Принимаю условия соглашения.
Раздел Общество
5 мая 2015, 08:00

Александр Афанасьев, председатель профкома «Северстали»: «Думаю, что умею влиять на людей»

Александр Афанасьев, председатель профкома «Северстали»: «Думаю, что умею влиять на людей»
Фото: Ольга Шихмарева
Александр Афанасьев — человек со стержнем, спокойный и деловитый, если говорит, то по сути, если что-то решил — делает, если взял на себя ответственность, то несет ее с честью.

И в то же время он демократичен в общении, открыт к людям и не любит привлекать лишнее внимание к собственной персоне. О себе он заявил (конечно же, своими делами!), когда был в должности начальника коксохимического производства «Северстали». Там его приметили и пригласили стать правой рукой Михаила Ставровского, в то время мэра Череповца. Городским хозяйством Александр Афанасьев в качестве заммэра занимался в течение четырех лет. После этого он вернулся на металлургический комбинат, но уже профсоюзным лидером. Когда был молодым, мечтал создавать летательные аппараты и запускать их в космос… Почему не получилось реализовать детскую мечту, как он попал в металлургическую отрасль и что дальше произошло в его жизни, Александр Афанасьев сегодня рассказывает в интервью нашему корреспонденту.

— Александр Сергеевич, насколько я знаю, вы родились в Таллине, но уже давно живете в Череповце. Как вы здесь оказались?
— Да, я родился в Таллине. Мой отец был военным и в то время служил там. В 60-е годы в армии было большое сокращение, он уволился из вооруженных сил и уехал к себе на родину в Новгородскую область, в город Окуловку. Вместе с ним, конечно же, уехала и вся наша семья: мама и мы с сестрой. Окончив школу, я поступил в Ленинградский технологический институт. В Череповец я сначала приезжал на практику, а после окончания института приехал сюда по распределению.

— Почему выбор был сделан в пользу технологического института и специальности «химическая технология твердого топлива»?
— Каждый, пока молод, о чем-то мечтает. Был у меня друг детства Валентин Андреев (к сожалению, 21 февраля 2015 года его не стало)… Он оканчивал школу при ленинградском университете, после окончания школы приехал в Окуловку. Мы общались, и он все время предлагал мне поступать вместе с ним в технологический: «Давай пойдем вместе… Будем топливом для ракет заниматься!» И мы на полном серьезе думали, что именно этим и будем заниматься. Мы тогда не знали, что твердое топливо — это топливо для доменных печей. Ну и поехал я вместе с ним, и мы не только поступили, но и благополучно окончили институт.

— На самом-то деле была мечта создавать летательные аппараты и запускать их в космос?
— Ну да, были такие мысли в детстве. После третьего курса, когда я впервые оказался на коксохимическом производстве, я осознал, куда попал.

— И были разочарованы?
— А вы знаете, нет… Потому что не важно, чем ты занимаешься, важно, кто окружает тебя и как ты себя в этой среде ощущаешь. Если тебе хорошо, значит, все хорошо.

— Если бы вы снова выбирали профессию, то что бы выбрали?
— Это очень сложно, потому что время не возвращается назад. Еще раньше в детстве я мечтал стать таксистом, потому что был уверен, что у меня машины никогда не будет, а кататься на ней очень хотелось. Ну а если бы была возможность что-то изменить, то я, наверное, это сделал бы. Может быть, не кардинально, но я знаю, что какие-то вещи можно было бы сделать лучше. Но сейчас это уже невозможно, к сожалению.

— Вы отработали на коксохимическом производстве меткомбината 27 лет. Откуда такое постоянство?
— Да, правда, 27 лет. Раньше ведь люди себя видели в каком-то коллективе навсегда, на всю жизнь. И 27 лет — это не так много, как кажется. Вот Наум Ефимович Темкин отработал на коксохимпроизводстве 52 года, из них 30 лет начальником производства. И что интересно, он себя и не видел в другом. И про себя я вам честно скажу, я бы не ушел с коксохимпроизводства, но иногда обстоятельства заставляют нас принимать решения, которые нам не всегда по душе.

— Вспоминаете с ностальгией?
— Люди там замечательные. И мне было на коксохиме хорошо, как дома. Коллеги меня поддерживали, я знал, что могу говорить все, и меня никто и ни за что не осудит, даже несмотря на то, что я, может быть, говорю не совсем удобные вещи. Жизнь была открытая, простая… И хотя я уже больше десяти лет не работаю на производстве, со многими, кто работал тогда на коксохиме, поддерживаю теплые отношения.

