Принимаю условия соглашения.
Раздел Спорт
11 июля 2016, 07:00

Новый главный тренер ВК «Северянка»: «Волейбол — это серьезная и тяжелая работа»

Новый главный тренер ВК «Северянка»: «Волейбол – это серьезная и тяжелая работа»
Фото: Вячеслав Боронин
Захар Пилипенко возглавил волейбольную команду Череповца и Вологодской области — женскую «Северянку». Клуб, начинавшийся когда-то со школьной команды и пробившийся наверх в том числе благодаря отцу Захара, сегодня входит в элиту российского волейбола.

Тренерский талант Захар Пилипенко доказал, выиграв золотые медали с молодежной «Северянкой-2». «Чтобы успешно работать в женском волейболе, — говорит Захар, — нужно быть хорошим психологом». Причем не только на работе, но и дома. С прошлого года Пилипенко можно увидеть не только на тренерской скамейке, но и на площадке — Захар женился на волейболистке Дарье Чикризовой и дал ей свою фамилию.

Захар и Дарья зарегистрировали свои отношения в разгар сезона и наутро после брачной ночи отправились на тренировку перед важными играми. Самая известная волейбольная пара Череповца рассказала нашему корремпонденту, как развивался служебный роман, какими радостями семейной жизни они жертвуют ради большого спорта и о чем супруги Пилипенко разговаривают дома, когда волейбольная тема под запретом. И конечно, поведали о домашней собаке, которая иногда приходи в зал поболеть за хозяев.

Он с ракеткой, она на сцене

В истории этой влюбленной пары Амуром выступил волейбол. Если бы эта замечательная игра в нужное время не пришла в жизнь каждого, Захар стал бы теннисистом, а Дарья, вероятно, артисткой. Но судьба решила иначе. Захар Пилипенко родился в Узбекистане в семье известного волейбольного тренера (некогда Владимир Пилипенко возглавлял череповецкий клуб), но династию продолжил не сразу — увлекся большим теннисом. «Когда мы переехали в город Тутаев Ярославской области, где отцу предложили работу, у меня не было возможности продолжить заниматься теннисом, — рассказывает Захар Пилипенко с ноткой обиды в голосе. — Пришлось оставить теннис и выбрать волейбол. Этот вид спорта тоже был мне хорошо знаком, я лет с трех ходил с отцом на тренировки, бегал по волейбольному залу. Кроме того, когда мы жили в Ташкенте, я занимался волейболом параллельно с теннисом. Сначала играл за ярославскую команду, но из-за проблем со спиной игровую карьеру пришлось оставить, и я перешел к отцу вторым тренером».

В жизнь Дарьи Чикризовой волейбол пришел еще более неожиданно. Школьница из Нижнего Новгорода танцевала в хореографическом классе и знала, как надевать балетную пачку и сарафан. Вдобавок мечтала стать артисткой и, проходя мимо зеркала, обязательно выдавала короткий театрально-танцевальный этюд. «Когда мне было десять лет, к нам на урок физкультуры пришла волейбольный тренер — искала высоких девочек для секции, — рассказывает Дарья. — На тот момент я в строю стояла второй в своем классе, и по физкультуре у меня были только хорошие оценки. Потом к нам домой пришло письмо с приглашением заниматься волейболом. Сначала мы не отреагировали на предложение. Я с увлечением занималась танцами, а о волейболе ничего не знала. Но тренер пришла к нам домой и настояла, чтобы я пришла на тренировку и посмотрела, что за волейбол такой. Я пришла, и мне понравилось. Поехала с командой в спортивный лагерь, а вернувшись, сказала маме: хочу заниматься волейболом. Но танцы из моей жизни не ушли, остались любимым хобби — могу дома попеть и потанцевать». На одноклассников Дарья смотрела свысока — отличалась ростом, а в волейбольной секции оказалась самой маленькой. «К своему росту отношусь нормально, комплексов никогда не было ни в ту, ни в другую сторону», — говорит волейболистка.

