Принимаю условия соглашения.
Раздел Спорт
11 ноября 2016, 08:00

Вратарь «Северстали» Якуб Коварж: «Мне нравится, когда узнают и хотят взять автограф» — интервью

Вратарь «Северстали» Якуб Коварж: «Мне нравится, когда узнают и хотят взять автограф» - интервью
Фото: Александр Коркка
Самым громким приобретением хоккейной «Северстали» стал один из лучших вратарей КХЛ 28-летний Якуб Коварж.

При общении чешский легионер производит впечатление скромняги. Он удивляется, когда его называют элитным голкипером лиги. И кажется, что ему больше нравится рассказывать о жене, брате Яне (который тоже играет в КХЛ), чем о себе. На работу — в Ледовый — он ездит на велосипеде, по ночным клубам не ходит, скучает по жене…

…А еще Якуб Коварж прекрасно говорит по-русски.

Вратарем? Без проблем!

— Я родился в чешском городе Писек. Отец в молодости играл в хоккей, но ему пришлось оставить спорт, так как появилась семья и нужно было зарабатывать деньги. Время было не то, что сейчас, и хоккеем он не смог бы заработать. Однако когда родились мы с братом, отец захотел отдать нас в спорт и записал в хоккейную и футбольную секции. Так мы до пятнадцати лет и занимались сразу двумя видами спорта. Но когда пришло время выбора, мы оба отдали предпочтение хоккею.


— Обычно мальчишки хотят играть нападающими. Почему вы стали вратарем?
— Когда создавалась та самая первая моя команда, у нас не было вратаря. А я был самым молодым. Тренер спросил моего папу, не хотел бы он, чтобы я встал в ворота. Папа спросил об этом меня. Я сказал: без проблем, могу попробовать. Я постоял на первой тренировке — вроде нормально. Только щитки наоборот надел. В общем, так и остался вратарем.

— Как-то вы говорили, что свою первую игру, где вы были в качестве вратаря, проиграли со счетом 0:33…
— Да, только не самую первую, а одну из первых. Это был мой начальный сезон, когда у нас только-только сложилась команда, в которой мы играли еще вместе с братом. У нас был очень юный коллектив, младше всех остальных. Мне было тогда семь лет, а наша молодая команда заняла последнее место в чемпионате среди сверстников. Но было весело.

— А как вы учились в школе? Наверное, плохо? Тяжело совмещать учебу и серьезные занятия спортом…
— Нет, я учился очень хорошо, был одним из лучших учеников в школе. Но конечно, когда, учась в последнем классе, попал в профессиональную команду, стало тяжело. Но я все равно после окончания сезона сдал экзамены и получил аттестат об окончании школы. Для этого я после игр, по вечерам садился за учебники.

— Какие отношения с братом были у вас в детстве? Защищали ли вы его на правах старшего?
— Конечно! Я всегда старался, чтобы он был в порядке, чтобы не попал в какую-то плохую компанию. И даже чтобы он не получил травм, занимаясь спортом. Конечно, не всегда это получалось, но я старался защищать его.

Рад за брата, даже если он забивает мне

— Как вас называют в команде? Прозвище есть?
— Нет. Но иностранцы, с которыми мне приходилось играть в одной команде, называли меня Куби. Это не прозвище, это производное от Куба, уменьшительно-ласкательного от Якуб. Да даже если бы было какое-то прозвище, я относился бы к этому спокойно. Мне все равно.

— Почему ваш выбор пал на «Северсталь»? Элитный вратарь КХЛ выбрал команду, занявшую в прошлом сезоне последнее место в своей конференции.
— Спасибо, хотелось бы мне быть элитным вратарем лиги, как вы меня назвали… Когда я подписывал контракт с прошлой моей командой КХЛ, «Автомобилистом», она тоже была на последнем месте, но потом мы три раза подряд попали в плей-офф. Хотелось бы такого же результата достичь и здесь.

— Это понятно, что хотелось бы. Но все-таки почему «Северсталь»?
— В предсезонку мне предлагали контракты несколько команд, но я отказал всем ради одной. И так случилось, что именно в ту команду пришел новый главный тренер, который сказал, что не хочет видеть в составе чешских игроков. Те, другие команды, с которыми велись переговоры, к тому времени уже заполнили вратарские позиции. А тут «Северсталь» предложила контракт, и я согласился. Условия меня вполне устроили.


