Принимаю условия соглашения.
Раздел Общество
13 января 2018, 08:29

Череповчанин сделал бизнес на том, что растет под ногами

Череповчанин сделал бизнес на том, что растет под ногами
Учредитель компании «Вологодский Иван-чай» Александр Хлынов сделал свое дело на том, что многими почитается за сорняк. Его фирма выпускает 100 тонн напитка в год, поставляя его по всей стране и в дальнее зарубежье — от США до Нигерии. Нередко переговоры о поставках завершаются без единого слова: покупатель погружает нос в пакет с чаем, собранный в вологодской глуши, после чего подписывает там, где скажут.

Череповецкий бизнесмен рассказал корреспонденту журнала «Глянец» о том, что мечтает сделать русский чай не менее популярным, чем китайский, и последние три года живет только этим. А еще поведал о том, что чайным бизнесом не нажил ни домов, ни дорогих автомобилей. И о том, что многие его не понимают, в том числе иногда и собственная семья.

По миру со своим самоваром

Выпить чайку и побеседовать нам с Александром не удалось. Застать его дома можно разве что летом, когда идет сбор иван-чая. В остальное время он ездит по миру — презентует продукцию, выбирает и покупает оборудование, перенимает опыт (иногда в составе делегации от Министерства сельского хозяйства) или отдыхает от трудов праведных в азиатских йога-деревнях. Интервью для «Глянца» записывалось в ходе нескольких разговоров в ноябре и декабре. За это время Александр Хлынов пролетел и проехал несколько десятков тысяч километров, побывав в трех частях света. И это для него рядовое турне. Сначала представлял иван-чай на выставке в Индонезии.

«Тебя там вулканом не накрыло?» — беспокоился корреспондент «Глянца» по скайпу, прочитав новость об извержении. «Так то на Бали, а я западнее, в Джакарте», — отвечал он, пытаясь перекричать шум мотороллеров и мяукающую азиатскую речь на подходе к аэропорту.
Улетел в Таиланд на йогу. Там мотороллеров было меньше, но свободного времени у Хлынова не прибавилось. «Поговорим?» — писал я ему в «Фейсбуке». «Давай завтра, у меня по 12 часов в день йоги, голова не тем забита», — отвечал он. Случалось, что он обрывал рассказ на полуслове: «Все, надо бежать». Из Таиланда череповчанин улетел на выставку в Абу-Даби (столица Объединенных Арабских Эмиратов), а оттуда отправится в Саудовскую Аравию. И лишь к Новому году планирует поспеть домой. А дальше Ванкувер, Париж, Китай… Но взять у него интервью все же удалось.

Трезвый физик

Биография Александра Хлынова отлично смотрелась бы в книге, но совершенно не подходит к тосту. Свой жизненный путь после многолетних поисков он нашел, когда бросил употреблять алкоголь. Но обо всем по порядку.

«По образованию я учитель физики и информатики, — рассказывает Александр. — Во время учебы подрабатывал сторожем, дворником, вел прямые включения с хоккея на череповецком радио и записывал анекдоты для рекламных отбивок. После института пошел работать на радио в рекламный отдел. Потом один из рекламодателей пригласил меня на должность коммерческого директора во вновь открывшийся магазин по продаже керамический плитки, и через несколько месяцев меня назначили генеральным директором».

В 2005 году Хлынов и его друзья решили открыть свое дело и организовали фирму по поставкам строительно-отделочных материалов на объекты.

«Наш общий принцип работы был такой: ни минуты без дела, — говорит он. — Каждая минута должна быть проведена с пользой для работы, и благодаря этому мы уже через полгода смогли переехать из помещения на окраине города в центр, на Советский проспект, заполучив площадь 200 квадратных метров вместо прежних 15».

Бутики интерьеров и салоны кухонь, открытые несколько лет назад Александром Хлыновым и его компаньонами в Череповце и Вологде, существуют до сих пор. И на бутиковские доходы Хлынов и его семья живут, поскольку прибыль от чайного бизнеса остается в деле, требующем новых вложений. Мировое чайное господство, на которое замахнулся Александр, стоит денег. Но об этом ниже.

«В 2011 году у меня родился сын, а в 2013-м дочь, — рассказывает он. — Это сильно повлияло на мою жизнь. Я осознал себя как отец и пересмотрел свой образ жизни. Я не захотел передавать детям свои дурные привычки — бросил пить и курить. И, знаешь, даже не тянет. Вегетарианство и сыроедение пробовал, но полностью отказаться от мяса пока не получилось. Пищевые привычки глубоко сидят. Позволяю себе мясо изредка, когда организм очень уж требует».

Углубившись в здоровый образ жизни, Александр познакомился с активными череповецкими трезвенниками. Они угостили его иван-чаем, научили собирать его и ферментировать. Первые годы он заготавливал растения для себя, а потом вместе с коллегами придумал бизнес, замешанный на миссии. Да-да, именно миссия, а не прибыль, по признанию Хлынова, ведет его вперед.

«Эй, русский, пьешь-то много?»