— Вы уходили работать в мэрию заместителем Михаила Ставровского с должности начальника коксохимпроизводства меткомбината. По большому счету вы полностью меняли сферу деятельности. Сложно ли вам было принять такое решение?
— Довольно сложно, ведь я к тому времени возглавлял производство уже в течение 13 лет. К тому же именно на коксохиме я прошел все ступеньки от простого рабочего до руководителя. Я думал примерно полгода, всякие причины выискивал, лишь бы не уходить. Предложение мне сделали весной, в сентябре состоялась встреча с Михаилом Сергеевичем Ставровским, после которой я приступил к исполнению обязанностей.

— Почему все-таки приняли предложение?
— Мне было оказано определенное доверие, это во-первых. Во-вторых, для коллектива коксохимического производства это тоже было достаточно значимо. Я знаю, многие из людей гордились, что их начальник стал заместителем мэра, это всегда важно. К тому же в то время я уже довольно длительный период был депутатом городской думы, хорошо представлял эту работу и понимал, что могу сделать для города много полезного.

— Вы работали в должности заместителя мэра четыре года — каким было для вас это время? Чем стали несколько лет вашей работы замом?
— Вы знаете, это бесценный опыт, потому что город у нас, конечно, не такой уж большой, но и не маленький. Причем достаточно активный город. 2000-е годы, на мой взгляд, были самыми интенсивными в развитии. Достаточно посмотреть на то, как менялся бюджет. В те годы благодаря принятию закона о местном самоуправлении у властей города появилось больше возможностей. Бюджет за пять лет вырос в три или четыре раза, благодаря этому в Череповце строилось много объектов: Дворец бракосочетания, Камерный театр, новые улицы. Работы было много… и работа была интересной.

— А что скажете о личном опыте? Вы сами изменились за эти четыре года?
— Кругозор, конечно, стал намного шире, и я больше стал понимать, как строится политика, как это все непросто. Я узнал много того, чего раньше и не предполагал, познакомился со многими интересными людьми. Люди в команде мэра были профессиональные, интересные, а Михаил Ставровский, который в то время был мэром, человек вообще уникальный. С ним работать очень комфортно. Он умеет и полномочия передать, и ненавязчиво спросить о результате, и при необходимости взять ответственность на себя.

— Меняет ли власть людей? И как она повлияла на вас?
— Власть, конечно, меняет. Все условия, в которых человек находится, оказывают влияние. Естественно, влияет она на всех по-разному: кого-то портит, кого-то, наоборот, закаляет. Я не карьерист. Я никогда не рвался к власти. Хотелось бы верить, что меня эти четыре года не изменили к худшему. У меня не изменился круг общения: с кем общался, с теми и продолжаю общаться. Как вел себя с людьми раньше, так веду себя и сегодня. Я вообще спокойно относился к назначению, мне было гораздо важнее хорошо выполнить свои обязанности и получить удовлетворение от работы.

— В чем ваше предназначение, как вы чувствуете?
— Я думаю, что умею влиять на людей так, что они становятся добрее. Я стараюсь со всеми — с коллегами, подчиненными — быть корректным и человечным, и они становятся моими соратниками и сподвижниками, и потом все это расширяется и удваивается… Мне понравилось, когда мой бывший подчиненный, сейчас директор сказал мне: «Да, Александр Сергеевич, я помню: у вас я учился, как относиться к людям, уважать их и говорить, что они хорошие». Но ведь это не я придумал, мне это тоже передалось от моего учителя — Наума Ефимовича Темкина, который до меня возглавлял коксохимпроизводство. Он всегда говорил, что плохих работников нет. Все люди хорошие, и все зависит от того, как мы к ним относимся, как мы выстраиваем отношения. И в общем-то, это правильно. Сегодня такие условия, что 100 грамм выпил — и тебя выгнали, а в то время было по-другому. Темкин говорил, смеясь конечно: «Если человек упал головой к коксохиму, значит, его простить можно». Смешно, но тем не менее он так нас воспитывал.

— Сейчас вы — депутат городской думы, но с 2007 года возглавляете профсоюзную организацию «Северстали». Как могло произойти такое совмещение, ведь власть и профсоюзы обычно находятся в состоянии напряженного диалога? Не чувствуете себя двуликим Янусом?
— Если бы я оставался в должности заммэра… То есть если говорить об исполнительной власти, то на самом деле профсоюзная работа и городское хозяйство — это достаточно разные сферы деятельности. Было бы некоторое противоречие, это правда. Если же говорить о депутатской деятельности, то тут никаких противоречий быть не может. Наоборот, я, зная, что у профсоюзов города имеется некая проблема, могу через депутатский корпус привлечь к ней внимание, найти какое-то решение вопроса.

С супругой Галиной

— Что для вас важно в отношениях с людьми?
— Наверное, самое важное и главное для меня не обижать кого-то незаслуженно. Важно говорить правду; это не значит, что ее надо говорить тупо и необдуманно, но людей обманывать нельзя никогда. Особенно это касается личных взаимоотношений и отношений с коллективом. Если один раз обманул, то потом все — доверия не будет. И еще надо людей уважать. Мнение любого человека надо уважать, но не обязательно с ним соглашаться. Право высказывать свою точку зрения должно оставаться всегда.

