Принимаю условия соглашения.
Раздел Общество
27 октября 2015, 08:00

Наталия Кукушкина, Председатель профсоюза работников образования: «Че Гевара в юбке — это не про меня…»

Наталия Кукушкина, Председатель профсоюза работников образования: «Че Гевара в юбке — это не про меня…»
Еще в тяжелые 90-е профсоюз работников образования Череповца стал лидером в профсоюзном движении не только своего города, но и Вологодской области. Профсоюз был и остается своего рода локомотивом, который ведет за собой, и является, как ни банально это звучит, настоящим защитником интересов педагогов.

В интервью нашему корреспонденту Наталия Кукушкина, вот уже второй год работающая в должности председателя организации, рассказывает, с чего все начиналось, что главное для нее в этой работе, а также о личной жизни, любимых людях и чем любит заниматься в свободное время.

Я каждый день помню, кто меня нанял на работу

— Наталия Валентиновна, проф-союзный лидер — должность особая, поскольку этой специальности нигде не учат. Расскажите, как вы оказались на проф-союзной стезе?
— На профессиональной профсоюзной работе я оказалась совершенно случайно. Этому способствовала моя активная позиция, ведь я, как в том анекдоте, если что, молчать не могу. И это мое стремление высказать свое мнение и дать оценку происходящему привело к тому, что сначала меня избрали председателем профкома в школе, где я работала, а потом предложили место в городском профсоюзе работников образования. Это были 90-е годы. Время смутное. Происходило много разных событий, в том числе и негативных. Лето 1996 года было очень напряженным: работникам образования задерживали отпускные. И каждый день мое утро начиналось со звонков в бухгалтерию, я узнавала, сколько нам могут перевести денег, и таким образом мы выходили из положения. А дальше начался учебный год и стали задерживать заработную плату. И встал вопрос, что вообще делать?

Положение в городе было серьезное, поскольку на других предприятиях тоже были задержки, и целые семьи сидели без денег. Педагоги школы со всеми вопросами шли ко мне, и я вынуждена была их как-то решать. В декабре 1996 года Наталия Матвеева, возглавлявшая тогда профсоюз работников образования, предложила мне стать ее заместителем. Надо сказать, что это предложение впервые она озвучила на несколько месяцев раньше. Я все думала и взвешивала (ведь мне работать в школе очень нравилось), пока Матвеева не поставила в декабре 96-го вопрос ребром. Ей нужен был зам — и откладывать решение больше было уже нельзя. Уж очень было напряженно, и требовался второй человек. Потом началась забастовка. Забастовка — это вещь серьезная, она дала возможность понять, что я здесь нужна. И самое главное, она дала возможность нам с Матвеевой лучше узнать друг друга. Вот так я пришла в профсоюз. Сначала в полной растерянности… Первые полгода я проводила собрания в школах и детских садах и рассказывала людям, что такое профсоюз и зачем он нужен.

— Наталия Матвеева — талантливый и сильный профлидер и очень харизматичная личность. Какое влияние она оказала на вас?
— Мы много лет проработали вместе, и это и мне, и ей, надеюсь, очень много дало. Я ушла от наивных представлений о многих вещах. Все оказалось в профсоюзной работе гораздо сложнее, чем я себе представляла. Наталия Олеговна научила меня общаться с разными людьми, умению разговаривать, расположить к себе собеседника. И все это несмотря на то, что мы с ней совершенно разные по характеру и темпераменту. И это было хорошо, не монотонно. У нас были разногласия по некоторым вопросам, и иногда мы спорили. В таких случаях брали паузу, и каждый оставался при своем мнении. Некоторые ее фразы вспоминаю при случае. Например, она всегда говорила: «Документ должен вылежаться». И это действительно так.

