Принимаю условия соглашения.
Раздел Общество
14 ноября 2013, 09:00

Александр и Антон Шарыгины, ЧОП «Локер»: «На работе называем друга друга по имени-отчеству»

Александр и Антон Шарыгины, ЧОП «Локер»: «На работе называем друга друга по имени-отчеству»
Фото: Кристина Судакова
Директора охранного предприятия «Локер» Александр и Антон Шарыгины в молодости учились разным наукам. Отец постигал охрану правопорядка в милицейской школе, сын — мировую экономику за вузовской партой. Но в итоге оказались коллегами.

После того как в созданное Александром Шарыгиным охранное предприятие «Локер» пришел сын, оно стало семейным. И оба руководителя уверены, что это обстоятельство пошло «Локеру» на пользу. В интервью Александр Николаевич и Антон Александрович рассказали, как управлять круглосуточно работающей организацией, когда один начальник жаворонок, а другой — сова. Как не смешивать деловое и личное. И почему жену нужно искать в милиции.

Детская мечта

— Александр Николаевич, когда вы впервые поняли, что защищать и охранять — дело вашей жизни?

— В самом раннем детстве. Никто меня особенно не агитировал, семья у меня металлургов. Отец и мать приехали в Череповец из Нижнего Тагила, когда мне было два года. Сколько себя помню, всегда знал, что буду милиционером. Сверстники грезили космонавтикой, сверстницы мечтали пойти в актрисы, а меня манила милицейская работа. Сначала был командиром оперативного отряда. После армии пришел в милицию, сомнений и размышлений не было. За 20 лет службы прошел немало ступенек карьерной лестницы: был командиром роты оперативного реагирования в патрульно-постовой службе, командиром строевого подразделения вневедомственной охраны. Набрался там немалого опыта, который пригодился мне потом. Учителя были отличные. Да и жизнь учила. И знаете, хотя уже почти 15 лет не являюсь сотрудником правоохранительных органов, до сих пор считаю себя милиционером. И уже в новом качестве продолжаю дело жизни.

— Неужели никто из родственников не носил милицейскую форму?

— Был один. Двоюродный брат отца, во время моей юности служивший командиром войсковой части, поддержал мой выбор. «Отличная профессия, широкие возможности для роста, к тому же погоны дисциплинируют», — сказал он мне.

— Кто подсказал идею открыть охранное предприятие?

— Решение об увольнении из органов давалось очень непросто. Дети подрастали, платили мало. И мне, и жене, которая тоже работала в милиции. Решил пойти в бизнес, специфика работы была мне близка, и я был уверен, что у меня получится. Охранных предприятий в городе было на тот момент уже достаточно много, мы получили лицензию тринадцатыми. Стартового капитала по большому счету не было, начинали с малого. Однако первую годовщину «Локера» отмечали уже 70 работников, сейчас их около трехсот. Постепенно, поэтапно развивались, поначалу занимались только физической охраной объектов, потом перешли на пультовую, вкладывали заработанные деньги в техническое вооружение. Расширяли количество клиентов и географию работы — сегодня охраняем в Череповце и еще пяти городах Вологодской области.

Родительское воспитание

— Вопрос к Антону. Каково расти в милицейской семье? Воспитание было строгим?

— Я бы не сказал. Давления я никогда не ощущал, но и отсутствия внимания тоже. Мной занимались. Помню, что в детстве и юности я должен был быть дома не позднее девяти часов вечера, никакие отговорки не принимались. Меня воспитывали как бы исподволь, без крика и жестких указаний, но главные жизненные правила я усвоил. И сейчас очень удивляюсь, когда вижу, что кто-то не помог девушке, пусть и незнакомой, поднять коляску. Или не открыл перед женщиной дверь. Или не выполнил данного обещания. Как так можно делать, я этого не понимаю. Вообще, я благодарен родителям за то, что с ранних лет научили меня работать. Допустим, на дворе лето. У всех ребят школьные каникулы, все купаются и отдыхают. А я в спецовке механика работаю в автосервисе, потому что отец сказал: «Иди-ка поработай, приучайся к труду». Я в ту пору, конечно, не источал восторга (сложнее всего было рано вставать), но помню, как был рад, получив первую зарплату — тысячу рублей, свою, заработанную своими руками.

— Как за провинности наказывали?