— Как вы предпочитаете: постоянно стоять в воротах или попеременно со своим напарником?
— Посмотрим, как пойдет в этом сезоне. Но в своей карьере я всегда играл постоянно. Так, в Чехии я два сезона подряд отыграл все матчи. Здесь, в России, тоже однажды так получилось. Мне, конечно, больше нравится играть постоянно, но если будем меняться со вторым вратарем, то нет никакой проблемы. Главное — чтоб был результат. Тренер сам все решит.

— В одном из интервью вы сказали: «Брат старается забить, я — не пропустить, оба радуемся победам друг друга». Ян так же, как и вы, играет сейчас в КХЛ. А если его команда обыграет вашу, вы порадуетесь? И наоборот, если ваша команда обыграет команду брата, порадуется ли он?
— Конечно, даже в матчах против меня брат хочет забивать и отдавать голевые передачи. Потому что это его работа, за это ему платят деньги. А я буду защищать свои ворота, так как это моя работа. Но когда игра закончится, то независимо от результата я рад за него, а он за меня. Но моей команде сейчас очки нужнее, чем «Магнитке», где играет Ян. Поэтому он всегда больше рад, если мы выигрываем.

— А когда он забил вам буллит во время недавней игры «Северстали» с «Магниткой», вы, скажем, выругались про себя?
— (Смеется.) Конечно, нет. Очень хотелось отразить его бросок. Но лучше пусть брат мне забьет, чем кто-то другой. Я рад, что он набирает очки.

— Вы часто с ним созваниваетесь?
— Конечно! Дело в том, что и его жена сейчас не может приехать к нему в Россию, так как она беременна. И он один сейчас кукует в Магнитогорске. И я один. Нам немножко скучно, так мы каждый день созваниваемся и подолгу общаемся. Правда, сейчас это чуть сложнее из-за разницы во времени между Магнитогорском и Череповцом.

В России очень сердечные люди

— Вы стояли на драфте НХЛ. Вас выбрала «Филадельфия». Что не срослось?
— Просто неудачно сложилось. Я уже уехал в НХЛ, в молодежку «Филадельфии», надеялся, что подпишу контракт с первой командой. Но тот сезон «Филадельфия» отыграла отлично, прошла в плей-офф, и в молодых игроках у нее не было необходимости. Мне же поступило предложение из чешской Экстра-лиги во взрослую команду. Еще на один сезон в молодежке я оставаться не захотел. Мне надо было уже играть за деньги, чтобы иметь возможность помогать родителям. Я ждал предложения от «Флайерз», но оно не поступало. Тогда я подписал контракт с чешским клубом. Через пару лет «Филадельфия» снова звала меня, но я уже был на контракте с «Автомобилистом».

— Как вы ощущаете себя в России? Вы ведь здесь уже четвертый год?
— Да, четвертый, и мне уже комфортно здесь. Тем более что я уже научился неплохо говорить по-русски. Понимаю русский менталитет.

— Он сильно отличается от чешского?
— Не только от чешского. Во всех командах есть игроки из-за рубежа: шведы, финны, канадцы, — и у всех свой менталитет. И его надо понять.

— А что вы поняли о русских людях?
— Мне очень, например, нравится, когда узнают в городе. (Улыбается.) Когда хотят с тобой сфотографироваться, взять автограф…

— В Чехии разве не так?
— Нет, в Чехии так не бывает. Если ты идешь там по улице и тебя кто-то узнает, то сделает вид, что не узнал. А потом уже за спиной начинают обсуждать тебя: какая у тебя одежда, с кем ты сейчас гуляешь. Здесь не так, здесь люди сердечные.


— А как переносите холода?
— Ну, на Урале было очень холодно. Там зимой погода грустная, солнца не было.

— А Череповец вам как? Некоторые иностранцы, раньше вас игравшие здесь, говорили, что это серый, скучный город…
— Конечно, большая разница между Череповцом и Екатеринбургом, где я играл. Например, сегодня у меня полдня выходного, и в Екатеринбурге было бы очень много возможностей, чем заняться. Здесь немножко по-другому. Да и моя семья еще не смогла приехать, так что мне немного скучно. Днем я только сижу дома и смотрю кино.

Вся жизнь поменялась после рождения сына

— Вы планируете, что сюда приедет ваша жена Петра?
— Конечно. Я надеюсь остаться в «Северстали» достаточно долго, чтобы успела приехать моя семья. (Улыбается.) Но сейчас нашему ребенку делают прививки, и это закончится только в конце октября. Я планирую, что во время перерыва в чемпионате КХЛ, когда сборные будут играть в Кубке Карьяла, смогу съездить в Чехию и забрать жену с ребенком.

