Принимаю условия соглашения.
Раздел Спорт
13 апреля 2016, 08:00

Евгения Лаленкова, чемпионка РФ по конькобежному спорту: «Роды помогают в спорте» — интервью

Евгения Лаленкова, чемпионка РФ по конькобежному спорту: «Роды помогают в спорте» - интервью
Череповецкая конькобежка Евгения Дмитриева добилась множества российских и международных наград и едва не попала на сочинскую Олимпиаду. Выйдя замуж за известного конькобежца Евгения Лаленкова, череповчанка обрела в его лице еще и тренера, переехала в Москву, но продолжает выступать за Вологодскую область.

Родив сына, Евгения спустя несколько месяцев вернулась на тренировочный лед, а через полгода — на соревновательный. И с декретного разбегу стала чемпионкой России и вошла в десятку на чемпионате мира. Сейчас Лаленковы усиленно работают над тем, чтобы трехлетний Никита смог увидеть маму на Олимпийских играх 2018 года. Спортсменка смогла найти в плотном спортивном и семейном графике время для разговора с корреспондентом журнала «Глянец».

Конькобежный спорт — это на конях?

— Евгения, как вообще закрутилась эта история с коньками?
— Наша семья приехала в Череповец из Ивановской области, мне тогда было пять лет. Почему приехали? Там не было работы, а тут жила сестра отца. Так получилось, что спустя несколько лет мои родители развелись, и я поняла, что нужно себя чем-то занять. Подошла к своему учителю физкультуры, и она подсказала, в каком виде спорта я могу себя попробовать. В баскетбол и волейбол я не проходила по габаритам, в итоге остался один конькобежный спорт.

— Вы любили кататься на коньках?
— Нет, что вы, даже стоять не умела. Я не понимала, куда иду и чем буду заниматься, и, помню, спросила на вахте ДЮСШ: «А конькобежный спорт — это на конях?» Мне сказали: нет, это на коньках. Трудно вспомнить свои первые ощущения от занятий, но, думаю, мне сразу понравилось. Помню, что девчонок в секции было мало, и я всех знакомых девочек старалась завлечь в коньки. Кто-то из них приходил, но недолго задерживались. Тренер Светлана Николаевна Лубнина стала для меня второй мамой, и я пропадала в спортшколе — не только тренировалась, но и печатала что-то на компьютере, даже помогала судить соревнования. Настоящие трудности начались, когда я оказалась в более старшей группе, девчонок там не было совсем.

— Парни допекали?
— Да я бы не сказала, но поначалу они меня опасались. Во-первых, девочка, во-вторых, приближена к тренеру. Им казалось, что я могу что-то рассказать тренеру о них. Но вскоре ребята поняли, что мы с ними в одной лодке и мне совсем не нужно их закладывать. С тех пор отношение переменилось, и они уже пытались перевести мою близость с тренером в свою пользу, например, просили уговорить ее поиграть в футбол вместо разминки. Мне тоже нравилось играть в футбол, а потому сотрудничество сложилось взаимовыгодное.

— Крытого конькобежного катка в Череповце нет, а на уличном лед держится два-три месяца. Как вы тренировались здесь?
— Было непросто, но как-то справлялись. Когда льда не было, ходили в СКЗ «Алмаз», тренировки начинались в шесть часов утра. Летом работали на земле, тренировались на стадионе, выезжали в лагеря и на спортивные базы. Но я довольно быстро попала в юниорскую сборную России и сборы проходила вместе с ней.

— Сборы и соревнования мешали учиться в школе?
— Я старалась, чтобы не мешали. Брала учебники и тетради на выезды, честно занималась, писала работы и сдавала зачеты. Труднее было другое — натыкалась на недопонимание, причем не со стороны учителей даже, а со стороны одноклассников. Многим казалось, что хорошие оценки мне ставят за просто так и я совсем не занимаюсь. Но мои контрольные работы, которые я писала вместе со всеми в классе, расставляли все точки над «и». Спасибо директору моей 20-й школы, которая во многом мне помогала. Она сейчас тоже живет в Москве, и мы поддерживаем связь. Кстати, мой брат сейчас учится в той же школе и попал к моему классному руководителю.

— Брат тоже спортсмен?
— Вышло так, что он тоже пошел в коньки. Хотел заниматься силовыми видами спорта, но не прошел по возрасту. Я попросила своего тренера Руфину Алексеевну Шаршаринову, чтобы ему разрешили походить на силовые тренировки с конькобежцами. И в итоге он с ними остался. Амбиций у него много, поживем — увидим.

Лаленковой стала не задумываясь

— Ваш муж — известный конькобежец Евгений Лаленков. Любовный роман развивался на льду?
— Да, можно и так сказать. Мы долгое время тренировались вместе, но особого внимания друг к другу не проявляли. И вдруг на одних сборах я начала понимать, что он за мной ухаживает. Где-то рюкзак поможет донести, где-то предложит фильм вместе посмотреть. Начиналось с таких мелочей, но развивалось очень стремительно.

— Не мешало ли вам сблизиться то, что Евгений Лаленков — звезда коньков и уже бегал на Олимпиадах, когда вы были ребенком?
— Когда мы, молодежная команда, встречались с основной сборной, мы смотрели на них снизу вверх. Но когда оказались в одном коллективе, прошли вместе через тяжелые тренировки и узнали друг друга лучше, то этот барьер исчез. Мы подружились и общались на равных.

— На смену фамилии сразу решились или были сомнения?
— Сомнений не было. Я уверена, что, выходя замуж, нужно менять фамилию, брак это подразумевает. Поэтому с удовольствием стала Лаленковой. К тому же в семье мужа такие богатые спортивные традиции, может быть, и у меня с этой фамилией результаты получше пойдут (улыбается).

— У профессиональных спортсменов, которые большую часть года проводят на сборах и соревнованиях, есть возможность «крутить роман» с кем-то не из мира спорта?
— У некоторых получается, и, если очень захотеть, наверное, это возможно, но очень сложно. Поймите, спортсмен из сборной России может по два месяца и более не приезжать домой. Эти длительные разлуки могут погубить отношения, в особенности на начальных этапах.

— Сейчас вы тренируетесь под началом своего мужа. Каково это? Делает поблажки или, наоборот, гоняет до седьмого пота?
— Поблажек точно нет. Он лучше знает мои возможности, чем тренеры сборной, и понимает, в чем я могу достичь большего и где есть скрытые резервы. Вообще, я думала, что занятия с мужем будут сопряжены с какими-то сложностями, что наши семейные отношения будут как-то проявляться на льду, но все получилось гораздо проще и эффективнее. Он ко мне прислушивается, я лучше понимаю, чего он хочет добиться. Каких-то жестких споров по спортивным вопросам не возникает, всегда находим общий язык.

— Несколько лет назад ваши снимки вышли в нескольких мужских журналах, а газета «Советский спорт» однажды включила вас в пятерку самых красивых конькобежек. Не задумывались о карьере фотомодели?
— Было такое. Я даже пришла в одну московскую школу модельного агентства, мне было интересно, смогу ли я пройти кастинг, который был достаточно жестким. Я прошла кастинг и отучилась два месяца. И даже получила приглашение в основную программу, но не пошла, потому что решила, что ничему новому меня не научили. Что касается фотосессий в мужских журналах… Все просто — позвонили и пригласили. Я посчитала, что это хороший опыт и смена деятельности, и согласилась. Когда из журнала прислали вариант, который бы они хотели опубликовать, мой будущий муж воспротивился, и фотографию поменяли.

— Вы вообще по характеру человек спокойный и домашний или постоянно хочется чего-то добиваться, проявлять себя, покорять вершины?
— Я очень спокойная, неистеричная и неимпульсивная, но достаточно жесткая в каких-то моментах. И если мне что-то нужно, я этого добьюсь и сделаю так, как мне хочется.

Конькобежная мама

— Последние лет пять-семь в Череповце о вас много говорят, следят за выступлениями, болеют. Вы ощущаете эту поддержку и внимание?
— Конечно, это чувствовалось и чувствуется, и, конечно, эта поддержка была всегда очень важна для меня. Знаете, начиная с 14 лет я получала предложения о переходе в команды других регионов России, но я по-прежнему выступаю за Череповец и Вологодскую область и не хочу никуда переходить. Причин множество, в том числе чисто человеческая. В ситуации с беременностью и рождением ребенка меня здесь все поддержали, на всех уровнях, и я очень им благодарна. Я сначала очень боялась сказать о беременности своему тренеру, которая связывала определенные надежды со мной. И вот она при встрече начинает говорить со мной о подготовке к сезону, а я наконец решаюсь признаться. И тут же понимаю, что боялась зря. От тренерских слов Руфина Алексеевна мгновенно перешла к человеческим, сказав, что главное — ребенок, а спорт подождет. Другой мой тренер, Александр Александрович Калинин, говорил, что нужно рожать, а потом возвращаться в спорт, потому что это плюс для женского организма. Что ж, могу сказать по собственному опыту, это правда.

— Вашему сыну Никите в апреле исполнится год, а с осени уже выступаете на чемпионатах России и мира. Как получается совмещать?
— Мне было проще, чем другим спортсменкам. Мы живем в Москве, и муж работает тут же со своей группой, в которую и я вхожу. Если бы нужно было надолго покидать семью и уезжать на сборы, я бы, наверное, не смогла совмещать. Получается, я нахожусь с ребенком все время, кроме тренировок. Моя мама помогает, она приехала помочь из Череповца. Летом и осенью брали ребенка на тренировки с собой.

— Расскажите о вашем типичном дне.
— Встаем в 7.30–8 часов. Позавтракали и на тренировку. Примерно в час дня мы возвращаемся с занятий, часов до четырех занимаемся с ребенком, потом едем на вторую тренировку или идем гулять. А вечером ужин, купание, укладывание спать. Все достаточно плотно.

— Нравится в Москве жить?
— Нет, но выбора у меня нет (смеется). Не нравится суета, да и люди, если честно, тоже. Я очень не люблю опаздывать, но здесь это невозможно, а потому не принято быть пунктуальным. К этому тоже пришлось привыкать и научиться не раздражаться на людей, которые опаздывают на 30–40 минут, не считая это опозданием. Пробки московские тоже не нравятся. Когда нет мужа с машиной, я трачу на то, чтобы добраться до катка на общественном транспорте, полтора часа. Сейчас начала учиться на курсах вождения и очень хочу сесть за руль. Московского трафика не боюсь, спортсменам вообще легче водить, потому что внимание и реакция у них развиты лучше.

— Какие человеческие радости вы открыли для себя, став мамой?
— Радости? Прилечь на кровать и полежать, никуда не срываясь, вот главное удовольствие, которое не всегда доступно.

Сергей Виноградов

Фото: из архива Е. Лаленковой