Принимаю условия соглашения.
Раздел Спорт
27 мая 2014, 09:00

Якуб Штепанек, вратарь ХК «Северсталь»: «В школе я случайно выучил русский»

Якуб Штепанек, вратарь ХК «Северсталь»: «В школе я случайно выучил русский»
Фото: Елена Манжелей
Хоккейной «Северстали» всегда везло с иностранными вратарями: Марсель Кузино, Душан Салфицки, Марк Ламот — все они в разные годы с честью защищали череповецкий клуб. А сегодня кумиром местных болельщиков является тоже голкипер-легионер, чех Якуб Штепанек. И когда трибуны кричат «Куба, Куба!» — это не в честь родины Фиделя Кастро, не в поддержку Острова cвободы. Так болельщики выражают восхищение действиями Штепанека на площадке. Ведь Куба — это производное от Якуб.

Резкий и харизматичный в игре, в жизни Якуб Штепанек оказался немного стеснительным человеком. В интервью он рассказал, что он думает о России, нравится ли русская кухня и был ли он на Кубе.

На тренировку просыпался в пять утра

— Якуб, расскажите, как вы в детстве начинали играть в хоккей. У нас в то время было так: дети, занимавшиеся в хоккейной секции, вставали в шесть утра, с огромными баулами с формой тащились на тренировку. А как у вас в Чехии?

— То же самое. Почти. У меня тоже тренировки начинались с утра, и я должен был проснуться уже в пять, быстро-быстро позавтракать и ехать во дворец. Сначала это было очень трудно. А начинал я играть в хоккей во Всетине, маленьком городке в Чехии, где я родился и жил. Там население всего двадцать восемь тысяч человек.

— Сколько лет вам было, когда вы впервые встали на коньки?

— Примерно шесть-семь. И до сих пор вот так продолжаю.

— А вратарем вы с самого начала хотели стать? Ведь обычно мальчишки хотят быть нападающими.

— Да, я сам захотел стать голкипером. Я думал, что вратарю не надо так много кататься, как это делают полевые игроки. Думал, что он только на воротах стоит. Это я крупно ошибся. Иногда вратарю очень тяжело.

Мои родители очень любят хоккей

— Скажите, кто ваши родители? Имеют ли они какое-то отношение к спорту? Или занимаются чем-то не связанным с ним?

— Моя мама занимается бизнесом. Папа работает в школе, но он не учитель. Не знаю, как сказать это по-русски.

— Администратор?

— Да, так, наверное. Еще скажу, что мои родители очень любят хоккей. Даже когда местная команда «Всетин» играла во второй чешской лиге, они ходили практически на все ее матчи. Не говоря уж о том, когда клуб вышел в Экстра-лигу (лучшая лига Чехии — авт.). Кстати, именно потому, что мои родители так любили хоккей, я и начал в него играть.

— В Череповце к хоккеистам — местным воспитанникам отношение особенное. А как у вас на родине, во Всетине, хоккеист — популярный, уважаемый человек?

— У нас во Всетине отношение к хоккеистам схожее с вашим. Например, когда я только начинал играть в хоккей, наш клуб шесть раз подряд выиграл чемпионат Чехии, и наши местные хоккеисты тогда были, наверное, самыми популярными людьми в стране. Могу сказать, что есть и всемирно известные игроки из Всетина. Например, Иржи Гудлер, играющий сейчас в НХЛ. А скажем, череповчанам очень хорошо знаком Йозеф Грабал, который играл за «Северсталь». Он тоже родом из Всетина. И еще. Цвета «Северстали» защищал Ондржей Немец. Сейчас он играет в Праге, но живет во Всетине. Так что Всетин и Череповец в хоккейном смысле связывает многое.

Куба далеко — Куба рядом

— Ваше имя в уменьшительно-ласкательном варианте звучит как Куба. Одновременно это является как бы вашим прозвищем в клубе. А по-русски Куба — это страна в Латинской Америке…

— По-чешски, кстати, тоже.

— А вы были на Кубе?

(Смеется.) Нет, пока еще не был. Но однажды уже собирался и даже купил авиабилеты и оплатил всю поездку, но в этот момент меня вызвали в сборную Чехии на чемпионат мира, и я, естественно, не полетел на Кубу. Ведь от шанса сыграть за сборную не отказываются. Но я очень хотел полететь. Это было пять лет назад…

Я приехал заработать, и это нормально

— А больше не собираетесь слетать на Остров свободы?

— Конечно собираюсь. Но пока не получается.

— Иностранные хоккеисты едут играть в Россию по разным причинам: кто-то из-за более высокого уровня оплаты, чем на родине, кто-то — «повысить квалификацию»… Какова была ваша причина?

— Наверное, вы правы: именно две названные причины являются основными, почему легионеры едут играть в Россию. Что касается меня лично, то я, естественно, хотел, чтобы развивалась моя хоккейная карьера, потому что КХЛ — все равно лучшая лига в Европе. И условия здесь лучше, чем в Чехии. Конечно, далеко не всем выпадает шанс поиграть в такой лиге. Но я должен честно сказать, что приехал и заработать деньги.

— Якуб, это совершенно нормально.

— Да, это нормально. Просто, когда я еще играл в Чехии, мне поступило очень хорошее предложение из питерского СКА, очень хороший контракт. Кстати, поскольку к тому времени еще не истек контракт с моей чешской командой, то СКА выкупил его, и чешская команда заработала тоже.

Первое впечатление от России — пробки

— Какое первое впечатление было у вас о России? Не о лиге, а именно о стране.

— До перехода в СКА я однажды уже был в России, приезжал сюда в составе молодежной сборной. Тогда мы прилетели в Москву, а по дороге в гостиницу простояли четыре часа в пробке. Это был ужас! Я никогда в жизни не видел таких пробок! Мне было тогда восемнадцать-девятнадцать лет, и это было мое первое впечатление о России. (Смеется.) Поэтому, уезжая играть в Питер, я знал только, что будут пробки. А по большому счету не представлял, как проходит здесь жизнь. В том числе и хоккейная. Хорошо, что в СКА играл мой земляк Петр Чаянек, мы очень много с ним общались, я хотел все узнать о здешних реалиях, и он очень мне помог, как в жизни, так и в хоккее, в первый год моего пребывания в России.

— У многих иностранцев существует стереотип, что Россия — это медведи на улицах, балалайка, матрешка, водка. У вас он был когда-нибудь?

(Смеется.) Знаете, здесь тоже думают, что в Чехии только и занимаются тем, что пьют пиво.

— А еще едят кнедлики.

— Да! И кнедлики! (Смеется.) Так вот, признаться, многие чехи тоже думают, что русские только водку пьют. Просто многие чехи никогда и не были в России, так же как многие россияне — в Чехии. Отсюда эти глупые стереотипы. Но конечно, здесь жизнь чуть-чуть другая, чем в Чехии. Вот, например, я жил в городе с населением в двадцать восемь тысяч. А для вас это вообще деревня. (Смеется.) Для нас — довольно крупный город. А когда я приехал в Питер, где живет четыре с половиной миллиона, я не мог в это даже поверить, в голове не укладывалась такая цифра. Такая большая была разница со Всетином! Если говорить о Питере, то мне там очень понравилось. Это европейский город. И мне, например, Питер намного больше нравится, чем Москва.

В Череповце смотрю чешское телевидение

— А в каких городах вам комфортнее — маленьких или больших?

— Это пятьдесят на пятьдесят. Например, тех условий, которые были в Питере, нет здесь, в Череповце, или во Всетине. Но с другой стороны, здесь спокойнее. А я могу на тренировку из дома до дворца дойти пешком. Для меня это намного удобнее, чем ехать на машине и стоять в пробке. Тоже самое — через весь город добираться на метро. Если же здесь я решаю доехать до Ледового на машине, то это занимает у меня пару минут. Это мне нравится здесь.

— Как вам Череповец?

— Скажу честно, это не самый красивый город в России. Здесь большой завод, трубы. Но живется мне здесь комфортно.

— Где вы живете в Череповце?

— Где и все ребята — в таунхаусах у Гритинской горки. Условия нормальные. А еще у нас там есть спутниковое телевидение, и мы можем смотреть чешские каналы. Когда здесь играли Йозеф Страка и Ондржей Немец, они из Чехии привезли тарелку. Молодцы! Я у себя дома купил специальную карту и теперь смотрю свое телевидение, все отлично работает! Это очень хорошо!

Из русской кухни мне нравятся шашлыки

— Как-то вы сказали, что русские и чехи похожи. Чем?

— Ну мы же все славяне! Все имеем общие корни. Просто одни славяне, как чехи, пошли и поселились на западе, другие, как русские, — на востоке. Поэтому русские больше похожи с чехами, чем, например, с канадцами или американцами. Или со шведами. У нас славянский менталитет. Конечно, есть у нас с вами разница. Но мне сейчас даже сложно сказать точно в чем. Просто у вас огромная страна, и в ней некоторые процессы происходят по-другому, чем у нас.

— А еще помню, вы говорили, что в русской кухне у вас так и не появилось любимого блюда…

— В принципе, да. Ну я не знаю… Я много видел мировых кухонь, но не знаю, почему русская не стала моей любимой. Просто я не привык к ней. Естественно, самая любимая для меня кухня — чешская. Вот вы упомянули кнедлики — я их очень люблю.

А из русской кухни мне нравятся шашлыки. Но баранину я не люблю. Мне кажется, в России шашлыки больше всего делают из баранины.

— Я бы сказал, все-таки из свинины…

— А! Свинина — это неплохое мясо. Но у меня сложилось впечатление, что здесь больше предпочитают баранину. Например, в СКА ребята всегда делали шашлыки из баранины.

Я очень рад, что моя любимая со мной

— Вы сильно скучаете по Чехии, по дому? Или сейчас уже освоились?

— Первый год я очень скучал по родине. Приехал в Россию — другой язык, другая страна, новая лига, новые ребята. Вообще не знал, что будет. И конечно, сначала очень хотелось домой. Но сейчас, естественно, по-другому: за четыре года я привык к жизни вдали от дома. Да, иногда мне очень хочется съездить на пару дней домой отдохнуть, но не получается. Просто такая жизнь… Такая работа…

— Кто-то из родных и близких приезжает поддерживать вас из Чехии сюда?

— Родители не приезжают. А моя девушка живет здесь со мной.

— Постоянно?

— Да. И это хорошо! Потому что она родной человек. А еще потому, что дома постоянно есть чешская еда! (Смеется.) Мне было бы очень скучно, если бы я здесь жил один, без моей любимой.

— Значит, вопрос о том, нравятся ли вам русские девушки, отпадает…

— Почему? Мне, конечно, нравятся русские девушки! Здесь красивые девушки.

— Но вы ведь уже не свободны. И смотреть на других девушек вроде не должны…

(Смеется.) Ну я и не смотрю. Хотя, конечно, не считаю, что это плохо — посмотреть на другую девушку. Вот, скажем, если по телевизору показывают девушку, я должен закрыть глаза и не смотреть? (Смеется.)

Крепкие словечки на русском я тоже знаю

— Скажите, где вы так хорошо выучили русский?

— Случайно. В школе. Получилось так, что в пятнадцать лет я уже играл в молодежной команде Всетина. У себя дома ходил в школу, где иностранным языком преподавался английский. Но в молодежный «Всетин» пришел играть вратарем сын генерального директора клуба, и мне пришлось уйти в другую команду и переехать в другой город — Остраву. В той школе было на выбор два иностранных языка — немецкий и русский. И за две недели я должен был выучить полугодовую программу. Я выбрал русский. Мне казалось, что это проще, много знакомых слов, и оставалось, в принципе, выучить азбуку. Но если бы знал, что мне придется играть в России, я, конечно, больше бы тогда учился русскому! (Смеется.)

— Повторюсь, вы очень хорошо говорите по-русски. А думаете на каком языке?

— Думаю я по-чешски, но иногда просто автоматически некоторые фразы по-русски. И, приезжая домой, я нет-нет да и случайно отвечу по-русски. Просто не могу иногда переключиться.

— А крепкие словечки знаете на русском?

— Да, конечно! (Смеется.) Этому меня, как, впрочем, и всех, научили в первую очередь.
Иногда даже, к сожалению, приходится употребить. По большей части в игре, наверное. Но в обычной жизни иногда тоже. Правда, это бывает редко.

— А на защитников кричите, если они ошибаются?

— Почти нет. Я такой вратарь… Нет, не спокойный, конечно. Но в игре не кричу.

— А как переводится ваша фамилия с чешского? Степанов?

— Не знаю, как точно… В Чехии есть имя Штепан, аналогичное русскому Степан. Штепанек — это маленький Штепан.

Приятно, когда болельщики кричат «Куба!»

— Болельщики неоднократно признавали вас лучшим игроком месяца в «Северстали». Следите ли вы за подобного рода опросами?

— Да, конечно, и мне очень это приятно. Я смотрю официальный сайт клуба, где проводятся подобные опросы. Или мне об этом сообщают работники клуба. Я очень рад, что болельщики так признают меня, и должен сказать им большое спасибо. Очень рад, что им нравится моя игра.

— А когда вам во время игры кричат: «Куба, Куба!», слышите?

— Да, конечно! И это мне помогает. Это обычно бывает после хорошего сэйва. А когда я пропускаю, болельщики, крича «Куба, Куба!», поддерживают меня, и это тоже приятно.

Текст: Эдуард Абрамов

Фото: Елена Манжелей