Раздел Общество
8 января 2013, 12:22

Гражданская смерть

Гражданская смерть
Фото: архив
Жизнь пилота-вологжанина трагически оборвалась в Южном Судане

Альфир АБРАРОВ, ставший одной из жертв международного скандале (в Африке по ошибке сбили российский вертолет Ми-8), был пилотом гражданской авиации. Его родственники не уверены, что когда-нибудь узнают всю правду о трагедии

Как это случилось

21 декабря в районе населенного пункта Ликуанголе (штат Джонглей) в Республике Южный Судан в результате обстрела с земли был сбит вертолет Ми-8 авиакомпании «Нижневартовскавиа». Вертолет работал по контракту с миссией ООН в Южном Судане.

22 декабря поисково-спасательный отряд МООНЮС подтвердил гибель экипажа вертолета из граждан Российской Федерации. Официальные представители Республики Южный Судан признали, что вертолет был сбит вооруженными силами этого государства, несмотря на то, что «ооновской миссии» была гарантирована полная безопасность.

Просто работа

28 декабря на Пошехонском кладбище в Вологде похоронили одного из членов экипажа вертолета. Спустя несколько дней родственники пилота согласились рассказать о трагедии.

– Мой папа был военным летчиком, но давно, – рассказала корреспонденту АиФ дочь Альфира Абрарова, Валерия. – Он родился в Перми, служил в Казахстане. Там познакомился с моей мамой. В 1994 году его перевели в Вологду. Мы, естественно, переехали вместе. Папе было около 34, когда его часть расформировали. Он переживал, что пришлось расстаться с любимой профессией, пока однажды друг не рассказал ему, что можно восстановиться на летную работу в гражданскую авиацию. Он очень любил летать.

По словам девушки, Альфиру Абрарову пришлось долго прорываться в так называемую «гражданскую авиацию». Особенно тяжело в сорок с лишним лет давался английский, но у него все получилось.

– Когда он снова начал заниматься любимым делом, у папы будто второе дыхание открылось, – вспоминает Валерия. – Он был в Гвинее, в Афганистане… В Африку летел во второй раз, на четыре месяца. Мы знали, что есть Южный и Северный Судан, что там сейчас война, но он будет в составе миссии ООН, которая в этом регионе присутствует в качестве наблюдателя, миротворца. Поэтому когда папа отправлялся в командировку, не было даже намека на то, что это может быть опасно.

Стена недомолвок

На следующий день тревогу поднял один из друзей Альфира Абрарова. Он увидел в Интернете сообщение о подбитом вертолете и сразу связался с Африкой, а затем с родственниками друга в Вологде. Но ему, как и некоторым другим, по словам Валерии, удалось узнать только фамилии погибших, да и то далеко не сразу:

- Когда это произошло, нам ни из авиакомпании, ни из МЧС, ни тем более из МИДа, - никто не позвонил. Нас о трагедии никто не информировал. Поэтому подробности самой аварии сейчас точно никто не скажет. Если будут официально расследовать, может, через несколько месяцев появится еще какая-то информация, но это вряд ли. В принципе, происшествие не в ведомстве нашей страны. Этим должно заниматься ООН.

Как выяснилось, родственникам погибшего экипажа никакая компенсация, кроме страховки от авиакомпании, не полагается, как, впрочем, и самому авиапредприятию.

Ольга НИКОЛАЕВА