«Наша основная цель — возродить производство русского иван-чая и дать работу жителям северных деревень, — говорит Александр. — К нам обращаются люди, которые тоже хотят наладить производство, и мы всегда делимся и подсказываем. Для нас они не конкуренты, а коллеги. Чем больше будет производств, тем у иван-чая больше шансов завоевать рынок. Я вообще сторонник взрывного роста — если что-то делать, то делать это быстро и лучше всех. В Китае чайную отрасль тоже так развивали: много талантливых людей разъехалось по миру изучать опыт других стран, а потом они собрались вместе и стали массово реализовывать накопленные знания и идеи. И поэтому Китай теперь среди лидеров. Вдумайтесь: в России сейчас потребляется 150 тысяч тонн чая в год, из них иван-чая, который делают все производители вместе взятые, только несколько тысяч тонн. Это капля в море. Наша задача на ближайшие годы — выйти на 30 % российских объемов чая. И эту программу мы представили в Министерство сельского хозяйства и Минпромторг».

Первые лица России знают Хлынова в лицо, а иван-чай — на вкус. Два года назад на московской международной выставке «Импортозамещение» череповчанин встретился с премьер-министром Дмитрием Медведевым и подарил ему мешочек вологодского иван-чая, благо второй человек страны отмечал день рождения. Момент передачи зафиксировали видеокамеры ведущих телеканалов страны — лучшей рекламы не придумаешь. Позднее на той же ярмарке Александру Хлынову удалось угостить чайком Владимира Жириновского, а также полчаса побеседовать о возрождении русского чая с министром сельского хозяйства Александром Ткачевым.

На переговорах с российскими партнерами Хлынов заваривает чашечку чая, а иностранцев ловит на запах. Им этот сладковатый терпкий аромат русского поля в новинку. Берут в основном либо для чайных бутиков, либо для супермаркетов здорового питания, либо для магазинчиков русских продуктов, которые открываются по всему миру. Когда задумали бизнес, первым делом изучили мировой опыт производства чая, приобрели оборудование в Китае, наняли работников. Сегодня компания Александра Хлынова выпускает 100 тонн чая в год, в сезон сбора количество работников превышает 600 человек. Пачки «Вологодского Иван-чая» соседствуют на прилавках федеральных торговых сетей с «ахматами» и «липтонами». И Хлынов планирует потеснить традиционных чайных королей в ближайшие годы. Зачем это нужно? В том числе для изменения отношения мира к россиянам. «Надоело, что русских повсюду считают пьяницами, — говорит Александр. — Русскую водку знают все, но хорошо ли это? Недавно в Индонезии столкнулся. Люди узнают, что ты из России, и кричат тебе: «Эй, русский, пьешь-то много?»

Семья скучает, видимся редко

Александр Хлынов работает без выходных, а напряжение снимает в йога-школах, куда приезжает, чтобы очистить голову, успокоить мысли и определиться с главным в жизни. Говорит, что в мире много суеты, которая мешает разглядеть важное, а йога отлично отшелушивает все ненужное и наносное. В этом году он отправился на тайский остров Ко Панган. «Остров поделен надвое, на западной части — йога-школы, а на востоке проходит всемирно известный фестиваль полной луны, — рассказывает он. — Люди танцуют под открытым небом, вечеринки за вечеринками, по 10 тысяч человек собирается. Но это не мое».
Он уже много лет не переходит на ту «часть острова», где богатство, развлечения и дорогие покупки. Он и в командировках, которые частенько проходят в курортных местах, не отдыхает. В Таиланде за неделю искупался лишь раз: то времени не было, то попросту забывал о том, что теплое море рядом.

«Доходов в мой семейный бюджет иван-чай пока не приносит, наоборот, требует вложений. Я уже инвестировал в этот бизнес около 25 миллионов рублей, и еще нужно вкладывать, — говорит Александр. — Для меня это больше вызов, чем бизнес. Последние три года весь мой ум и все мои силы направлены на развитие чайного направления. Другие бизнесы тоже требуют внимания, но там, к счастью, есть грамотные руководители. Моя жена, к примеру, в компании кухнями занимается. Больших домов и дорогих машин я не заимел. У меня даже нет своей квартиры, машина одна. Мне интереснее что-то делать, а не иметь какие-то блага. Да и не в яхтах измеряется богатство человека. Есть хорошая фраза: богат тот, кто довольствует тем, что у него есть. И беден тот, кому всегда мало. Духовное богатство важнее материального. Деньги — испытание, кому-то они приносят счастье, а кому-то горе».

Александр Хлынов не скрывает: сколько бы ни занимался йогой, беспокойство от разлуки с семьей присутствует. «Скучают сильно, видимся редко, — говорит он с печалью в голосе. — Бизнес развивается, а на семью, к сожалению, времени не хватает, по остаточному принципу. Это не очень хорошо. Дети знают, чем я занимаюсь, а сын с четырех лет мне на ярмарках помогает. Разделяет ли семья мою миссию и мою философию? Не вполне. И дело не в деньгах. Они не разделяют такой увлеченности работой. Я «адын, савсем адын» (изображает кавказское произношение — прим. авт.). Семья — самое важное для меня в жизни, но и работа тоже важна. Мне хочется довести начатое до конца и хотя бы лет через 30 увидеть, что русский чай знают так же, как китайский и индийский».

Текст: Иван Михайлов

Фото: из личного архива А. Хлынова