— Считаете ли вы себя ее последователем, какие традиции вы продолжаете в работе и что привнесли свое?
— Я, естественно, продолжаю дело, но у меня есть свое видение профсоюзов, поэтому я хочу изменений. Считаю, что в перспективе профсоюз должен иметь очень сильный юридический блок: здесь мало договариваться с властью по каким-то позициям, необходимо активно влиять на вопросы законодательства. Влиять на процесс подписания документов в рамках их обсуждения — в дальнейшем это позволит избежать многих проблем. Я думаю, что моего времени на все не хватит. Придут другие люди и будут решать эти проблемы. Люди, работники образования в частности, должны понимать, что они реально могут влиять на решения власти.

— Скажите, о чем никогда не должен забывать проф-союзный лидер?
— О том, кто тебя нанял на работу. Я каждый день помню, что работаю по запросу членов профсоюза. В первую очередь я должна защитить и удовлетворить их интересы. И для меня неприемлемо вести, например, кулуарные разговоры с другими заинтересованными сторонами, таким образом предавая интересы членов профсоюза.

Помогать людям — для меня большая радость

— Какими личными качествами должен обладать профлидер?
— Я думаю, высокой образованностью, состраданием, мобильностью. Ведь необходимо отслеживать очень многие вещи, начиная от нормативных документов и заканчивая политическими вопросами. Кроме всего этого, должно быть чувство справедливости.

— Профлидер — прежде всего защита других, а для этого надо обладать не только профессиональными качествами, но и духовной силой. Где вы ее черпаете и что вас вдохновляет?
— Силы я черпаю в людях. И не перестаю им каждый день удивляться. Иногда сидит перед тобой милейшая женщина, и тебе кажется, что она так далека от активной гражданской позиции. Дальше начинается разговор, и ты смотришь на человека совершенно другими глазами и удивляешься. Оказывается, что она мыслит и думает так же, как ты. И это вдохновляет… Ко мне идут люди не только как к профлидеру, но и просто рассказать о чем-то или посоветоваться. Я могу высказать свое видение ситуации в отношении проблемы, которая есть у человека. И если это людям помогает, меня это радует. Помогать людям — для меня большая радость. Это тоже дает силы, потому что процесс-то обоюдный.

— Если бы вы не занимались профсоюзной деятельностью, то чем бы вы занимались?
— Возможно, я бы работала в школе. Учительство — это хорошая миссия. Не знаю, обращал ли кто внимание, но у меня есть такое ощущение, что учителя не стареют. Не внешне, а в восприятии мира. Профессия учителя подразумевает бесконечный процесс обучения. А мне всегда нравится учиться, узнавать что-то новое и общаться с молодежью. Поэтому я, скорее всего, работала бы в школе. А еще, возможно, занималась бы благотворительностью. У меня есть истинное желание помогать людям в трудных ситуациях. И что самое поразительное, такие ситуации, когда требуется моя помощь, действительно возникают. Видимо, мысль материальна, и ко мне это как-то притягивается. Так что благотворительностью я бы занималась с удовольствием.

Че Гевара в юбке — это не про меня

— На вопрос: «Как ваши дела?» — вы отвечаете: «Вся жизнь — борьба». Как вы выстраиваете отношения с внешним миром? На принципах борьбы или любви и мира?
— У меня действительно есть такая расхожая фраза. Но я вкладываю в нее другое понимание: не борьба с кем-то, а борьба с самим собой. Потому что жизнь любого человека состоит из взлетов и падений. И страшно не падать, страшно другое — не подняться. А чтобы подняться, нужны силы для борьбы с самим собой. Мне приходится часто встречаться с людьми, у которых опустились руки. Они считают, что жизнь закончилась и что поздно что-либо менять. А менять себя и свою жизнь к лучшему никогда не бывает поздно. Так что вся жизнь борьба — борьба с самим собой. Иногда приходится делать вещи, которые делать не хочется, но ты идешь и делаешь, потому что это необходимо.

