Принимаю условия соглашения.
Вологодская область
Заразились
2488 +27
Выздоровели
1992 +8
Умерли
25 +0
gorodche.ru
Главный каратист области рассказал, почему не хочет драться на улице Председатель федерации каратэ Вологодской области Физули Рамазанов дал откровенное интервью.

Главный каратист области рассказал, почему не хочет драться на улице

27 февраля 2018, 21:37
Главный каратист области рассказал, почему не хочет драться на улице
Фото: А.Устимов
Председатель федерации каратэ Вологодской области
Физули Рамазанов дал откровенное интервью.

Председатель Федерации карате Вологодской области Физули Рамазанов — настоящий фанат своего вида спорта. «Я встаю с карате и ложусь с карате», — говорит он про себя. Его мечта — воспитать олимпийского чемпиона по спортивному карате. Еще он говорит, что никогда не будет участвовать в драке, так как знает, каким грозным оружием является этот вид единоборств. Об этом и многом другом Рамазанов рассказал в интервью журналу «Глянец».

Карате – это возможности

— Профессионально карате я занимаюсь с 91-го года, с тех пор как приехал в Череповец. Начинал еще в клубе «Азот» на улице Пионерской, — рассказывает Физули Мухтарович. — На предприятии я работал инструктором по спорту.

— Почему вы выбрали карате? Привлекал ореол загадочности, окружавший этот вид спорта в то время?

— Да. Также привлекало разнообразие техники в нем, бросковой, ударной. Здесь всё в комплексе. Еще мне интересно стало, что карате открывает перед спортсменом большие возможности. В мире сейчас очень много стран развивают это направление, а с прошлого года карате включено в программу Олимпийских игр. Мне захотелось развивать карате в Череповце, чтобы здесь была конкуренция. Чтобы ребятам было с кем драться, спарринговать.

— То есть вы начали, когда карате было еще запрещено?

— Да, и это влияло очень сильно. Помню, когда мне было лет пятнадцать, мы собирались на тренировки в подвале. В то время профессионалов каратэ, настоящих мастеров, было очень мало. Полноценно мы, конечно же, тренироваться не могли. Желающих было много, и один из них я. Потом, уже после армии, я учился в школе МВД и продолжал совершенствоваться в этом виде спорта. Но после окончания вуза у меня был долгий перерыв. И профессионально карате я начал заниматься в Краснодарском крае, в Армавире.

Я родился в горах, в Касумкентском районе — это Южный Дагестан. Учился в училище в Каспийске. Затем школа МВД. Но прослужив в милиции три года, я решил оставить службу. К тому времени у меня было двое маленьких детей, им не подходили климатические условия, где я служил, поэтому мы с семьей уехали в Краснодарский край.

— Как оказались в Череповце?

— В то время здесь уже жили все мои старшие братья — родной и два двоюродных.

Они пригласили меня сюда, и я приехал. Один из братьев тогда работал главным бухгалтером азотно-тукового завода. По его рекомендации меня взяли на работу спортивным инструктором и дали помещение для занятий на улице Пионерской, принадлежащее предприятию. Интерес к карате был огромный, и я сразу собрал сто тридцать учеников. Естественно, занятия были бесплатными. А я получал зарплату три тысячи рублей. По тем временам довольно приличная сумма. Через некоторое время меня начали просить, чтобы я готовил ребят уже к соревнованиям.

— Вы сами как спортсмен участвовали в соревнованиях?

— Очень мало. Я все-таки больше тренер. И что я не мог реализовать как спортсмен, я даю своим ученикам. Делаю все, чтобы они достойно развивались, занимали высокие места и на российском, и на международном уровне.

— Что входит в ваши обязанности как председателя областной федерации карате?

— Буквально все! Я ложусь с каратэ и просыпаюсь с каратэ Вся моя жизнь посвящена этому виду спорта. И этим все сказано. Я делаю все для развития карате в Вологодской области и России. Кстати, я являюсь членом президиума Федерации карате России от Северо-Западного федерального округа. Благодаря этому в Череповце проводятся соревнования всероссийского уровня. Например, чемпионат России среди юниоров был здесь уже дважды.

Был бы рад, если бы дочка занималась карате

— То есть у вас все поставлено на карьеру? А как же дом, семья?

— Первую семью я потерял. Это никак не связано с каратэ. Просто расстались. Сейчас у меня второй брак: жена, дочка. Живем гражданским браком уже более двадцати лет.

— Дочку учите единоборствам?

— Она занималась какое-то время каратэ. Но потом бросила. И я очень переживал из-за этого. Конечно, если бы она продолжила заниматься, было бы хорошо. Я был бы очень рад.

— За свою многолетнюю карьеру в карате вы пообщались с патриархами этого вида единоборств?

— Я был на очень многих семинарах, которые проводили японские и европейские мастера — например, Тошиацу Сасаки. Но эти мастера больше расположены к традиционному карате, а мы — к спортивному. Спортивное карате — спорт для молодых. В мире сейчас очень большая конкуренция, и мы пока догоняющая сторона. Сейчас, чтобы достойно конкурировать с ведущими спортсменами в мире, надо наших каратистов каждый месяц вывозить на международные соревнования. Это огромные средства.

В день у меня бывает по четыре тренировки

— Сколько времени в день вы лично занимаетесь карате? Или вам достаточно нагрузки, получаемой при работе с учениками?

— Конечно, я тренируюсь и самостоятельно. Я готовлюсь к тренировкам, вношу и отрабатываю новые моменты. Я постоянно в процессе развития. Если я сам не буду развиваться, то и ученикам не смогу ничего дать.

— Как у вас проходит процесс совершенствования в каратэ? Например, вы читаете специальную литературу?

— Конечно. Читаю книги по каратэ, езжу на соревнования. Летом я провожу сборы со своими учениками. Первый в Череповце, второй в Приэльбрусье, на высокогорье, куда едем группой. В этом году, например, обучение там проводил старший тренер сборной Испании по карате Антонио Олива Себа. С нами он работал около двух недель. Утром я встаю, и в девять у меня первая тренировка, вечером еще три. Тренирую детей, взрослых спортсменов в каратэ у нас нет. Чтобы взрослый человек профессионально занимался спортом, ему надо деньги платить, а у нас их нет. В прошлом году областной департамент физкультуры и спорта выделил на федерацию 148 тысяч рублей, в этом — 245 тысяч. На эти деньги невозможно ничего развивать. Поэтому в основном помогают друзья, родители финансируют детей.

У нас много талантливых ребят

— Говорят, вы довольно строгий тренер.

— Я строг, но считаю, что в меру. Если я не буду строгим, то не смогу реализовать, скажем, план на занятие. И я держу некую планку, чтобы занимающиеся у меня дети не расслаблялись, чтобы они выросли в настоящих спортсменов. Да и в жизни им это пригодится, чтобы не было так: чуть-чуть какие трудности, а они руки опустили.

— Насколько высоки ваши амбиции? Что должно произойти, чтобы вы сказали: «Да, я это сделал»?

— Я мечтаю воспитать чемпиона Европы по карате. Вот тогда я буду радоваться. Когда на чемпионате мира, