Принимаю условия соглашения.
Раздел Общество
11 января 2013, 12:31

Начальник УФСБ по Вологодской области: «Мой подарок — спокойствие вологжан»

Начальник УФСБ по Вологодской области: «Мой подарок - спокойствие вологжан»
Фото: архив
Неожиданные откровения генерал-майора ФСБ Леонида Михайлюка.

Начальник управления ФСБ по Вологодской области, генерал-майор Леонид МИХАЙЛЮК, в приватной беседе рассказал некоторые тайны чеченского конфликта, а также подробности задержания в октябре 2012 года первого в истории Вологды террориста-смертника.

Беспокойный год

– Леонид Вадимович, если не секрет, о чем мечтает в 2013 году руководитель службы ФСБ по Вологодской области?
– Для начала скажу, что мы сами отметили 95-ю годовщину образования органов безопасности РФ. Было много хорошего, но были и трагические страницы истории. Но мало кто говорит об том, что в период трагических наших страниц в процентном соотношении чекистов было репрессировано гораздо больше, чем других слоев населения. Но это история, мы не собираемся ее переписывать — что есть, то и есть.
По случаю праздников хочу сказать: мы сталкиваемся сегодня с новыми вызовами и угрозами нашей стране, мы понимаем, что есть силы, которые всячески стремятся ослабить внешнеполитические позиции России. И все это ставит перед нами задачи — и в области разведки, и в области контрразведки, в охране границы, борьбе с терроризмом и коррупцией, защите государственных секретов. Я могу сказать, что главный подарок для меня — это стабильность и спокойствие в Вологодской области
– Тем не менее, прошедший год отметился задержанием террориста в Вологде — пожалуй, это первый подобный случай...
– 13 октября в Вологде был задержан местный житель, который реально вынашивал намерения совершения террористического акта в Вологде, и это не какая-то фантазия. Во время обысков у него в квартире было изъято самодельное взрывное устройство с элементами поражения, с обрубками гвоздей, шурупов, болтов, гаек. Плюс – большое количество литературы ваххабистского толка, диски с проповедями боевиков уничтоженных на Северном Кавказе... Сотрудникам управления удалось в процессе работы получить информацию о лицах. которые готовили подобные преступления в других регионах России. На сегодняшний день мы говорим о целой сети подобного рода координаторов: Краснодарский край, Карачаево-Черкесия, Архангельская область.
Этот гражданин по фамилии Мишуринский попал в эту ситуацию не просто так. 39 лет от роду, из них 17 лет в МЛС, осуждения за грабеж, за разбой, убийство. Последние три года он сошелся с лицами, отбывающими срок за террористические акты. Он – уроженец города Вологды, однако принял радикальный ислам, и теракт вынашивался на почве религиозной ненависти. И при этом не могу не отметить,что он был снайпером в абхазско-грузинском конфликте 1992-1993 годов, то есть это человек, обладающий определенной боевой подготовкой.
– Получается, его завербовали не просто так, а «пасли», как человека, имеющего определенные боевые навыки? Кстати, уже известно, где и что он собирался взрывать?
–Могу назвать два места — это Соборная горка и памятник 800-летия. Может быть, не самые людные. Но этот человек не был в Вологде долгое время, он сидел, и понятия не имел насчет того, где собирается больше всего народу.

Опергруппа,
на старт!

– В прошлом году впервые оперативный штаб области собрался в боевых условиях в связи с побегом заключенного Алексея Шестакова из ИК-17. Оправданно ли было задействовать все правоохранительные службы области в связи с единственным «зэком»?
– Вы отчасти правы, побег заключенного — это не совсем наша «епархия». Но здесь был вооруженный захват воздушного судна, что предусматривает деятельность оперативного штаба области. Кстати, есть одно интересное обстоятельство. Как раз накануне я, скажем так, делал жесткое внушение руководителям органов внутренних дел. Потому что по итогам учений в Грязовце выявилась масса недостатков: люди в форме, в камуфляже,игравшие роль «террористов», с оружием в руках, располагались в кафе, никто за ними не следил.... Но я могу сказать, что боевая ситуация мобилизует людей. Результат в виде быстрого задержания преступников — что называется, система сработала. Меня, как руководителя оперативного штаба, очень это порадовало - очень оперативно и четко действовали сотрудники. Один из руководителей полиции, которому я как раз накануне делал внушение о недостатках на учениях, звонил мне: «Леонид Владимирович, мы его (Шестакова - Прим.Ред.) задержали, мы исправились!»
Конечно, побег дерзкий, я не хочу давать оценок, как и почему это произошло, но уверен, что произошло не просто так. По моему убеждению, это было направлено против руководства УФСИН. Но это - моя оценка, не берусь говорить о какой-то доказательной базе на этот счет.

Как было в Чечне

– Говорят, что в свое время, еще до перевода в Вологодскую область (это случилось около года назад . - Прим.Ред.), вы лично общались с Шамилем Басаевым. Уже тогда поднимали вопрос о решении конфликта на Северном Кавказе?
– Для меня все было очевидно: все это делается на деньги, а они поступают из-за рубежа... С Шамилем Басаевым получилось так, что мы оба участвовали в урегулировании грузино-абхазского конфликта 1992-93 годов. Мы с ним пересеклись и находились на одной стороне баррикад.
А потом начались события в Чечне. Мне довелось с ним встретиться в 95 году, когда мы освобождали наших пленных. Конечно, это был уже совсем другой человек.Но я ему говорил: Шамиль, понимаешь, нам же придется жить в мире.
Я до сих пор уверен, что чеченская война была ошибкой. Находясь на Северном Кавказе, я изучал вопрос о введении войск в Чечню. И был категорически против, потому что анализ показывал: в Чечне сложилась такая обстановка, когда люди сами были готовы к смене власти Дудаева. Эта преступность, хаос, разгул бандитских группировок — уже настолько всех достали... Через полгода режим рухнул бы сам. Но это, к сожалению, опять-таки моя субъективная оценка, и к ней никто не пожелал прислушаться.
Беседовал Олег НЕЧАЕВ

ДОСЬЕ

МИХАЙЛЮК Леонид Владимирович (род. 1965) – генерал-майор УФСБ, служил во многих «горячих точках», в том числе во время абхазско-грузинского конфликта в начале 1990-х годов, а также во время Чеченской войны. Служил в Адыгее и в Пермском крае, в 2012 году переведен в Вологодскую область. Награжден орденами «За личное мужество», «Орденом Мужества», медалью ордена «За заслуги перед отечеством» второй степени, медалью «За отвагу».