Эксперт: на базе «Вологодского гектара» возможен новый масштабный проект

СКР - машина
СКР - машина
Когда-то об этой земле трепетно заботились советские люди. Ее обрабатывали, выращивали полезные культуры. Позолоченные северным солнцем рожь и пшеница колосились на просторах Нечерноземья, вдохновляя местных поэтов посвящать оды родному краю. После 90-х нечерноземные земли оказались никому не нужны. Они густо прорастали борщевиком Сосновского невиданных размеров и масштабов, а на когда-то живых пашнях валялись груды металлолома. На это невозможно было смотреть без слез, особенно представителям старшего поколения, которые отдали десятки лет своей короткой жизни, работая на земле. Сейчас обстоятельства изменились. Мы видим положительную тенденцию в развитии регионов, а у экспертов есть прекрасные готовые проекты по развитию. Бери и пользуйся, как говорится. Об одном из таких мы поговорили с Юрием Крупновым, председателем Наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития.
Подпишитесь и читайте нас в:

Юрий Васильевич, поясните, есть ли четкое определение границ Нечерноземья?

Границы Нечерноземья можно обозначить в соответствии с определением Нечерноземья Росстандарта или постановлений ЦК КПСС и Совмина СССР, как масштабной экономической зоны, куда входят 32 субъекта федерации. Грубо, это территории от Псковской до Свердловской и от Архангельской до Орловской областей.

Как давно вы начали заниматься вопросом развития этого региона и каковы результаты на данный момент?

В 2014 году наш Институт демографии, миграции и регионального развития инициировал необходимость госпрограммы развития Нечерноземья, и ее содержание. В 2015 году с этим проектом я шёл на выборы областную думу Костромской области. За эти 7 лет мы всесторонне проработали ситуацию, вскрыли исторические предпосылки и выделили прежде всего льняную отрасль как регионообразующую для большинства субъектов РФ, входящих в Нечерноземье.

Государство нас услышало в ноябре 2019 году, когда в Совете Федерации по инициативе Валентины Ивановны Матвиенко и Виктора Петровича Иванова, главы Льняного Союза, были проведены уникальные парламентские слушания, по итогам которых было принято Постановление Совета Федерации с обращением к Правительства РФ по вопросу о развитии Нечерноземья и возрождении льноводства в Российской Федерации. К сожалению, Правительство по сути отписалось на это прямое обращение нашего высшего органа законодательной власти, и в целом, ситуация сегодня, подвешена.

Как реагируют на инициативу власти регионов?

Большинство регионов поддерживает эту повестку в явной или неформальной форме. Более того, в 2018 году Дума Ярославской области первой обратилась в правительство с предложением организовать программу развития Нечерноземной зоны. Кстати, глубокое и даже прекрасное обращение с полным описанием ситуации, причин, и того, что надо делать. Как пример, можно взять и Костромскую область, депутат Госдумы от которой Алексей Ситников постоянно обращает внимание на эту проблему и в 2016 году по его и Губернатора Костромской области Сергея Ситникова инициативе в Костроме даже прошло уникальное совещание глав семи нечернозёмных регионов по данной проблеме.

В регионах главы, умные чиновники, специалисты и эксперты однозначно утверждают, что для Нечерноземья нужна специальная госпрограмма, которая полностью учтет всю специфику того, что наши почвы и климат не такие богатые, как на югах России, и здесь нет нефти и газа. Это первое. Второе — это колоссальные проблемы по демографии. На наших глазах, происходит стремительное обезлюживание и опустынивание территорий.

Вместе с тем, очевидны и многочисленные преимущества Нечерноземья: наличие незанятых пахотных земель (до 20 млн га!); возможности культивирования льна и получения лучшего по качеству молока и молочных продуктов. Здесь отличное место для производства маслосодержащей продукции, того же рапса, например, который даже лучше растет в Нечерноземье, чем на югах. Головокружительные перспективы у органической продукции — тем более, на наших десятилетиями отдохнувших пахотных землях — здесь нужен проект нечернозёмной мегафермы, которая сможет кормить весь мир элитной экологической продукцией. А элитным экологическим льном ещё и одевать весь мир. В этом плане мы подходим к Нечерноземью, как к абсолютно экономически рентабельному продуктивному региону, если создать все необходимые инфраструктурные условия. Нами выделено порядка 20 новых национальных индустрий, которые на базе Нечерноземья дадут продуктивность и высокую доходность, не говоря уже про то, что в нынешних условиях санкций, это императив, который надо реализовывать. Именно поэтому в феврале я обратился к Президенту России с предложением организовать 14-й национальный проект «Подъём и развитие Нечерноземья».