— Пару раз постоял в углу, не больше. В основном провинности карались серьезным разговором и обсуждением. Помню из детства, как мама сказала: «Если ты совершишь плохой проступок, нас с папой сразу уволят». Меня тогда это очень напугало.

— Когда слышали от знакомых слово «менты» или другие оскорбления профессии, бросались на защиту?

— Не припомню, чтобы кто-нибудь в моем присутствии оскорблял милиционеров. Наверное, мне удавалось и удается подбирать такой круг общения, где слово «менты» не произносится. К слову, милиционеров я видел не только дома. Помню, как в детстве, особенно летом, мама частенько брала меня на работу в милицию. Было очень интересно. А когда подрос, сам стал «мамой» для младшей сестры. Приводил в садик и забирал домой, кормил, гулял, ходил на родительские собрания. Маму с папой мы фактически видели только на выходных, они очень много работали. Зато выходные мы проводили незаурядно, часто выезжали на природу.

— Вы ведь не сразу пошли по отцовским стопам?

— Да, после школы поступил в ЧГУ на специальность «Мировая экономика». Учась в институте, работал страховым агентом, ведущим специалистом отдела розничного страхования. После работал в службе безопасности одной из фирм, но ощущал, что это не совсем мое. И вдруг отец говорит: не хочешь прийти в нашу фирму, попробовать? Есть подразделение, я не успеваю им заниматься. Вдруг это твое? И я согласился. Пришел, вник, разобрался, поменял штат, и вскоре подразделение стало работать в плюс. Было непросто, но я постоянно ощущал поддержку отца. «Смотри-ка, неплохо получается, — сказал он. — Займись-ка другой нашей фирмой». Там были схожие проблемы, и мне удалось их решить. В итоге заслужил доверие отца и вошел в основной бизнес. Теперь занимаюсь главным образом экономической сферой работы предприятия. Помимо этого у меня есть еще ряд проектов, над которыми я работаю в свободное время.

Александр: Образование у него экономическое, но Антон очень серьезно относится к вопросам правоохранительной деятельности. Постоянно изучает и уже многое знает. Ездит на учебу в Москву и другие города, штудирует профессиональную литературу.

Антон: Признаюсь, меня очень интересует такое направление, как криминалистика. Смотрел множество программ и документальных фильмов на крупных научных телеканалах вроде «Дискавери». Как здорово там криминалисты раскрывают дела. Одно время я даже решил стать криминалистом, но, сравнив реалии российской системы с зарубежной, решил все-таки познавать экономическую сферу жизни.

Дипломатичный отец и строгий сын

— Александр Николаевич, скажите, отправляя сына на «Мировую экономику», уже имели на него виды как на будущего работника?

— Тогда нет. Но я заметил со временем, что все, за что Антон берется, у него получается. И получается хорошо. У него такая хватка. И когда, как он рассказал, я поручил ему одно, другое дело и он их выполнил, я уверился в своем мнении. И я с радостью отметил, что у Антона иное мышление. Более современное и грамотное. Наше активное развитие последних лет во многом заслуга сына. Он постоянно подсказывает мне новые идеи, новые пути развития. Я подхватываю далеко не все, но многое. Частенько у нас случаются дискуссии, и очень эмоциональные.

Антон: Я человек прямой, и если мне есть что сказать, не жду, когда у отца будет хорошее настроение. Говорю, и все.

Александр: Он, кстати, очень строгий руководитель. Более строгий, чем я. Я по жизни дипломат. И, замечаю, частенько подчиненные идут с какими-то вопросами ко мне, а не к Антону Александровичу. Побаиваются.

— Антон, увольнять работников без согласования с отцом вы можете?

— Все кадровые вопросы мы решаем совместно, но отец почти всегда прислушивается к моим доводам.

Александр: Огульных увольнений мы не практикуем, шашкой не машем. По поводу всех спорных ситуаций проводим служебные проверки. Если работник провинился — получит наказание, отличился — благодарность и награду.

— А сына когда-нибудь награждали за успехи в труде?

— Вы знаете, нет, никогда. Надо задуматься над этим.

— На работе вы можете замещать друг друга. Выходит, съездить вместе в отпуск у вас не получится никогда?

Александр: Почему? Такие семейные выезды бывали, правда, довольно короткие. Уехать вдвоем сложно, но можно — механизм отлажен, и есть люди, на которых мы можем его оставить. В прошлом году ездили вместе на чемпионат мира по хоккею в Швецию.

