Принимаю условия соглашения.
Раздел Общество
23 июля 2013, 14:24

Татьяна Шаронова — главный редактор проекта «Сами с усами»:"Усатое, но с бантиками»

Татьяна Шаронова - главный редактор проекта «Сами с усами»:"Усатое, но с бантиками"
Программ для детей сейчас снимается очень мало. Тем более ценно и примечательно, что скоро увидит свет уже сотый выпуск «Сами с усами». Это единственная телепередача в области, которую делают сами дети про то, что им интересно.

Главный редактор проекта – известный череповецкий журналист Татьяна ШАРОНОВА – рассказывает о себе и о причинах долгожительства проекта.

От истории к телевидению

– Насколько я знаю, ваш путь в телевидение прямым не был? Мечтали ли в детстве о журналистской карьере?
– Я любила историю. Но, пожалуй, больше всего меня интересовала полемика и столкновение разных взглядов на прошлое во времена перестройки. Я читала не учебники, а газеты и журналы. После школы училась на малом историческом факультете МГУ, но потом всё-таки поступила в Петрозаводский университет. Там набирали небольшую спецгруппу студентов по изучению стран Северной Европы. Понимаю, выглядит странно: поменять столицу на Петрозаводск. Но я не люблю большие города.
Вдобавок, на первом курсе я «заболела» археологией. А после международной экспедиции на Онежское озеро по изучению петроглифов я, наверное, навсегда влюбилась в эти наскальные рисунки, созданные три тысячи лет назад. Даже на брелоке у меня изображение Беса – самого известного божества с уходящей в море скалы под названием Бесов Нос.

– И чем же знаменит этот бес?
– Размером он около двух с половиной метров, выбит на скале вдоль расщелины, в которую, по преданию, стекала кровь человеческих жертв. Это вход в потусторонний мир, место силы. Несколько веков назад монахи из Муромского монастыря не выдержали и окрестили Беса. Для этого через дремучие леса на себе притащили огромный кованый крест. Раскалили его и приложили к божеству. С тех пор петроглиф дополнен выжженным на камне крестом. Я была настолько всем этим увлечена, что хотела стать профессиональным археологом. Но через год-другой поняла, что профессиональным историком быть не хочу. Рисунки на скалах и раскопки люблю, а вот многомесячное документирование находок и сидение в архивах – не моё. После вуза я несколько лет работала переводчиком финского, потом помогала журналистам общаться с иностранной делегацией, и, сама не помню как, но очень быстро, оказалась на канале «Провинция». И сразу всё встало на свои места! Правда, у меня уже был небольшой опыт телевизионных съёмок. Во время онежской экспедиции оператор из Хельсинки снимал фильм про петроглифы и работу русских археологов. Так случилось, что съёмки шли под проливным дождём. Во время интервью у меня текла тушь и капала вода с носа. Недавно мне показали эту старую запись. Подозреваю, что финские зрители не испытывали ко мне ничего, кроме жалости… И даже не слышали, о чём я говорила в интервью.

Без нотаций и «уси-пуси»

– И всё-таки, до съёмок детской телепередачи был долгий путь. Мечтали работать с детьми?
– Мечтать было некогда. Работала, как говорится, с языком на плече. И постоянно снимала детей: чаще – брошенных, избитых, голодных, больных… Было время, когда я знала всех детей в городе, рожденных от ВИЧ-инфицированных матерей. Приходилось отбивать нападки в свой адрес, выступать свидетелем в суде, собирать пожертвования. Если приходится снимать убитого ребенка, потом просто не спишь. Было и тяжело, и больно. Я невероятно устала от «чернухи». Хотелось добрых сюжетов, которые телевизионщики обычно называют «бантиками». Из них и родилась программа.

– Почему в России так мало детских телепередач?
– Детскому телевидению никто не учит. И заниматься им невыгодно: реклама в нём запрещена. Шли разговоры о том, что рекламу разрешат, но до дела не дошло. Если какие-то передачи появляются, они часто недолговечны, потому что сводятся либо к морализаторству, либо к «уси-пуси». А нашу передачу делают сами дети – про детей и для детей.

– А какой он – ребенок-журналист?
– Дети задают детские вопросы и могут подойти к проблеме с совершенно неожиданной стороны. Например, в передаче, посвященной Дню победы, интервью у своей прабабушки брала девочка четырёх лет. И она спрашивала: «Во время войны ты ходила в садик или школу?» Или: «А что вы тогда кушали?» Это было действительно необычно. Но представление о том, что любой ребенок – это фейерверк идей – стереотип. Дети часто приходят к нам с совершенно квадратными головами. И нередко думают, что телевидение – это легкий способ покрасоваться на экране. А приходится работать. Наш рекорд – почти 50 дублей, которые сделал 11-летний подросток, когда работал в кадре. Другая беда – ограниченный кругозор и небольшой словарный запас. Это, видимо, объясняется тем, что они маловато читают. Но иногда дети удивляют работоспособностью. Пять часов подряд наши маленькие телепузики (которым от трёх до шести) участвовали в съёмке сказки по мотивам «Репки». Естественно, уже спустя час они чесались, хотели писать и выясняли отношения. Но терпели, работали, старались. А ко Дню защиты детей та же команда жарила для мам котлеты и делала торт.

– Вкусно получилось?
– Я видела весь процесс приготовления торта, поэтому пробовать его не захотела, а вот котлеты получились отличные – нам просто не досталось.

Победы для маленьких

– В июне передача «Сами с усами» стала двукратным победителем международного фестиваля детского телевидения «Включайся!» Национальной Ассоциации Телерадиовещателей, возглавляемая журналистом Эдуардом Сагалаевым. Что это были за выпуски?
– Первый – «Тяжелый диагноз – не приговор», снятый с воспитанниками центра реабилитации детей с ограниченными возможностями « Преодоление». Она получила ещё и приз за актуальность и социальную значимость. А второй победитель – документальный фильм «Поисковики. Тешемлевское болото. Пе-2» - о работе поискового отряда. В прошлом году мы тоже участвовали в этом конкурсе и были награждены дипломом детского фонда ООН - ЮНИСЕФ. Такая награда – единственная в области. Кроме того, у нас есть диплом Союза журналистов России. Мы стали финалистами 16-го международного конкурса экологического телевидения «Спасти и сохранить».

– Ваш сын - активный участник многих программ. Мечтает стать журналистом?
– Ване 12. Раньше мечтал конструировать роботов. Теперь хочет быть военным. Сейчас же – и журналист, и оператор, и монтажер, да еще и в школе отличник. Похоже, ему нелегко приходится. Передача еженедельная – это тяжелые нагрузки. Но зато какая школа жизни!

Дина КОМИССАРОВА