Юрий Васильевич, но как молодежь замотивировать?

Тут мы считаем, что надо поставить на национальном уровне вопрос о новом заселении Нечерноземья и для этого формировать все необходимые условия для желающей молодежи, чтобы они могли заново осваивать, переосваивать данный регион. Речь идет не об абстрактных фермерах, которые на свой страх и риск должны идти на землю, а обо всем разнообразии экономической деятельности, которую государство должно поддерживать, начиная от беспроцентных и долгосрочных кредитов, и заканчивая прямым выделением гектаров земли, условно программа «Нечерноземные гектары». Не один гектар, поскольку это специфическая частная ситуация, а именно «Нечерноземные гектары», если надо — хоть несколько тысяч. Надо дать возможность строить свои родовые усадьбы и новые поселения, новые «деревни» из таких усадеб. В этом плане молодежи надо предложить и новые транспортные возможности, прежде всего, развитие малой авиации, поскольку нужно перемещаться по огромным территориям Нечерноземья, чтобы молодежь могла не просто сидеть в глубине, в отдаленных местах, но и при необходимости бывать и в городах. И нужно еще десяток других госрешений по развитию инфраструктуры. Это и инфраструктура научно-методической помощи, и вопросы интернета, тут нужен космический интернет, и готовых модульных хозяйственных бизнесов, и снабжение семенным материалом, удобрениями и т.п.

Проект «Вологодский гектар» появился по примеру «Дальневосточного гектара». Насколько он эффективен? Для того, чтобы что-то организовать на гектаре нужны большие вложения, и поддержки государства, которая оказывается на данный момент, порой недостаточно.

Вы совершенно правы, что нельзя копировать не очень серьезный проект «Дальневосточного гектара», потому, что без инфраструктурного обеспечения этот гектар оказывается скорее бременем, чем какой-то наградой, если выбирать отдельные ситуации. По отношению к дальневосточному гектару в большинстве случаев подходит поговорка: бери боже, что мне не гоже. Короче, в целом, это просто неподъемный гектар. Но мне кажется, надо разделить два разных вопроса. Анализируя деятельность вологодского губернатора Кувшинникова, я вижу, что это серьезный руководитель и основательный хозяйственник. И рассматриваю программу «Вологодский гектар» как первой пробной постановкой, пилотом. Это плацдарм, который надо изучить, посмотреть руководству области вместе со всеми экспертами. А дальше надо развивать этот проект. Конечно, если мы не дадим серьезную инфраструктурную поддержку и не создадим молодежные команды, которые надо обучить сельскому хозяйству и так далее, то результаты будут очень низкими, если не нулевыми. Но я вижу, что очень важный первый шаг сделан. Я бы даже сказал, политический шаг. А дальше нужно идти к хозяйственным конкретным решениям. И привлекать федеральные возможности. Итак, основа заложена и дальше ее надо развивать. Необходимо снимать ограничения по количеству гектаров, потому, что в ситуации, когда более 50% только пахотных земель не обрабатывается, жмотиться на гектарах совершенно несерьезно. Это первый момент. Второй момент — нужно выходить на федеральный уровень с предложением организации на базе Вологодской области масштабного федерального пилотного проекта, и уже подключать возможности, в том числе бюджетные, федерального уровня для того, чтобы не получалось так, что Вологодская область одна должна всё делать за всё гигантское и сильно просевшее Нечерноземье. Соответственно, Федерация должна поддержать эту экспериментальную или пилотную площадку, чтобы потом все позитивные наработки и саму модель вовлечения в переосвоение нечернозёмных земель тиражировать на другие регионы Нечерноземья. Тогда бы мы не в разговорах, а на практике отработали различные версии, как можно осваивать Нечерноземье. На мой взгляд, это было бы фундаментальным прорывом.

Таким образом можно было бы очень удачно совместить проект «Вологодский гектар» с вашим, чтобы дать реальный толчок к развитию нашего региона?

Да, тем более эти гектары в таком виде, в каком они сейчас представлены, не очень перспективны. Но они, с другой стороны создают основу. Поэтому, надо их развивать. Разумеется, я в любой момент готов подключаться. Тем более, что я пересекался с Олегом Кувшинниковым — это сильный губернатор, и уверен, он сможет сделать образцово-показательный пилотный проект. И доказать, что на Нечерноземье не просто рано ставить крест, а, прямо наоборот, надо его рассматривать как территорию колоссальных возможностей для нашей лучшей молодёжи.

Спасибо, Юрий Васильевич, что согласились пообщаться на столь важную тему!

Беседу вела Юлия Галунова

Источник фото: pixabay.com




На эту тему: