Принимаю условия соглашения.
Раздел Общество
16 марта 2016, 08:00

Директор по охране труда «Северсталь-Менеджмент»: «Новая должность стала для меня очередным вызовом»

Директор по охране труда "Северсталь-Менеджмент": «Новая должность стала для меня очередным вызовом»
Четыре года Антон Кольцов руководит управлением охраны труда, промышленной безопасности и экологии дивизиона «Северсталь Российская сталь». От того, как выполняет свою работу этот человек, во многом зависит здоровье и безопасность череповчан: город живет спокойно, пока на главном предприятии Вологодчины все отлажено и работает как часы. Таких людей, как говорят в народе, надо знать в лицо.

Досье:

  • Антон Кольцов начал трудовую деятельность в компании «Северсталь» в 2000 году в ООО «Фирма «СТОИК» инженером-технологом, начальником ЦСО-40. В 2008 году назначен заместителем генерального директора по развитию, далее — директором по сервисному обслуживанию этого же предприятия.
  • В 2010 году стал директором по производству ООО «Северсталь-Промсервис».
  • С 2012 года руководит управлением охраны труда, промышленной безопасности и экологии дивизиона «Северсталь Российская сталь».
  • С июля 2015-го — директор по охране труда, промышленной безопасности и экологии компании «Северсталь».

А еще в минувшем году в личной жизни Антона Викторовича состоялось очень важное событие: он встретил спутницу жизни — Ирину. И именно в феврале, когда отмечается День святого Валентина (День всех влюбленных), несправедливым было бы не рассказать эту красивую историю любви двух состоявшихся и успешных людей.

Досье:

  • Ирина Кольцова родилась в Череповце, окончила школу с медалью, ЧГУ с красным дипломом. Карьера на «Северстали» с 1997 года: наладчик КИПиА 4-го разряда, инженер-конструктор, c 2000 года — специалист по финансовому сопровождению продаж в дирекции по сбыту (к этому времени окончила МИМ ЛИНК с отличием), с 2008-го — менеджер. В 2012 году назначена руководителем казначейства дивизиона «Северсталь Российская сталь». В настоящее время — руководитель отдела финансового сопровождения бизнеса АО «Северсталь-Менеджмент».

Первая наша встреча с Антоном Викторовичем состоялась в его рабочем кабинете.

— Антон Викторович, расскажите, с чего начиналась ваша карьера?
— Может быть, вы удивитесь, но по первой специальности я детский хирург. Еще в 9-м классе я принял решение, что стану врачом. Началось все с того, что ребенком побывал в больнице в роли пациента, попав туда с осложненным аппендицитом. Обычно такие эпизоды оставляют негативный след, а для меня это определило профессию — я решил стать хирургом. Родители поддержали мой выбор. Днем я учился в школе, а вечером работал санитаром в реанимации медсанчасти «Северсталь», трудовая книжка у меня с 15 лет! (Улыбается.) Это был очень ценный жизненный опыт. В 1996 году окончил Ярославскую медицинскую академию по специальности «детский хирург», интернатуру проходил в детской городской больнице Череповца, где получил, считаю, хорошую хирургическую практику благодаря моим учителям О.Ф. Краузе и Б.Н. Данилову.

— Что заставило вас расстаться с хирургией?
— Вообще, я видел себя только в хирургии и был счастлив, что работаю в стационаре, поскольку здесь — серьезные, зачастую очень быстрые решения, колоссальная ответственность за результат и, в конце концов, невероятное удовлетворение от того, что ты спасаешь детскую жизнь. Мне нравилось оперировать, и, надеюсь, за время работы хирургом я помог многим детям и их родителям. Мое решение уйти было совершенно осознанным и очень тяжелым. Полгода, а может, и год я шел к этому.

— Что же стало последней каплей?
— Никогда не забуду момент, когда я ехал домой с дежурства и денег у меня хватало только на билет в трамвае. Буквально не на что было купить даже продукты. И это при том, что я брал, как и все мои коллеги, ночные дежурства и вел прием в поликлинике № 4. Тогда ведь не было платных медицинских центров. Многие удивлялись моему решению об уходе, говорили: «Это же твое призвание! Зачем ты это сделал?» Для меня это не был вопрос — изменяю ли я своей профессии. Я должен был обеспечивать свою семью — жену и маленького сына.

— И что же было дальше?
— Я устроился инженером-конструктором в компанию «СТОИК», но взяли меня с условием, что я в короткие сроки получу техническое образование. И тогда я подал заявление в ЧГУ на специальность «обработка металлов давлением» на вечернее отделение. Девушка в приемной комиссии, посмотрев на мой первый диплом, сначала не хотела принимать документы: не техническая специальность. Закончилось тем, что многим одногруппникам я решал и сопромат, и высшую математику. А параллельно давал еще медицинские консультации (смеется).

— Как дальше развивалась ваша карьера?
— Сначала, как я уже сказал, работал в «СТОИКе» инженером-конструктором, затем стал начальником цеха сервисного обслуживания. Позже занял должность директора по развитию компании «СТОИК», тогда же получил диплом МBA РАНХ при правительстве РФ. При создании «Северсталь-Промсервиса» был назначен директором по производству, а последние полгода своей работы исполнял обязанности генерального директора. И вот именно тогда мне поступило предложение — возглавить управление промышленной безопасности «Северстали», которое я с радостью принял. Почему? Потому что к тому времени в ремонтном бизнесе я уже отработал 12 лет и, в общем-то, понял, что в этой теме я себя уже исчерпал. Новое предложение было для меня очередным вызовом, и я согласился. А летом 2015 года я был назначен директором по охране труда, промышленной безопасности и экологии компании «Северсталь».

— Что входит в круг ваших обязанностей?
— Название должности говорит само за себя — это деятельность в трех больших и серьезных направлениях. Охрана труда — это здоровье и безопасность наших сотрудников и все, что с этим связано. Промышленная безопасность, простым языком, это целый комплекс мер, направленных на защиту работников, горожан от возникновения возможных техногенных инцидентов и аварий. Экологическая деятельность, как нетрудно догадаться, связана с минимизацией воздействия работы нашего большого предприятия на окружающую среду.

— Насколько вам интересно этим заниматься?
— Очень интересно! Мне нравится, что моя работа многоплановая, требующая большой самоотдачи, решения неоднозначных задач. Самым серьезным был и остается вопрос снижения травматизма на предприятиях нашей компании, который еще достаточно высок. Главная сложность — изменение сознания людей. Это только на первый взгляд все кажется очевидным: работники должны соблюдать требования безопасности, а их руководители — обеспечивать безопасные условия труда. На практике зачастую этого не происходит.

И это для всех нас — большой вызов.

Второй раз с Антоном Викторовичем Кольцовым мы встретились в кафе «Три желания». Он пришел с супругой Ириной (свадьбу сыграли совсем недавно — осенью 2015 года). И разговор, конечно, пошел уже не о работе, а о личной жизни.

— Ребята, можете поделиться своей историей знакомства?
Антон: Надо сказать, что по работе мы с Ириной совсем не пересекаемся, но вот однажды она, можно сказать, ошиблась адресом, обратившись ко мне с вопросом по страхованию оборудования, который совсем не относился к моим задачам, и настоятельно потребовала выполнить ее поручение… Я был ошарашен таким напором, но помог. А Ира поняла, что она ошиблась, только три года спустя, когда я сам ей это рассказал (смеются). А тогда, в 2012 году, все закончилось рабочим звонком. Через два года мы оба оказались приглашены на один корпоративный праздник, где я играл в музыкальном ансамбле на клавишных. Когда я пригласил Иру на танец, понял, что она меня даже не узнала. Это был второй эпизод нашего знакомства.

Ирина: Да, Антон пригласил меня на танец. Но я тогда не поняла, что это тот самый Антон Кольцов, чем, вероятно, его обидела… (Улыбается.)Антон: А встречаться мы стали после одного события. В мае 2015 года в корпоративной газете вышла публикация о форуме по охране труда в Сочи, на котором «Северсталь» получила премию «Золотая каска». И была размещена моя очень жизнерадостная фотография в этой самой каске. Я был очень удивлен, получив от Иры, как она потом выразилась, «положительную обратную связь» в виде сообщения: «Эта каска очень вам к лицу!» Завязалась переписка, и после этого мы стали встречаться.
Ирина: На первое свидание Антон пришел с букетом белых роз. Не знаю, как он угадал, но это мои любимые цветы. Потом мы пошли гулять и, как сейчас помню, обсуждали структуру казначейства и управления промбезопасности.

Антон: У нас все свидания были такие — тематические. И все было очень серьезно!

— Насколько бурно развивался ваш роман?
Ирина: Учитывая сроки, с 20 мая до конца октября, когда мы уже поженились, можно понять, что ухаживал Антон решительно и стремительно. Примерно через пять-шесть недель общения Антон сделал мне предложение.

Антон: Все было спонтанно, на чувствах. Поэтому никакой особой церемонии, связанной с предложением, не было.

— Как вы отметили свадьбу?
Антон: Свадьба у нас прошла в камерной обстановке, и это было наше с Ириной общее желание. В свадебное путешествие мы не ездили, смогли выбраться только в Питер на три дня. Поездка была замечательной: отдохнули, погуляли, побывали на концерте Дмитрия Хворостовского.

— Что объединяет вашу семью, кроме любви? Чем вы увлекаетесь?
Ирина: Мы оба люди увлеченные. Антон великолепно играет на фортепьяно. До встречи с ним я думала, что произведение нужно сначала разучить либо играть по нотам. Антон играет любую мелодию без подготовки. В моей голове не укладывается, как это вообще возможно!

Антон: А мне, как человеку, который не может ровно нарисовать круг, удивительно, как Ира так свободно и замечательно рисует. Она большая рукодельница.
Вообще, у нас много общего, начиная от политических взглядов, заканчивая пристрастиями в еде. Мы оба любим спорт, ходим в тренажерный зал. Мой семнадцатилетний сын с удовольствием составляет мне компанию. Что удивительно, даже в вопросах ремонта (сейчас мы строим дом) мы пока еще ни разу не поспорили.

— Вы вообще ни о чем не спорите?
— Ну разве только о том, с кем оставить кошку Дусю, когда нужно уехать. За последнее время это было самой глобальной проблемой (смеются).

Ирина: А если серьезно, наверно, просто у нас очень небольшой стаж или мы уже достаточно взрослые люди и умеем найти компромисс, не ущемляя интересы друг друга. Возможно, у нас все еще впереди. Мне нравится фраза кого-то из великих, где говорится: «Руку перемирия первым протягивает не тот, кто виноват, а тот, кто больше дорожит отношениями». И это у нас взаимно. По крайней мере, в Антоне я это очень ценю.

— Ирина, скажите, какие качества вы больше всего цените в Антоне?
— Порядочность, доброту и чувство юмора.

— А вы, Антон, что цените в Ирине?
— Сочетание строгости и душевности, женской теплоты и любви к людям. Ира очень решительная и настоящая. Не знаю, как все выразить словами….

Ирина: Так и скажи, что просто любишь меня. Сомнений в чувствах Антона у меня нет, потому что о его любви ко мне говорят его поступки.

Текст: Елена Боронина
Фото: Алексей Устимов