В 14 лет Дарья Чикризова покинула родной дом и переехала в подмосковный спортивный интернат. «Три года мы были в заточении: три тренировки в день, а в перерывах учеба, — вспоминает она. — Нас никуда не выпускали, было очень тяжело, спали на уроках. Бывали моменты, когда хотелось все бросить и уехать, но перетерпелось. Я все поставила на спорт и даже не думала о том, чем буду заниматься, если не сложится. Запасного аэродрома не было». Но его и не потребовалось — карьера шла (и идет) по нарастающей, даже в сборной России довелось поиграть. После нескольких лет в помощниках у отца Захар Пилипенко перешел в главные тренеры — сначала принял юниорскую волейбольную команду, позднее возглавил «Северянку-2» и в минувшем сезоне завоевал с ней золотые медали Высшей лиги «Б» (третья по силе в России). «Став тренером в женском волейболе, слышал в свой адрес всякое — и смешки-приколы, и какую-то шуточную зависть, вот, мол, повезло с девчонками работать, — рассказывает Захар. — На самом деле ничего смешного здесь нет. Это серьезная и очень тяжелая работа. Я был обязан не только решать спортивные вопросы, но еще и стать психологом. Женщины непредсказуемы, а молодые девушки тем более: сегодня она так себя ведет, а завтра совершенно иначе. Личная жизнь для них зачастую важнее спортивной, и события в их жизни сильно влияют на тренировки и игры. Иными словами, необходим индивидуальный подход к каждой. Тренер должен чувствовать и знать, с какой волейболисткой нужно быть строгим, и это ее мобилизует, а на какую ни в коем случае нельзя кричать — замкнется и уйдет в себя». «Мужчина — эмоционально более стабильный и уравновешенный, наверное, поэтому в женские команды назначают тренеров сильного пола», — добавляет супруга Захара Пилипенко.

Встреча в Череповце

Захар Пилипенко приехал в Череповец в середине нулевых годов: отца пригласили возглавить местную команду. Дарье Чикризовой довелось войти в одну воду дважды. Среди городов, в которых ей выпало поиграть (Новый Уренгой, Москва, Уфа и др.), Череповец появлялся два раза. «Первый раз я приехала в город совсем молоденькой, — рассказывает она. — Тогда между мной и Захаром никакой искры и симпатии не промелькнуло, да и общения близкого не было. Потом я уехала в другой город и переключилась на другую команду. Такова жизнь спортсмена: играя в каком-то городе, ты обрастаешь знакомыми и привычками, но всегда готова к отъезду. И расставание в общем проходит довольно легко и быстро, без лишних сожалений».

Искра промелькнула, когда Дарья вернулась в Череповец и вскоре стала замечать, что «индивидуальный подход» тренера Пилипенко стал уж очень индивидуальным. «Я занимался со второй командой, а тренировки первой, в которой играла Даша, часто были в том же зале сразу после наших занятий, и я оставался», — рассказывает Захар. «Я сразу почувствовала, что он обратил на меня внимание», — признается Дарья. Потом была переписка в социальной сети, вечеринка у общих друзей и приглашение на медленный танец. И вокруг никаких мячей, сеток и ревущих трибун, только музыка и кружение в полутьме. «Амур пролетел», — говорит Дарья. «С тех пор все и завертелось», — говорит Захар.

Долго скрывать от коллег прилетевшего Амура и поиграть в шпионов не получилось: о завязавшихся отношениях тут же узнали все, и команда, и руководство. «Мнение окружающих нас не интересовало, но как-то все одобрили и порадовались за нас», — вспоминает Захар. Близкие отношения с тренером и последовавшее замужество не сказались на отношении команды к Дарье, пусть на ее майке и написано «Пилипенко». По словам волейболистки, их разговоры в раздевалке — обо всем, включая личность главного тренера, — остались такими же откровенными. «И я никогда не открою ему наших маленьких секретиков», — косится Дарья на мужа. «А я и не пытаюсь узнать, о чем вы там беседуете часами», — с показным безразличием реагирует он. В волейболе огромное количество пар, сведенных игрой, которую ошибочно называют неконтактной. Еще какая контактная. Захар и Дарья считают, что волейболистов тянет друг к другу близость характеров и общность интересов. «Когда люди живут в одной стихии, они лучше понимают друг друга, к тому же часто много времени проводят рядом на тренировках и во время переездов», — говорит Дарья Пилипенко.

