Принимаю условия соглашения.
Раздел Общество
31 января 2013, 13:00

Заслуженный художник России Юрий Коробов: «Я объездил всю Вологодскую область»

Заслуженный художник России Юрий Коробов: "Я объездил всю Вологодскую область"
Фото: архив
На что живут нынешние живописцы, и почему искусство нужно не только городам

Выставка «Этюд. Прелюдия. Соната…» заслуженного художника России Юрия Коробова работает в областной картинной галерее. Она приурочена к 60-летию автора и включает около 100 работ.

Сам Юрий Александрович - художник неординарный, ищущий, беспокойный. Его живопись соединяет в себе самые различные направления — от иконописи до авангарда. А еще Юрия Коробова называют «композитором цвета»: он умеет им дирижировать и управлять. Художник через цвет обращается к большим образно-тематическим циклам, раскрывающим грани его понимания природы и человека Русского Севера.

Живописью занимался всегда

– Юрий Александрович, сейчас вы — известный художник, постоянно в разъездах. Часто выставляетесь, причем не только в престижных московских или питерских залах, но и в библиотеках, сельских домах культуры. А с чего все началось?

– Я закончил Московское художественно–промышленное училище. Поступал на живописное отделение, но не набрал баллов. Так что по основной своей профессии я – художник ковроткачества. После окончания училища занимался гобеленами. Но удовольствие это – очень дорогое. Так что работы заказывали лишь в советское время. Тогда организации были богатыми и могли себе позволить такую роскошь. Почти все работы ушли. В моей коллекции сохранился лишь гобелен «Поле» да несколько коллажей из сукна и войлока. А живопись… Живописью я занимался постоянно, и уже в училище состоялась первая персональная выставка.

– В конце 90–х – начале 2000-х каждый уважающий себя бизнесмен старался украсить свой загородный дом или коттедж живописными полотнами. Цены на картины взлетели. Но живопись – это не модная шубка или пальто. Да и кризис свою роль сыграл. Сейчас картины покупают нечасто. На что сегодня живут художники?

– Сегодня художники скорее выживают. Государственных закупок нет. Каждый крутится, как может. С персональной выставки в 2002 году у меня купили две работы. В 2012 году была большая выставка вологодских художников в Страсбурге. Но там продать нам ничего не дали. Возникли какие-то сложности. В Вологде есть салоны. Художники им предлагают свои работы, но, увы… Глухо. Немного помогает администрация области. Ежемесячно каждому художнику выплачивается компенсация в тысячу рублей. С вычетом налога выходит 845 рублей. Мы написали доверенности в бухгалтерию правления Союза художников. Поэтому деньги сразу перечисляются на отопление здания. С нас же берут, как за промышленное предприятие. Отопление – 2063 рубля. Свет – 5.90 за киловатт. Поэтому стараемся работать в светлое время суток. Холодная вода – 34 рубля. Вместо того, чтобы все площади использовать под мастерские, сдаем помещение в аренду. Этими средствами немного компенсируем стоимость мастерских. Иначе для 99 процентов художников сумма была бы неподъемной. Тем более, у большинства нет никаких доходов. А у каждого – семьи, дети. Жилье оплачивать надо, продукты, да и холст покупать, краски, багет. Сегодня нормально живут лишь те, кто творит на потребу дня. Надо очень сильно любить искусство, чтобы, несмотря на такие трудности, изо дня в день приходить в мастерскую и писать новые работы.

Этой «Радуги» краски

– В 90-х годах в Вологде появилось целое творческое объединение художников – «Радуга». Вы стояли у его истоков. С какой целью оно создавалось?

– Такие творческие содружества существовали во все времена. Вспомните: «Голубая роза», «Бубновый валет», «Ослиный хвост», «Союз русских художников». Это потом он перерос в Союз художников СССР. А с развалом великой страны – в Союз художников России. Кстати, мы, члены объединения «Радуга», никогда не собирались выходить из Союза художников и не считали себя его альтернативой.
Все художники делятся на колористов и неколористов. В нашем объединении собрались последние. В те годы их было не так уж и много – Ельцов, Гусев, Яблоков, Асафов. Главным критерием объединения стало отношение к национальным ценностям, любовь и преданность своей земле. Наша первая выставка была в вологодском музее–заповеднике. На открытии выступил известный искусствовед Анатолий Михайлович Кантор. До сих пор помню его слова о том, что картины вологодских художников могут представлять российское искусство на всех уровнях. Не только у нас в стране, но и за рубежом. Такую оценку услышать было очень приятно. Из тех художников, с которыми мы начинали, а было это в 1995 году, пятеро уже ушли из жизни. Но дело наше не пропало. Ряды объединения постоянно пополняются. Тем более, что через два года наша «Радуга» отметит 15-летие. А выставляться с единомышленниками мне гораздо интереснее, чем с теми художниками, которые работают на потребу рынка.

– Вы постоянно бываете на пленэрах на Вологодчине и довольно часто вместе с единомышленниками показываете свои работы в районах. С чем это связано?

- Мне как-то довелось побывать на экзамене в политехническом институте. Посмотрев работы абитуриентов, я понял, что ребята из Вологды и из глубинки находятся в неравных условиях. Вот и захотелось им помочь. Я ведь практически объездил всю Вологодскую область. Был в Кич.-Городецком, Тарногском, Чагодощенском, Череповецком, Кадуйском, Никольском, Вытегорском районах. Как–то по Сухоне проехал до Великого Устюга. Кстати, в Вытегре мы заложили основу будущей картинной галереи. Сейчас там скопилась приличная коллекция – больше трехсот работ. 30 с лишним работ наше объединение подарило Богородской средней школе Усть-Кубинского района. А нынешней весной мы открыли выставку в Кадуе. Она до сих пор работает.

Ирина Архангельская