— Они будут постоянно здесь жить?
— Нет. Шесть-семь недель, до следующего перерыва, который будет в декабре. После него мы очень много игр проведем на выезде, и Петре нет смысла оставаться здесь одной.

— Вы в июне стали отцом. Как вы приняли это событие?
— Это были огромные эмоции! Вся моя жизнь поменялась! У нас в семье появился третий человек, и мы сейчас думаем только о нем. Мне было очень тяжело улетать от жены и малыша в Россию. Раньше самым главным в моей жизни был хоккей. Сейчас приоритеты несколько поменялись. Главное — это мой сын. Естественно, я хочу хорошо играть и сделать карьеру, но семья — на первом месте в моей жизни.

Боялся, что в Череповце не будет ресторанов, где есть вкусное мясо

— А как вы проводите свободное время?
— По окончании сезона я еду в Чехию и 24 часа в сутки провожу с женой и родителями. Они живут в доме по соседству. А вот когда снова начинается сезон, мне приходится покидать семью, друзей. Ты снова один. Это тяжело психологически, но это хоккейная жизнь. Надо стараться это пережить, чтобы ничто не мешало хоккейной карьере.

— Я читал, что вашими хобби являются летние виды спорта и путешествия…
— Да, летом мы с женой очень любим куда-нибудь уехать, поездить по стране. Потому что Чехия — очень красивая. Она маленькая, но у нас в стране много замечательных мест, куда стоит приехать. Конечно, мы путешествуем и по Европе: были во Франции, Хорватии, Италии, Германии.

— Вы говорили, что очень любите вкусно поесть. Какое любимое блюдо?
— Покушать вкусно, конечно, люблю. Особенно мясо. Я очень рад, что в Череповце есть такие рестораны, где можно вкусно поесть. Если честно, то немного боялся, что их не будет. В Екатеринбурге подобных было очень много, а я привык к вкусной пище.

— Логично будет тогда спросить: наверное, у вас, как у чеха, любимый напиток пиво?
— Да. Но конечно, чешское пиво. А в России его не всегда можно найти. Здесь я пока вкусное не нашел. Поэтому я лучше после игры бокальчик красного вина выпью. Я уже говорил, что люблю мясо, а к мясу лучше именно вино.

— На работу вы ездите на велосипеде… Почему?
— Эта привычка у меня с Екатеринбурга. Там я жил рядом с ареной, и мне было удобнее добираться на велике. Здесь у меня жилье в километре от дворца, и я решил, что не хочу каждый раз ходить по 20 минут туда и обратно. Купил велосипед и теперь доезжаю за четыре минуты. Пока хорошая погода, буду ездить. Но зимой не знаю, что делать.
Русский язык очень похож на чешский

— Вы замечательно говорите по-русски…
— Я очень рад, когда люди говорят, что понимают, как я говорю по-русски. Вот в первый сезон в России мне было очень тяжело. Я не мог поговорить с ребятами в раздевалке. У нас в «Автомобилисте» было много хороших людей, но из-за языкового барьера я не мог с ними общаться. Тренера я тоже не понимал, что он говорит, что он хочет. Но я стал стараться учить язык. Гулял по городу, читал вывески на магазинах. Старался больше говорить с русскими, так и научился.

— Русский язык трудный для вас?
— Нет-нет! Он очень похож на чешский. У нас тоже есть похожие падежи и склонения.

— Еще какие-то языки знаете?
— Английский. Говорю на нем чуть лучше, чем на русском. Еще знаю немецкий.

Блиц

• Ваш любимый хоккеист?
• Вратарь «Нью-Джерси Девилз» Мартин Бродо. Мне нравилась форма «Девилз». И всегда нравился особый стиль игры Мартина.

• Лучшая хоккейная команда?
• Такой нет. Но симпатизировал всегда «Детройту», когда там играли Айзерман, Шенахан.

• Любимый фильм?
• «Храброе сердце» с Мелом Гибсоном.

• Любимый город?
• Их три. Писек, Прага, Екатеринбург. Писек — мой родной, Прага — самый красивый город на земле, Екатеринбург же я полюбил за те три года, что там играл. И там мы с женой зачали своего сына. Поэтому у нас немножко русский ребенок родился. (Смеется.)

Эдуард Абрамов

Фото: Александр Коркка и архив пресс-службы ХК «Северсталь»