Раздел Здоровье
19 марта 2013, 14:47

Смерть в роддоме

Смерть в роддоме
Фото: архив
В Череповце впервые за пять лет зафиксирован случай материнской смертности.

Женщина скончалась в роддоме медсанчасти «Северсталь» 7 марта. Ее ребенок – девочка – тоже умерла.

«Все плакали…»
Череповецких врачей смерть роженицы шокировала вдвойне. Поликлиника для взрослых № 1 потеряла свою коллегу - заведующую рентгенологическим отделением, опытного врача и очень ценного руководителя. «Когда коллектив об этом узнал, все плакали, едва могли работать. Для нас это действительно невосполнимая потеря!» - сказал Алексей Винидиктов, главврач БУЗ ВО «Городская поликлиника № 1» о своей коллеге.

Доктор возглавляла это подразделение поликлиники еще в старом здании, проявляла активную заинтересованность и высокую компетентность на стадии проектирования и строительства нового корпуса, участвовала в закупке оборудования. Коллеги запомнили ее как очень грамотного и неравнодушного специалиста. Это был творческий человек, веселая, доброжелательная и красивая женщина. Когда доктора отпевали 9 марта в Храме Рождества Христова, туда собрались врачи со всего города.
Муж умершей – тоже врач, а сын – студент-второкурсник медицинского вуза. Коллеги с большим желанием помогали этой семье и совместными усилиями собрали достаточно большую сумму для помощи родным.
Роженице было 42 года. Ребенок был доношенный и весил более четырех килограммов. Как рассказали коллеги, во время беременности женщина чувствовала себя неплохо и до выхода в декрет работала достаточно активно. Это были не первые роды, но они проходили после длительного перерыва – сыну сейчас 20 лет.

Проверка № 1 – Департамент здравоохранения
Уже 7 марта в Департаменте здравоохранения области приказом начальника Александра Колинько была создана комиссия для проведения служебной проверки. Во время своего визита в Череповец 14 марта Александр Андреевич лично сказал нашему корреспонденту следующее:

- Это, безусловно, трагедия. Мы очень сожалеем о случившемся и сочувствуем всем, для кого эта смерть стала личной потерей. Но до окончания работы комиссии я не буду давать никаких оценок действиям врачей.
Группа из десяти человек во главе с начальником отдела материнства и детства Департамента здравоохранения Еленой Вологдиной проработает две недели – с выездом на место. В комиссии исключительно вологодские специалисты.

Проверка № 2 – следственный отдел
Это не единственная проверка, которая проводится по поводу случаю смерти женщины и ребенка. Муж погибшей, сам врач-патологоанатом, 12 марта написал заявление в следственный отдел по г. Череповцу. В этот же день была начата доследственная проверка. Цель проверки – определить, что послужило причиной гибели женщины и ребенка? Следствие ли это состояния здоровья роженицы? Или это несчастный случай? Произошла ли врачебная ошибка или халатность? Ответы на эти вопросы решат, последует ли возбуждение уголовного дела.

Сейчас официальная причина смерти, которую мы узнали в следственном отделе, – сердечно-легочная недостаточность и геморрагический шок (реакция организма на резкую потерю крови). Ребенок родился уже мертвым.

Довольно быстро были изучены медицинские документы, проведены опросы врачей роддома, получены объяснения врача, который вел беременность. Проверка могла бы уже завершиться, но сотрудники следственного отдела ждут результатов медицинской экспертизы.

Что скажут эксперты?
Вся акушерская служба города в шоке. Не оценивая до конца проверок действия врачей, городские специалисты по родовспоможению полагают, что ситуация 7 марта, действительно, была сложной, неожиданной и непредсказуемой. «Это страшный сон любого врача!» - такое общее настроение.
Вряд ли врачи роддома могли отнестись к «возрастной» роженице, тем более, их коллеге, легкомысленно. Звучит цинично, но именно об этом говорят люди. Также по городу упорно ходят слухи, что врачи надеялись, что женщина сможет родить самостоятельно и промедлили с кесаревым. Есть информация, что драматичная борьба за жизнь человека длилась более шести часов. Эту информацию нам подтвердили специалисты, чьи имена мы не называем.

Все врачи знают, что они не застрахованы от форс-мажора, неожиданных осложнений и от случайного неверного решения в цейтноте. Не лишено оснований убеждение некоторых людей в том, что люди, проводящие медицинскую экспертизу, могут сочувствовать своим коллегам, пусть они даже допустили врачебную ошибку. Но особенность этой конкретной истории в том, что среди важных экспертов - патологоанатомы, коллеги вдовца по врачебной специальности. А муж погибшей, хотя, конечно, и не принимал участие во вскрытии, настроен очень серьезно.

Дина Комиссарова