспекции. Но я в Вологду не хотела, а потом, мне было комфортно работать с Вениамином Яковлевичем Алексеевым (глава областной налоговой инспекции), когда я — здесь, а он — там.

Он мне доверял: «Ты принимаешь решение, ты и неси ответственность». Я десять лет возглавляла череповецкую налоговую инспекцию — и на каждой коллегии получала выговоры. Ну кого еще наказывать? Конечно, Череповец. Начальники районных инспекций, в основном мужчины, даже смеялись, когда я фамилию поменяла: смотрите, говорят, первый раз Елену не наказывают, нет ей выговора и снятия премии. А я им говорю: читайте пункт первый приказа. Фамилия-то другая.

— Были по этому поводу какие-то внутренние переживания?

— Абсолютно никаких. Я понимала ситуацию. Как-то в самом начале моей работы в инспекции начальников отделов нашей налоговой лишили премии. Дело в том, что они должны были выполнить объем работы, который сделать было нереально. У меня такой принцип работы с людьми — меня ему в 1992 году американцы научили: перед человеком надо ставить реальные задачи, и тогда он будет стремиться их выполнять.

В противном случае человек будет задачи выполнять кое-как либо вообще не выполнит. Поэтому, когда вологодское начальство нас наказывало, мучений совести я не испытывала. Я всегда говорила Алексееву: «Вениамин Яковлевич, если вы хотите кого-то наказать, то наказывайте меня. А со своими подчиненными здесь, в Череповце, я разберусь сама. Мне отсюда виднее, работают или не работают». Я никогда не наказывала людей рублем, хотя сама лишалась систематически 10–15 процентов премии.

Работа налоговиков – это ходьба по канату

— Чем была для вас работа в налоговой инспекции Череповца?

— Работа налоговиков — всегда ходьба по лезвию. Или ходьба эквилибриста с балансиром по канату. Надо, чтобы ни в одну из сторон не перевешивало. Выбрать этот баланс — большое искусство. Я на людей никогда не повышала голос. Это мое правило. Я не имела морального права никого унизить или оскорбить. Я могла жестко что-то потребовать, если я понимала, что это необходимо для работы. Я давала возможность своим руководителям отделов нести ответственность за свою часть работы.

Но я понимала, что в целом за все несу ответственность я. Отец мне всегда напоминал об этом, говорил, что мы, налоговики, должны работать так, чтобы дать возможность работать экономике. «Не загубите предприятия»,— предупреждал он. И об этом я всегда помнила.

Сложное решение

— Женщина в своей жизни тоже, как налоговый инспектор, идет по канату, ей нельзя отклониться ни влево, ни вправо: погрузишься в работу полностью — семья остается без внимания, занимаешься только семейными проблемами — не успеваешь на работе. Как вы держали эту золотую середину?

— Да, это особое искусство. Но у меня получалось.Хотя иногда на этой почве и возникали проблемы.Но я всегда старалась, переступая порог дома, забывать, что я руководитель. Причиной разногласий в моей семье стало другое. Я просто устала быть первой и на работе, и дома. Мы прожили 15 лет, потом я решила, что дальнейшая жизнь наша невозможна, и ушла. Хотя это для меня было достаточно сложное решение. Всегда тяжело кого-то вычеркивать из жизни. К тому же у нас двое прекрасных детей — сын и дочь.

Я выбрала Седельникова, а не рюкзак

— Как вы познакомились с Вячеславом Седельниковым?

— Познакомились мы на работе. Он был тогда замдиректора «Аммофоса», а я курировала их предприятие и приходила с проверками. Это было время, когда я еще работала в Первомайском райисполкоме. Наши отношения были деловыми. Но иногда он оказывал мне знаки внимания. Когда я развелась с первым мужем, через некоторое время Вячеслав Седельников сделал мне предложение.

— Трудно жить с успешным мужчиной?

— Нелегко. Любой успешный мужчина — это лидер, а любой лидер — это правила лидера, которые ты должна принимать. Когда мы с Седельниковым поженились, многие говорили: больше двух лет точно не протянут. Один лидер, и другая такая же.

— После ухода из налоговой вас приглашали на должность замминистра. Почему вы отказались?

— Потому что тогда я уже была замужем за Седельниковым, а у него здесь был свой бизнес, и, когда я ему сказала о предложении, он мне ответил такой фразой: «Ну, выбирай, рюкзак или я». Вот и все. Я выбрала его, а не рюкзак. Поэтому в Москву не поехала. Понимала, что если муж остается здесь, где у него бизнес, а я уезжаю, то семьи уже не будет. Для меня важнее была семья, а не Москва, где я буду одна, ни подруг, ни родных.