— А что касается принципов, по которым вы выстраиваете отношения с миром?
— Многие нарисовали мой образ как некоего Че Гевару в юбке. Это совершенно не мой образ. Я очень мирный человек. Сами нарисовали, сами поверили и ждут подвоха. Я со всеми хочу партнерского диалога. И диалог, на мой взгляд, подразумевает равные позиции, он не должен строиться на какой-то доминанте одного над другим. Иначе превращается из диалога в диктат. Диалог — это значит учитывать мнение, видеть интерес другой стороны и находить консенсус. А я часто сталкиваюсь с тем, что люди не хотят договариваться, пытаются доминировать, давить. На такое давление реакция у меня однозначная. У меня есть ряд принципиальных позиций, которых я придерживаюсь: если я считаю, что я права, и если этот вопрос касается не меня лично, а людей, которые стоят за мной, то я буду отстаивать свое мнение до конца. И мне неважно, кто передо мной: папа римский, английская королева или президент России, потому что они всего лишь люди. А люди должны договариваться.

— Если вся жизнь — борьба с самой собой, тогда напрашивается вопрос: что вам не нравится в себе самой?
— Я всю жизнь борюсь со своей несобранностью. Делаю это с переменным успехом.

— Что вы лучше всего умеете делать в этой жизни?
— От совершенства я однозначно далека. Я очень критично настроена по отношению к себе и периодически себя даже ругаю. Но предполагаю, что больше всего мне удаются вопросы воспитания.

Своим сыном я горжусь…

— Я думаю, что этому доказательство — ваш сын Георгий, который, насколько я знаю, довольно успешно продвигается не только в карьере, но и вообще в жизни? Чем сейчас занимается Георгий?
— Сын меня радует, и не только своими профессиональными успехами. Георгию сейчас 25 лет. Он окончил международно-правовой факультет Российского университета дружбы народов. У него два диплома — юриста и переводчика, и оба с отличием. Сейчас он работает в крупной международной юридической компании. Был там на практике еще в университете, показал себя с хорошей стороны, и ему сделали предложение — работать на полставки. Так что на двух последних курсах учебу он совмещал с работой в компании. Я сначала его отговаривала, потому что это неимоверные нагрузки, но сын меня не послушал и сам принял решение. То, что он так рано начал работать, ему очень помогло. Я, конечно, понимала, как ему трудно, но он никогда не жаловался. Диплом защитил на отлично; когда был на последнем курсе, его взяли в штат. Я рада, что он сделал правильный выбор профессии и в итоге все сложилось. Он получает удовольствие от того, чем занимается.

Мой муж — человек с юмором…

— Наталия Валентиновна, а дома вы тоже лидер? Или дома вы за мужем?
— В семье я не лидер абсолютно. В семье, на мой взгляд, вообще не должно быть лидеров. Я считаю, что семья должна строиться на партнерских началах. Не должно быть подавления. В моем понимании люди должны выходить замуж и жениться не для того, чтобы себе жизнь усложнять. Брак нужен для того, чтобы жить стало легче.

— Чем занимается ваш супруг?
— Он в прошлом геолог. Сейчас занимается мелким семейным бизнесом. Он с хорошим чувством юмора, очень начитанный, интеллектуальный. Именно это и привлекло меня сначала. Он очень деликатный человек, а кроме этого, способен меня постоянно удивлять. А вместе мы уже 30 лет.

— Как вы встретились, где познакомились?
— О нашей встрече можно писать роман. Мы с подругой отдыхали недалеко от того места, где у них была геологическая база. Мы отдыхали дикарями и знать не знали, что рядом расположилась база геологов. Так что встретились с геологами совершенно случайно, и я никогда бы не подумала, что эта случайная встреча может перерасти в любовный роман. И до того момента, когда мы стали парой, было еще много приключений. Здесь надо спросить у моего мужа, что он во мне нашел… Ведь у меня на все есть свое мнение, а большинство мужчин это в женщинах раздражает. Спустя какое-то время он научился мое мнение тихонечко и незаметно для меня делать другим. За что я еще ему очень благодарна, так это за то, что он никогда не занимался нравоучениями. Когда я вышла замуж, я многие вещи делать не умела, например хорошо готовить. С его стороны никогда не было упреков, что я делаю что-то не так. Он тихо взял меня за руку и вел по жизни без менторства и излишнего занудства.

