Принимаю условия соглашения.
gorodche.ru
Адвокат Алексей Хмелев рассказал, как стал писателем Мы продолжаем разговор с известным череповецким правозащитником.

Адвокат Алексей Хмелев рассказал, как стал писателем

25 октября 2018, 11:02
Адвокат Алексей Хмелев рассказал, как стал писателем
Фото: Вячеслав Боронин
Мы продолжаем разговор с известным череповецким правозащитником.

Первую часть интервью мы публиковали ранее.

— Вы проявили себя на писательском поприще. У вас издано несколько книг разных жанров. Что вами движет?

— Я еще со школьных лет любил писать стишки. Когда учился в институте, у меня довольно сносно получались песни. Кстати, я когда-то неплохо играл на гитаре, у меня был неплохой голос. На меня ходили целыми курсами, слушали. Я делал сольные выступления. Потом как-то вырастаешь из коротких штанишек. И сегодня, например, я бы очень странно почувствовал себя с гитарой. Для меня писательство — это какое-то выражение…

Стихи-то пишет кто? Обычно — влюбленные юноши. Это время, когда идет становление личности, поиск себя. Здорово. С годами все это ушло на второй план, а желание самовыражения осталось. Я попробовал взяться за перо. Пробы пера были разные. Сел как-то на кухне, взял ручку и написал первую главу. Потом дай, думаю, вторую напишу. Дал жене почитать, ей понравилось. Так появилась первая книга «Вельзевул». Показал своему другу Леониду Рябинину, который в те времена был заместителем мэра Череповца. Благодаря помощи Леонида Алексеевича мне удалось ее издать. Потом уже пошло по накатанной.

— Сегодня вы продолжаете писать?
— Пописываю. Да не могу не писать, почему-то хочется. Хотя бы раз в два года, но надо что-то написать. Я по жизни был фантазером, поэтому у меня все фэнтези, ужасы, триллеры. Есть фантастика, детектив, то есть пробую себя в разных жанрах. Писать хочется, но бывает, что глав десять напишу, а потом тупик. Жена читает, просит дальше. А я не могу, заблудился… И таких начинаний много-много. И они как старый чемодан без ручки: и выкинуть жалко, и нести неудобно. Потом возвращаюсь к ним. Но бывает неудачный опыт возвращения.

Последний мой роман называется «Раб». Писал так, что руки дрожали… Так хотелось быстрее все выложить на бумагу. А иной раз начинаю себя заставлять: надо. Выжмешь страничку, и все, а затем опять начинается лихорадка такая. И жутко я ненавижу все потом перечитывать, мне так лениво, так неинтересно. И в голове в это время только одна мысль: «Господи, как я мог такую ерунду написать?!»

— Я так поняла, что вы не только писатель, но и хороший читатель. Что предпочитаете?
— В свое время мне очень нравился Стивен Кинг. Я его много читал. Из классики люблю Довлатова (это великолепно), Льва Толстого (замечательно). Мне с трудом дается Достоевский. Для меня он тяжелый писатель. Да, мой любимый писатель, конечно, Булгаков. Это мой свет в оконце. В последнее время я очень увлечен аудиокнигами. А почему мне нравятся аудиокниги? А потому, что при прослушивании я могу что-то делать. Например, рисовать. Я очень люблю рисовать.

— Говорят, что ваши рисунки напоминают иероглифы, наполненные смыслом…
— А знаете, откуда взялось? Прилетело с далеких времен. Раньше — в райисполкоме, в райкоме партии — приходилось много сидеть на разных совещаниях. Были среди них и очень скучные. Вот сидишь и начинаешь себе рисовать. Потом среди рисунков стали появляться и какие-то абстрактные картины. Это мог быть какой-то абстрактный город, с башнями и разными замками… Рисую и рисую, не претендую ни на что. Думаю, что это была определенного рода медитация. Надо мной коллеги подшучивали: «Вы так себе конспектируете судебный процесс?»

— Я вижу, вы человек увлекающийся. У вас есть еще какое-то хобби?
— Я люблю что-нибудь коллекционировать. Занимаюсь нумизматикой, собираю значки, монеты, купюры. И все без фанатизма: что попадется, то и складываю в коллекцию, а потом стараюсь все оформить. Еще выращиваю цветы, но не то чтобы специально. У меня есть маленький зимний сад: пальмы, фикусы, юкки, цитрусовые. Меня завораживает процесс роста. Вот такую маленькую пальму я привез, а сегодня она под потолок уже выросла. Такая красавица, шикарная, очень ее люблю. Мне важно, чтобы все было красиво, эстетично. Я смотрю и балдею. Правда, мои плантации только в зимнем саду. Что касается приусадебного участка — а я живу в загородном доме в 60 км от города, — то он «выбрит до синевы» и напоминает английский газон. Вся огородная жизнь — это совершенно не про меня.

Елена Боронина