Жена в форме

— Общие увлечения у вас имеются?

Александр: Нас объединяет спорт. Я в свое время занимался баскетболом и лыжами, но в последнее время из видов спорта занимаюсь разве что бильярдом (улыбается). Если говорить о хобби, то оно типично мужское — охота и рыбалка. Последние три года открыл для себя охоту на волков — вот настоящий адреналин.

Антон: Как и отец, люблю спорт — как смотреть, так и играть. В детстве занимался футболом в секции, но бросил. Сейчас собираемся с друзьями и играем, уже самостоятельно. Что еще… С женой коллекционируем необычные пластмассовые фигурки. Еще люблю путешествовать. И в какой бы стране или городе ни был, нахожу самую высокую точку и стараюсь туда попасть и сделать фото.

— Служебные и личные темы в вашем общении смешиваются или разделяются: на работе мы говорим про работу, дома — про домашнее?

Александр: На работе у нас дисциплина и субординация, как в воинской части. Бизнес жесткая штука, и я понимаю, что отеческая мягкость может здесь навредить. Например, мы называем друга по имени-отчеству. И при людях, и даже когда одни. Привыкли. А по поводу разговоров на домашние и деловые темы… Дома не всегда удается сдержаться и не пуститься в обсуждение дел. Антон живет отдельно, и дома мы видимся далеко не каждый вечер. Наша мама ругается: «На работе не наговорились?»

Антон: Мы болеем работой, живем ею, ничего тут не поделаешь.

— По какому поводу ваши мнения категорически не сходятся?

Александр: По поводу времени начала планерок (улыбается). Но это в прошлом. Планерки у нас проходят довольно рано. И если я привык рано вставать, в 7 часов утра я всегда в своем кабинете, то Антон — типичная сова, утром встает тяжело. Но мне удалось его убедить, что в этом бизнесе кто раньше встал, тот и выиграл.

— Какие ночные происшествия могут служить для подчиненных поводом для того, чтобы разбудить начальство?

Александр: Только чрезвычайные ситуации. Принимать оперативные решения по другим вопросам мы доверяем сотрудникам.

— А по поводу выбора жен ваши мнения как раз сходятся — и свекровь, и невестка из правоохранительной среды. Получается, женщины, работающие в этой сфере, идеальные жены?

Александр: Для нас да. Вообще, могу сказать, что милиционеров в нашей семье много. У супруги дед работал начальником милиции, отец и дядя были милиционерами. Наши племянница и дочь тоже из этой сферы. А с женой я познакомился, само собой, на работе. Мы пришли в милицию практически одновременно, работали в одном отделе — отделе охраны общественного порядка. Как сейчас помню: пришел на планерку к начальнику, сел неподалеку от нее — и впервые увидел ее. Чувства нахлынули. Как потом рассказывала жена: «Едва тебя увидела, сразу поняла — это мой будущий муж».

Антон: Моя встреча с избранницей тоже интересная. Как ни странно, и мы познакомились на работе. Некоторое время назад наша юрист ушла в декретный отпуск, и отдел кадров подал объявление. На него откликнулась симпатичная девушка, которая пришла ко мне на собеседование. Она с первого взгляда мне очень понравилась. Стала работать. И вот захожу к ней в кабинет по рабочей надобности — на столе конфетки лежат, а я сладкоежка. «Угощайтесь», — говорит. Так слово за слово, конфетка за конфеткой, стал заходить к ней частенько. Какое-то время были коллегами-друзьями, но однажды случайно встретились в кафе и с той поры почти не расстаемся. Ее уход из нашей организации — мое решение. Я объяснил ей, что нам будет трудно работать вместе. Начальник я строгий, поблажек и любимчиков не выношу. Но моя девушка нашла себя, сейчас работает следователем в полиции.

— Жена-следователь — страшный сон мужского пола…

Антон: В шуточном контексте — бесспорно. Но если серьезно, то профессия никак не может повлиять на семейную жизнь любящих людей. Мы целиком и полностью доверяем друг другу.

— Как будете воспитывать детей, когда они у вас появятся?

Антон: Мне кажется, я буду строгим отцом. Буду прививать порядок. Жена у меня более мягкая, она, наверное, будет баловать, но я буду начеку.

Текст: Сергей Виноградов. Фото: Кристина Судакова

Организация фотосессии: Елена Боронина