— Разделяет ли супруг ваши переживания, связанные с работой?
— Наверное, я сейчас всех удивлю, но дома о работе мы не разговариваем. У нас есть совершенно другие поводы для разговоров. И это у нас сложилось давно. Может быть, наша семья выпадает из общего ряда, но у нас у каждого есть своя личная территория, на которую никто не ступает. И вместе с тем я чувствую заботу мужа о себе. Иногда он иронизирует надо мной. Например, когда мне звонят вечерами по работе, а это случается довольно часто, он подхихикивает: «Началась вторая смена…» А вообще во многом понимает и жалеет, терпит. Он видит, сколько я работаю. Мы вместе много лет, и многие вещи он понимает без слов. Поскольку моя работа предполагает большое общение, то порой я прихожу домой опустошенная и какое-то время не могу говорить. И у меня есть возможность дома помолчать: в этом меня не упрекнут. К тому же мой муж — человек с юмором и своими шутками может разрядить любую ситуацию. В том числе и меня обезоружить совершенно, если я вдруг решу выплеснуть эмоции.

— В чем секрет вашей гармоничной супружеской жизни?
— Наверное, в доверии и уважении друг к другу. Вероятно, я скажу банальность, но наш брак основан на любви. Так вот, она никуда не ушла. Это чувство проходит разные стадии, и это тоже развитие отношений. О себе я заботу чувствую. А вот с чем мой муж всю жизнь борется, так это с моей излишней самостоятельностью. Потому что я из категории женщин, которые не будут ждать мужчину, чтобы забить гвоздь. Пойду и сделаю это сама. Сейчас он спокойнее к этому относится, потому что понял, что бороться бесполезно. А еще секрет в том, что у каждого есть свое личное пространство, что наши отношения партнерские, нет подавления одного другим.

Мечтаю шить в технике пэчворк

— Чем еще занимаетесь в свободное время?
— В свободное время я читаю нормативные акты, которые не успела посмотреть на работе. Думаю и анализирую. Читаю, люблю шить. И муж даже подарил мне швейную машинку, о которой я мечтала. И что поразительно, как только мечта осуществилась, я практически перестала шить. Возможно, это от недостатка времени. Но бросать не собираюсь. Даже хочу овладеть техникой пэчворк (лоскутное шитье) и потихонечку к этому готовлюсь. Но времени, конечно, свободного очень мало.

— Какие вершины вы покоряете в личном плане? Чего мечтаете добиться?
— Стараюсь учиться ежедневно, через самообразование и у людей. О чем мечтаю? Если в профессиональном плане, то мне хотелось бы, чтобы наша организация вышла на новый уровень работы. Мы стараемся хорошо работать, и я была бы рада, если бы доверие людей к нам росло. Меня радует, что на сегодняшний день у нас такой союз единомышленников, что никого не надо заставлять работать. Люди видят, как ты работаешь, они помогают и идут рядом, а в самых тяжелых ситуациях готовы подставить плечо. Если говорить о глобальном, то я хочу, чтобы все наконец-то поняли, что есть три кита — образование, здравоохранение и культура, на которых стоит развитие общества. И чтобы это понимание было не на уровне слов, а на уровне дел. Если мы правильно подойдем к этим вещам, мы будем жить в другой стране. В образование надо вкладывать, а этого — нет. Сейчас на образование смотрят как на обузу. Оно всем мешает…

В личностном плане мне тоже есть куда совершенствоваться. Я человек позитивный. И я хочу, чтобы мое радостное восприятие жизни и желание работать как можно дольше сохранилось. К сожалению, я вижу людей, которые старше и у которых происходит угасание, когда человек не хочет ничего делать, кроме как сесть с пяльцами и вышивать крестиком. Я мечтаю, чтобы у меня такой момент не наступил как можно дольше.

Текст: Елена Боронина
Макияж: Александра Рогулина
Стиль: Елена Боронина
Фото: Вячеслав Боронин