Принимаю условия соглашения.
Раздел Общество
11 июня 2013, 15:56

Андреас РОСТ — известный в мире фотограф: «Вологда показалась мне одним из самых русских городов!»

Андреас РОСТ - известный в мире фотограф: "Вологда показалась мне одним из самых русских городов!"
Известный в мире фотограф - о секретах удачных снимков.

Картинки из учебника

– Андреас, вы сказали, что в Вологде вам захотелось воспользоваться цветной пленкой. Чем вызвано такое желание?
– Я помню картинки русских городов из учебника... Вологда показалась мне одним из самых русских городов! Я, действительно, почти всегда снимаю на черно-белую пленку, а здесь столько прекрасных цветов, что захотелось запечатлеть их во всех красках.

– Где ещё в России вы бывали и над чем работаете в нашей стране?
– Был разных городах: в Петербурге, Нижнем Новгороде, Екатеринбурге, Новосибирске, Перми, Архангельске… У меня есть пара идей… Будет фильм о российской конструктивистской архитектуре. Я занимаюсь документалистикой, рассказываю истории и их предистории.

– Вы работали в разных точках мира. Широко известен ваш ролик из Палестины «Соло для Рамаллы», расскажите о нем подробнее.
– На первый взгляд — это было забавно. Но для меня здесь важно другое. Рамалла – регулировщик на круговом движении. В Палестине запрещено снимать полицейских. Я снимал скрытой камерой. На пешеходном переходе можно рассмотреть все слои населения, а вот все проезжающие по дороге машины очень дорогие. Гуманитарная поддержка идет в карманы коррумпированным верхушкам – это лишь один из сделанных выводов. Занятие Рамаллы никому не нужно. Это рутина и одновременно островок надежды. Человек знает свое дело, работает много лет подряд (к жестам регулировщика, очень увлеченным, автор ролика подобрал музыку… Шопена – Прим. Ред.). Музыка – обязательно Шопен. Одна маленькая девочка думала, что Шопен – палестинский борец за свободу.

Старая техника гения

– Вы много рассказывали про Хельмута Ньютона, признанного классика фотографии XX века. Чему вы научились у него?
– Хельмут Ньютон никогда не пользовался модной навороченной техникой. У него всегда был с собой чемодан со старыми, удобными для него, камерами. Ньютон обладал удивительным чувством юмора. Он не говорил моделям, что и как делать. Они пили шампанское и смеялись – он шутил и делал снимки. Его работы немного ироничны. Одна такая: модель, облокотилась на холодильник, рядом – мусорное ведро. В ведре – скомканное фото… Ньютона. Реклама! Крутая, именная. Кстати, я слышал, в Вологде популярна фэшн-фотография. У вас есть специальная школа? Для кого делают эти снимки? Фотографу пояснили, что фэшн-фотографии в Вологде обучаются самостоятельно, что снимки такого рода требуются для рекламы льна и кружева, что на самом деле это не массовое направление. Самого Андреаса, как он признался, подобная работа не привлекает.

Цвета и улыбки как исключение
– Ваш конек – мрачная, по определению некоторых критиков, уличная фотография. Но серия портретов, сделанная на улицах Кабула и показанная в Вологде, не кажется столь унылой. Фото опять же выполнены в цвете, почему?
– Мне хотелось показать и подчеркнуть контраст серого мира и редких сочных пятен. В руках старика – пакет с цветными мячами, мужчина облокотился на гору видеоплейеров, сияющих металлическим блеском. А вот продавец ярких книг предстаёт совсем безрадостным человеком…

– А вы фотографируете улыбающихся людей?
– Да. Но это получается не так часто. В кабульской серии улыбается только торговец мясом…
Для меня главное – понять, что происходит до и после события. Вот, например, – снимок афганца, который продает музыкальные инструменты. У него нет повода для улыбок. Занятие этого человека опасно, так как талибаны против музыки. Его доходы невелики, он также добывает деньги пошивом и стиркой одежды. И еще: обратите внимание на то, что белый классический костюм моего героя покрыт десятками мух.

Россия понятнее Афганистана
– Когда вы ехали в Афганистан, то специально готовились к этому, изучали страну?
– Я не имел никакого понятия об Афганистане. Ходил по Кабулу и фотографировал. Подобное по технике делал в Берлине, но в Германии я – свой и знаю, что происходит, в Афганистане я был потерян и ничего не понимал. Даже в России я понимаю больше, чем в Афганистане! Это не фотографии, это вопросы для меня.
Меня предупредили: не выходить на улицу без сопровождения, но тогда я бы не смог сделать снимки. Я решил фотографировать на одном месте не больше 30 минут – мне сказали, что на разработку плана похищения требуется полчаса… И вот меня схватили за руку и потащили в дом. «Черт! Первый раз, а меня уже украли». Но незнакомец хотел, чтобы я его сфотографировал. Потом так часто случалось. Люди хотели, чтобы Европа без прикрас увидела, как им живется. Я ездил в Афганистан трижды, и ни разу у меня не было неприятных ситуаций в общении с людьми. Самое опасное – обстрел отеля, а фотографировать было не страшно.

– Афганскую серию опубликовали? Писали ли вы комментарии к снимкам?
– Снимки были напечатаны. Меня критиковали, сейчас эти фотографии признали, но уже поздно, для меня это сейчас неактуально. Тексты для СМИ – нет, не пишу…
Как-то мой коллега-журналист из журнала «Шпигель» (известнейший информационно-политический журнал Германии - Прим. Ред.), для которого я работал, долго смеялся надо мной. Образно говоря, я никогда не успевал сфотографировать гол. Всегда стоял не у тех ворот. А еще я сочувствую слабым и бедным.

Андреас РОСТ – независимый немецкий фотограф. Родился в 1966 году в Веймаре. Учился в Высшей школе графики и книжного искусства в Лейпциге (у Арно Фишера и Эвелин Рихтер). Был ассистентом Томаса Хепкера в Нью-Йорке. Работал для журналов «Der Spiegel» и «Theater der Zeit». Руководит курсом фотографии в Берлинской галерее. Проводит мастер-классы в разных странах. Является куратором фотовыставок Института международных связей IFA. Награжден немецкой премией имени Энне Бирман за достижения в области современной фотографии.

Любовь НОГАЧЕВСКАЯ