Принимаю условия соглашения.
Вологодская область
Заразились
5981 +89
Выздоровели
4377 +49
Умерли
57 +0
gorodche.ru
Череповецкий режиссер Сергей Задорин готовит побег из тюрьмы В конце августа он начал снимать фильм по мотивам истории побега заключенного из шекснинской колонии на вертолете. В 2012 году, когда побег случился, только ленивый не сравнил его с сюжетом голливудского фильма. Но Сергей Задорин первым придумал снять историю на камеру.

Череповецкий режиссер Сергей Задорин готовит побег из тюрьмы

11 октября 2019, 12:00
Череповецкий режиссер Сергей Задорин готовит побег из тюрьмы
В конце августа он начал снимать фильм по мотивам истории побега заключенного из шекснинской колонии на вертолете. В 2012 году, когда побег случился, только ленивый не сравнил его с сюжетом голливудского фильма. Но Сергей Задорин первым придумал снять историю на камеру.

Его собственная судьба тоже похожа на фильм. Режиссер-непрофессионал снял свою первую картину «Заклятие Велеса», продав квартиру. Сейчас у фильма более миллиона просмотров в интернете. Второй фильм Задорина «Убойный квест» завоевал главные награды на двух международных кинофестивалях. Его картины показывают на британской Би-би-си, в кинотеатрах Индии и Туниса, а фээсбэшники помогают Задорину писать сценарии. Режиссер рассказал «Глянцу» о том киноводовороте, в котором его закрутило после «Заклятия Велеса».

Почему поймали беглеца?

— Как появилась идея снять фильм по нашумевшей истории побега из колонии?

— Весной этого года я встретился с писательницей Галиной Осокиной, кстати, она бывший федеральный судья. Галина Осокина вместе с сотрудниками ФСБ написала книгу «Спиной к закону», в которой подробно изложена история побега из шекснинской колонии. Сведения даются из трех уголовных дел, которые раньше не публиковались. Это настоящий эксклюзив. Вместе с тем это художественный роман, а не документальный. Мы с ней договорились о том, что займемся кинопроектом по этой истории. Потом у нас были встречи с представителями ФСБ, которые поддержали идею. После этого я начал работать над сценарием на основе книги, написал его за полтора месяца. Там восемь героев, два положительные, один абсолютно отрицательный — сам беглец, остальные серые.

— Как сейчас движется проект?

— Я отдал сценарий на прочтение сотрудникам ФСБ, они его изучают на предмет достоверности. Фактически сценарий уже одобрен. Нам дают добро на работу в зоне, куда далеко не всех кинематографистов пускают. В шекснинской зоне, откуда совершился побег, снимать не будем. Выберем колонию, где не такой строгий режим. Что касается актеров, то кастинг продолжается. К проекту хотела подключиться Москва, существовал вариант с актером Гелой Месхи на главную роль, но у нас уже есть свой исполнитель.

— Кинозвезда?

— Нет, местный актер. У нас уже возникла вологодская команда вокруг этого проекта, в том числе спонсоры. Люди в основном из Череповца и Вологды. Средства начинают изыскиваться, нужно 2—3 миллиона для начала съемок. Это как минимум. Мы хотим прикупить оборудование, позволяющее снимать фильмы, которые можно показывать в современных кинотеатрах. Фильм сложный, с вертолетом, экшеном. В данный момент наша задача завершить кастинг актеров и снять трейлер — несколько сцен, которые попробуем выставить на питчинг. Это презентация для поиска инвесторов. Съемки трейлера планируем начать в сентябре.

— Вы уже разобрались в этой истории с побегом. Что там произошло?

— Не хотелось бы раскрывать все подробности… Могу только сказать, что этот побег на вертолете — абсолютная случайность и стечение обстоятельств. Этого попросту нельзя было предусмотреть. Стоит зона, строгий режим. Ну как вертолет может прилететь? Когда он завис над зоной, по нему и стрелять-то боялись, думали, проверка. Разумеется, бардак и халатность в этой колонии тоже имели место быть — почти у всех зеков были мобильные телефоны, например. Там ведь московская комиссия в те дни работала, и побег совершился практически на ее глазах.
— Почему у беглецов не получилось скрыться окончательно? Не подготовились?
— Убежать было нереально, я считаю. Там такая охота началась, все спецслужбы были задействованы, даже у профессионалов шансов бы не было. Но то, что им удалось вытащить человека с зоны, это уже невероятно.
«Жду гонорар от Би-Би-Си»

— Сколько фильмов в вашей фильмографии? У вас сейчас по несколько премьер в год.

— Два игровых, несколько в работе. Плюс «Даркнет. Запрещенная реальность» о борьбе с распространением наркотиков. С этим фильмом некрасивая история получилась. Я снимал фильм для Би-би-си, продюсером выступал череповчанин. Но он стал срывать съемки, подводить, и я отказался от дальнейшего сотрудничества. Но мои съемки вошли в фильм, и они поставили его на интернет-ресурсы. Когда я увидел это, подал претензию об авторских правах, поскольку половина фильма сделана мной. Би-би-си пошла навстречу, мы заключаем договор, и они выплатят мне гонорар.

— Слышал, что вы снимаете какой-то фильм о Петре I…

— Это художественно-документальный проект, который носит название «Норд-вояж», но он не о Петре I, хотя император там фигурирует в качестве одного из действующих лиц. Хотим сделать свой канал о российском севере на уровне проектов телеканала «Дискавери». На этом канале, который разместится на YouTube, будут публиковаться материалы о путешествиях на север и об истории края. Будем исследовать Карелию, Вологодскую, Архангельскую, Мурманскую области и другие регионы. А может быть, и дальше заберемся. Там есть потрясающие места, которые интересны людям. Провели первую экспедицию, готовим первый пилотный выпуск. Хотим представить его череповчанам в сентябре, ведем переговоры с кинотеатром. Хочу сказать, что в Вологде мне работать легче и интереснее, чем в Череповце. Здесь я не могу нормально работать ни с одним ДК и другими организациями. К кому ни обратишься, как статуи стоят. В Вологде с этим гораздо проще, и даже чиновники более отзывчивые и понимающие, и спонсоров легче найти. Нет в Череповце порыва, творчества. Я уже думаю, не купить ли квартиру в Вологде и не уехать ли туда.

Не Канны, так Индия

— Когда вы рассказывали о мечте попасть на Каннский фестиваль, многие хмыкали. В Канны пока не зовут, но берут на другие зарубежные кинофестивали. По красной дорожке уже прошли?

— Да не в этом дело. Главное, что мой фильм «Убойный квест» проходит отборы на международные фестивали. От первой картины «Заклятие Велеса» я многого не ждал, это была пробная работа. Но и он уже набрал на YouTube более 1 миллиона 250 тысяч просмотров. Я смотрю статистику — по две-три тысячи человек в день смотрят. Неплохие показатели для любительского фильма. «Убойный квест» прошел по 10 международным кинофестивалям.
В Москве на «Детектив-фесте» фильм получил специальный приз, в Ростове-на-Дону занял первое место. В Индии картина была отобрана сразу на три фестиваля. Ко мне в Москве режиссеры подходили: «Как тебе удалось так понравиться индусам?» А что касается Каннского фестиваля… Индийскую «Диораму» называют азиатскими Каннами, и мой фильм там показали.

— В России много таких кинорежиссеров-энтузиастов, как вы?

— Немного, но есть. Но в каждом регионе таких один-два, не больше. Поразительно, почему так. Встречал таких ребят в Екатеринбурге, Нижнем Новгороде и других городах. Пытаются снять что-то свое, бьются, ищут деньги. Кто-то что-то делает, но очень успешных фильмов пока не выходит. Нам нужна поддержка. В российском кинопроизводстве все захватили Москва и Питер, регионы сильно отстают. В столицах снимают, но гордиться нам нечем, качественных фильмов мало. Мы не можем конкурировать с Голливудом не потому, что техники не хватает, а потому, что сценариев нет. То американцев копируют, то «Кавказскую пленницу» в сотый раз переснимают. У меня сейчас в голове есть отличный замысел, я уверен, что он выстрелит. Но я не буду его снимать, пока не добьюсь определенного положения и не появится нормальный бюджет.

— Для вас кинематограф все еще хобби или уже работа?

— Работа, конечно, тяжелая работа, которая отнимает все мое время. Сейчас я живу на то, что удается заработать в кинематографе. Заканчиваю монтаж одного проекта, тороплюсь, работаю до головной боли, чтобы успеть в срок и перейти к другому проекту. Набилась рука, приобрелся опыт, и какие-то вещи я уже могу делать на автомате. С каждым новым фильмом я лучше чувствую актеров, камеру… Первый фильм дал мне очень много. Я увидел свои ошибки и какие-то, наверное, повторил во втором, но далеко не все. В новой картине ошибки тоже останутся, но еще меньше. Так и происходит это движение вперед.

Текст: Сергей Виноградов
Фото: из личного архива героя