— Вам вообще интересно заниматься профсоюзной работой?
— Очень интересно. Если бы кто-то лет десять или двадцать назад сказал, что я буду председателем профкома, я бы не поверил. Но видимо, в жизни происходят некоторые неслучайные события. Уже когда меня избрали председателем профкома, я вспомнил, что у меня отец несколько лет был председателем профкома целлюлозно-бумажного комбината в Окуловке. Мне интересно этой работой заниматься потому, что мы улучшаем условия жизни и труда большому количеству людей. И это не только моя работа: одному ничего не сделать. Это труд всего профкома «Северстали», и даже больше — всего горно-металлургического профсоюза. Сколько бы ни говорили о профсоюзах, что они ничего не делают, это все лишь взгляд со стороны. Федерация независимых профсоюзов, в состав которой входим и мы, — это очень серьезная сила.

— Считаете ли вы себя успешным человеком? И что для вас успех?
— Мне кажется, что жизнь проходит не зря. Конечно, есть простые, но очень важные вещи. Может быть, это прозвучит банально, но мужчина должен построить дом, воспитать детей и посадить дерево. И все это, конечно, есть. И это очень важно. Но чтобы быть успешным, только этого — мало. Очень важно признание окружающих: если люди позитивно относятся к тому, что ты делаешь, — это уже начало успеха.

— Что бы вы хотели сделать еще — в деловой сфере, в личной жизни?
— Наверное, хотел бы подготовить себе достойную замену на ближайшие годы, чтобы спокойно передать дело в хорошие руки, а самому заняться чем-то другим. Но я не думаю, что это будет какая-то производственная деятельность. Думаю, что надо заниматься уже чем-то более простым, приятным. Сейчас загадывать очень сложно.

— Чем еще предпочитаете заниматься в жизни?
— Я люблю обычные вещи. Люблю природу и с большим удовольствием поездил бы по России. Отлично чувствую себя за рулем и очень это дело люблю. Обожаю рыбалку… Охоту — нет, у меня даже и оружия не было никогда, и не думаю, что оно мне пригодится. Хотя тоже не зарекаюсь. Вдруг захочется на самом деле поохотиться. А рыбалка, грибы — люблю.

— Я знаю, что вы женаты. Чем занимается супруга и сколько лет вы вместе?
— С моей супругой Галиной Анатольевной мы познакомились давно — 40 лет назад и с1976 года никогда не расставались. Она училась в том же институте и приехала вслед за мной в Череповец, где закончила учебу в политехническом институте. Работала в коксохимической лаборатории «Северстали». По специальности она химик-технолог. Потом — в управлении главного механика комбината, позже в коммерческой дирекции комбината. Сейчас уже не работает, занимается домашним хозяйством, дачей, цветами, готовит разные вкусности и ждет меня дома.

В Риме

— Что вы думаете о браке как таковом — это испытание или он дан для счастья?
— Знаете, со временем меняется отношение ко многим вещам. Если раньше были одни принципы — обязательно надо было оформить отношения, сразу позаботиться о детях, — то теперь все изменилось. Сегодня молодые люди живут в гражданском браке и считают, что это нормально, и при этом долго живут. Мне кажется, что время все расставит на свои места. Я считаю, может быть, и стоит пожить вместе какое-то время, но брак следует регистрировать. Любовь — это штука сложная, но позитивная в принципе. Ведь два человека друг друга поддерживают, уважают, любят и детей совместно воспитывают. Это серьезное испытание, с одной стороны, и счастье — с другой.

— Какой у вас дом или квартира и за что вы его любите?
— Я не очень люблю, когда в квартире что-то меняется. Я там все знаю, где что лежит, где что можно найти. Квартира в доме 125-й серии, около 80 метров. Я человек, который любит все старое, а моя супруга, наоборот, обожает что-то менять. Она все время что-то переставляет, и ей это разрешено, конечно… Она там властвует. Я не возражаю.

— У вас есть какие-нибудь обязанности по дому?
— Да я все могу делать… Могу мыть полы, пылесосить, мыть посуду, могу приготовить что-нибудь, если надо, конечно. Не могу сделать только в двух случаях: когда нет времени или не хватает квалификации, чтобы сделать что-то красиво. А вообще у нас нет распределения обязанностей.