— Елене Седельниковой, женщине с твердым характером, сложно подчиняться мужчине?

— Нет, умному мужчине подчиняться несложно. Точно так же, как и умной женщине. Когда человек умный, профессиональный — нет вопросов. Я могу подчиняться и выполнять то, что необходимо.

— Скажите, вы счастливы сегодня?

— Да, я испытываю счастье оттого, что все хорошо складывается у моих близких, когда все здоровы. Самое главное — это здоровье близких и их семейное благополучие. С возрастом счастье понимается по-другому. Мне хочется, чтобы у детей складывалось все хорошо, чтобы все их начинания удавались. Когда это получается, я счастлива.

Я была требовательная мама

— У вас взрослые сын и дочь. Чем они занимаются?

— Сыну Виктору 34 года. Он так же, как и я, окончил ФИНЭК. Сейчас работает в Питере финансовым директором большого предприятия, которое ведет строительство нового порта в Санкт-Петербурге. У Виктора тоже есть сын, мой внук Даниил. Ему шесть лет. Дочь живет в Череповце. Окончив фармакадемию, она вернулась в родной город, работает провизором в аптеке МСЧ «Северсталь». Сейчас получает второе образование. У нее дочь Машенька.

— Как вы воспитывали своих детей — так, как воспитывали вас?

— Я была очень требовательной мамой. От детей добивалась собранности и аккуратности и в жизни, и в учебе. Если задания в тетрадях были выполнены небрежно, кое-как — первая просьба была: «Переписать». Если ее игнорировали, то при следующей проверке тетради она могла превратиться в груду бумажек, и приходилось переписывать всю тетрадь.

Ситуация с уборкой вещей иногда выглядела так: все из ящиков на середину комнаты. А дальше полезное занятие — разбор завалов. Результат получился хороший: почерк у детей почти каллиграфический, в своих домах всегда порядок. А вообще, детей нужно воспитывать своим примером. Родители должны быть такими, какими они хотят видеть своих детей, — не на словах, а на деле. Они должны учить своих детей примером своей жизни.

О путешествиях и любимых книгах

— Я знаю, что в последнее время вы часто бываете за границей, путешествуете. Где вы больше всего бываете?

— Мы как за границей путешествуем, так и в России. За последние годы совершили много круизов на лайнерах. Это и комфортно, и интересно, познавательно. Сначала выбирали средиземноморские круизы, потом дошли и до Юго-Восточной Азии. Последнее путешествие по воде у нас было по Южной Америке. В поездках мы узнаем новые страны, людей, их менталитет, культуру. В России наши путешествия связаны с посещением православных монастырей.

— Какие увлечения у вас есть?

— С большим удовольствием читаю разные книги. Из последних — выписали серию книг о российских предпринимателях: Мамонтовы, Прохоровы, Демидовы. Последнюю я прочитала про Абрикосовых. До этого — про Петра Столыпина. Я была поражена, что основа многих действующих законов взята еще оттуда, из столыпинских времен.

Сейчас я очень взвешенно и неторопливо читаю Альфреда Маршалла «Принципы экономической науки». Когда – то я ее читала будучи студенткой , но теперь она воспринимается мной совсем по-другому. Большим откровением стала для меня книга, основанная на дневниковых записях императрицы Александры Федоровны Романовой «Дарите любовь». Такую книгу можно и должно сделать настольной книгой любой женщины.

Есть у меня еще одно увлечение. Иногда я пишу стихи. И давно. Правда, тетрадь, в которую я их записывала, потерялась во время переездов. Там были стихи с институтских времен. Читал их когда-то в Вологде наш известный поэт Виктор Коротаев, сказал, что надо их подработать — и можно публиковать. Но пока они так нигде и не печатались.

О любви

— Как прожить в браке и сохранить любовь?

— Это большая работа, труд. Чтобы сохранить нежные отношения друг с другом, необходимо просто принимать человека, с которым ты живешь, таким, какой он есть. А если пытаешься что-то изменить, то делать это незаметно и ненавязчиво. Короля делает свита. И нужно помнить, что любовь не вырастает, не становится великой и совершенной вдруг и сама по себе. Она всегда требует времени и постоянной заботы о ней.

Новый год

Для меня новогодний подарок — это возвращение в детство, ожидание чудесного сюрприза. Но мне большее удовольствие доставляет дарить подарки, чем получать их.

Текст: Елена Боронина
Фото: Кристина Судакова и из архива Седельниковых