Свадьба прошла в феврале 2015 года тихо и спокойно, в домашнем кругу. Сезон в разгаре, через пару дней после свадьбы — важная игра. «Белое платье, костюм — все было, — рассказывает Дарья. — Обклеили свою машину сердечками, Захар сел за руль, а я с воздушной фатой на переднем сиденье. Окружающие водители бибикали, было очень здорово». Второй свадебный день отметили в команде, коллектив подарил молодоженам одеяло и полотенце. От зимней свадьбы, на которой Дарья блистала в белой невестиной шубке, супруги отогревались в июне в Египте.

Дарья обрела мужа и белую шубку, но потеряла фамилию. «Мне нравилось быть Чикризовой, и я не хотела менять фамилию, но муж настоял, — рассказывает волейболистка. — Мы об этом очень много разговаривали. Захар уверен, что семья должна быть под одной фамилией. Родится ребенок, подрастет и спросит: «Мама, а почему ты Чикризова, а папа Пилипенко?» Муж такого не хотел». «Почему настоял? Мое должно быть нашим общим», — говорит Захар.

Дома волейбол под запретом

Нельзя выносить личное на волейбольную площадку, смешивать профессиональное с домашним — и у супругов сами собой выработались правила. Первое и главное — никогда не обсуждать волейбольные вопросы дома за ужином, тренерские замечания и претензии на повышенных тонах (безо всякой пощады к супруге) можно высказывать только на площадке или в раздевалке.

«Мы выходим с матча и, каким бы интересным и драматичным он ни был, по дороге домой говорим не об игре, а о том, что будем есть на ужин», — говорит Захар. «Он мне на тренировке может в лицо мячом попасть, да так, что слезы из глаз, но эту обиду я домой не принесу», — рассказывает Дарья. По словам мужа, его отношение к игроку по фамилии Пилипенко нисколько не изменилось. «Я не повышал к ней требований как к спортсменке, однако и поблажек не допускал, конечно, — говорит он. — Но она сама повысила к себе требования, очень помогла мне в этом сезоне».

Свободное от волейбола время чета Пилипенко проводит на природе — нашли несколько живописных местечек вблизи Череповца (причем частенько выбираются с палаткой: рыбалка, костер, ночевка) — или на кухне за совместной готовкой. Выросший в Ташкенте Захар знает десятки рецептов узбекских блюд, большинство из которых, по признанию супругов, Дарье во время сезона есть нельзя — режим не велит.

Уже год за семейной идиллией и скворчащей духовкой в доме Пилипенко наблюдает во все глаза-бусинки мини-йорк по кличке Луна. Когда команда уезжает на гостевые матчи, собачку отвозят к заводчице или знакомым. Она уже несколько раз побывала на волейбольных матчах и показала себя очень сдержанным болельщиком — за мячом не бегала, но и уснуть не уснула. «Одним прекрасным утром мы проснулись и поняли, что в нас так много любви, что нам необходимо еще кому-то ее дарить, — говорят супруги. — Пока сошлись на собаке».

«Мы живем в Череповце, и это здорово, — говорит Дарья Пилипенко. — Город мне нравится, он красив по-своему, и он не хуже других, где я играла. А вообще, мне хорошо там, где мой муж. Главное — не город, где живешь, а то, с кем живешь. Мы вместе, а остальное не так уж важно».

Сергей Виноградов

Фото: Вячеслав Боронин