Жена Галина, дочь Ирина и внук Артемий

— Насколько хорошо вы готовите?
— У меня супруга готовит, а я не перехватываю инициативу. У нее есть время, есть желание. Тем более что она любит всякие интересные вещи делать. А я люблю простые блюда. Мне захотелось картошки, я быстро картошечки настрогал, пожарил. Жарить картошку — это мое! Еще по праздникам, выходным я мясо люблю приготовить — шашлыки летом на костре, рыбу пожарить на природе…

— А какую работу по дому вы любите?
— Гладить люблю. Никто не мешает, телевизор включаешь и гладишь. И спокойно отдыхаешь, и смотришь футбол, хоккей какой-нибудь. Особенно нравится гладить постельное белье, где можно просто утюгом водить.

— Расскажите, чем занимается ваша дочь?
— Дочери Ирине уже 36 лет, и она давно живет в Санкт-Петербурге. Занимается дизайном интерьеров. И достаточно успешно. Работы у нее много, времени не хватает. Мы иногда наведываемся к ним в Питер, чтобы проведать не только дочь, но и десятилетнего внука Артемия.

— А вам хватает времени, чтобы выполнять обязанности дедушки?
— Дед я хороший, я так думаю. По крайней мере, я стараюсь. Летом мы с супругой ждем внука на дачу. К сожалению, больше чем на месяц родители нам его не «отдают», потому что есть еще другие бабушка и дедушка, которые тоже хотят, чтобы он у них погостил. И как я уже сказал, мы стараемся почаще ездить в Питер, чтобы пообщаться с внуком.

— А с дочерью у вас отношения доверительные?
— Да, с дочкой у нас отношения хорошие. Дай бог каждому иметь такие отношения, я ими очень дорожу. Она мне многое рассказывает и всегда советуется по тем вопросам, по которым есть сомнения. Созваниваемся по несколько раз в неделю. Если они куда-то едут, то всегда держат нас в курсе событий, где сейчас находятся, куда летят…

— По вашему мнению, для чего человеку дается жизнь?
— Наверное, она дается для того, чтобы человек мог дать жизнь другим. Это, наверное, главное предназначение. Главное, чтобы дети не только родились, но чтобы и выросли правильно, чтобы пользу приносили не только себе, но и окружающим. С одной стороны, это простой вопрос, но с другой — очень сложный. И каждый человек это понимает по-своему. Для кого-то главное — жить в благосостоянии, заработать много денег. Для меня деньги не первостепенное, для меня важно уважение и признание окружающих. Для меня главное — оставить после себя то, что принесет пользу другим людям.

Блиц-опрос:

Если вы закажете ужин в ресторане, то…
он будет состоять из традиционных вещей: овощного салата или морепродуктов, на горячее, скорее всего, выберу утку, баранину или рыбу. Но рыбу я все-таки люблю больше свежую.
Если выбирать алкоголь, то…
остановлюсь на крепких напитках. До недавнего времени я предпочитал коньяк и, когда пришел в профсоюз, пытался сначала переделать своих коллег, рекомендовал им более благородный алкоголь — тот же коньяк и виски, но мне не удалось. В итоге я сегодня предпочитаю водку.
Если ездить на машине, то на…
немецкой. Сегодня у меня «Ауди». К ней у меня любовь с 1998 года. В начале 90-х годов, когда я был в командировке в Германии, нас возили на «Ауди» — и меня еще тогда она очень впечатлила. После этого я купил первую «Ауди» и с тех пор езжу только на машинах этой марки. Сейчас у меня уже четвертая по счету машина этой марки — «Ауди А6».
Если парфюм, то…
я им очень мало пользуюсь. Супруга покупает, а я даже не обращаю внимания какой, даже не знаю, как называется. Пользуюсь, только когда идем на праздники или в ресторан.
Если бы вас попросили включить ваш любимый фильм, то…

я выбрал бы «Офицеры». Или фильмы Эльдара Рязанова. Новые смотрю редко, и меня они почему-то не цепляют.
Если верить, то…

в любовь. Любовь весь мир двигает… Она разная: любовь к своей женщине, любовь к работе, любовь к окружающим… Тут очень много аспектов. Но называется одним словом — любовь. Без нее, наверное, наша жизнь не могла бы двигаться вперед и не было бы тех заповедей, которые для всех важны. А если у кого-то нет ее, то это и не жизнь, наверное…

Текст: Елена Боронина
Фото: Ольга Шихмарева и из личного архива А. Афанасьева

Досье
• Высшее образование получил в Ленинградском технологическом институте им. Ленсовета по специальности «химическая технология твердого топлива».
• С 1976 по 2003 год работал в коксохимическом производстве ЧерМК ОАО «Северсталь».
• С 2000 по 2003 год — депутат Череповецкой городской думы.
• С 2003 по 2007 год — первый заместитель мэра Череповца.
• С 2007 года по настоящее время — председатель профсоюзного комитета ПАО «Северсталь».
• В 2012 году избран депутатом Череповецкой городской думы, возглавляет постоянную комиссию думы по бюджету и экономической политике.