Принимаю условия соглашения.
Раздел Общество
17 ноября 2013, 12:52

Писатель Захар Прилепин: моё детство пахло как Череповец

Писатель Захар Прилепин: моё детство пахло как Череповец
Фото: Gorodche.ru
Известный литератор посетил наш город на этой неделе. В центральной библиотеке он встретился с читателями.

Полтора часа Захар Прилепин рассказывал о себе, о России, литературе, друзьях и жене. Предлагаем вашему вниманию избранные цитаты из общения писателя с череповчанами.

Люди не имеют представления, кто я такой.

По основной своей деятельности я писатель.

Я жил в городе Дзержинске, где много промышленных предприятий. Приехав в Череповец, по вашему воздуху я понял, что я вернулся практически в свой Дзержинск. Детство мое пахло, как Череповец.

Что-то приключилось в моей детской голове, и я стал читать колоссальное количество литературы. Я мог читать Есенина или Северянина 4 часа подряд.

В ОМОНе я быстро сделал карьеру. Я много читал, ко мне относились с уважением. А это был 1996 год. Чечня. Командир меня в пример ставил. Он говорил: «этот пьет, этот порнуху смотрит, а Прилепин читает! Берите пример с него».

Прилепин в музее Александра Башлачева

6 лет я работал в ОМОНе командиром подразделения. Но в 98 году грянул кризис. Моей зарплаты стало хватать на 2 банки смеси для ребенка. И я стал журналистом, а потом писателем.

Журналисты – это люди, которые ничего ни о чем не знают, но обо всем пишут.

Я писал в газету под 6-10 псевдонимами. И как-то раз написал две сильно критических статьи про Бориса Немцова, он тогда рвался в президенты. Одну подписал - Захар Прилепин, вторую – Евгений Лавринский. Еще один материал был положительный. Его я подписал – Денис Никифоров. Звонит в редакцию Сергей Кириенко и говорит владельцу: «там у тебя работают два ублюдка – Прилепин и Лавринский. Уволь обоих. А Дениса Никифорова поставь главным редактором».

Первый роман я хотел написать немного про любовь и немного про Чечню. Но получилось про Чечню. В России чтобы вы ни делали – получается автомат Калашникова.

В Чечне ни у кого не было ни малейшей рефлексии по этому поводу. Одним было страшно, другим было почти все равно. Там у людей было беспримерное мужество. В писательском смысле это была война не такая, как у Астафьева или Ремарка.

Автографы поклонникам

И Ксения Собчак, и Владимир Соловьев втайне завидуют писательскому таланту. Любой успех в шоу-бизнесе существует недолго. Литература имеет более долгую жизнь.

Я дружу с актером Андреем Мерзликиным. У него берут по 40 автографов в минуту. А я не завидую. Я думаю: ничего, Андрей, вот пройдет 25 лет, тогда и посмотрим.

Был случай смешной. Я веду программу на ДО///ДЕ. Меня довольно часто зовут в телевизор. Когда я еду в деревню, заезжаю в городок Бор за продуктами. Машину водит моя жена. И как-то раз в к нам в гости поехал Мерзликин. Его тоже везла моя жена. И они зашли в магазин в Боре. Кассирша говорит: «а это тот самый актер»? Жена: «да». Кассирша: «а почему вы раньше жили с Прилепиным, а теперь с Мерзликиным»? Думаю позвать в деревню Никиту Сергеевича Михалкова, чтобы он с моей женой тоже зашел в магазин. Чтобы кассирша окончательно впала в ступор.

Собрались мы на дискуссию у меня в деревне. Разные люди – либералы, коммунисты, националисты. Все примерно мои ровесники (Прилепину 38 лет – авт.). Только единоросса нашего возраста найти не могли. И эту партию представлял Михаил Леонтьев. Сильно не пили. Выпьем, в бане попаримся, в речке искупаемся и трезвые, стеклянные разговариваем.

С Александром Рулевым-Хачатряном

Распад СССР – это моя личная трагедия и я не нахожу причин прощать это тем людям, которые тогда находились у власти. Моим детям и их детям придется это расхлебывать.

То, что мы вписаны в мировой рыночный проект, не делает Россию счастливей. Это стал понимать даже средний класс. Ведь рыночная экономика не гарантирует им стабильности.

Малый и средний бизнес проявил себя, когда не так давно в Москве люди выходили на площади. Фраза: «пора валить» - она для них, как здравствуйте.

Европа переживает те же самые проблемы, что и Россия. Европа стремительно левеет.

Как-то раз я собрал за деньги зал на 2,5 тысячи человек. До меня там выступала Валерия, а после меня Олег Митяев.

Страна не читает книг. Все сидят ВКонтакте, в Фэйсбуке. Но все пишут.

Это миф, что мы живем в век информации. Мы живем в век хаоса.

Современный человек нелеп в своей самоуверенности. Наши предки малограмотные, которые ели деревянными ложками, оставили нам мощнейшую национальную культуру, которой мы не владеем. Мы слушаем Ваенгу и Стаса Михайлова. Мы думаем, что они лучше, чем «Ой, то не вечер, то не вечер». Но это не так.

Просмотр трех программ Андрея Малахова страшнее, чем чтение матов с утра до вечера.

Российская оппозиция по основным признакам схожа с действующей властью.

Преувеличивать значение любой партии, например, «Единой России», и вообще власти не стоит. Это не полубоги. Это всего лишь определенное количество людей.

Реакция на внезапно отключившийся микрофон: что ж такое? Даже фамилию Путин еще не произнес! Мне сказали, у вас тут ФСБ рядом? (Отдел УФСБ по Череповцу находится в соседнем здании с центральной библиотекой – авт.)

Сергей Мешков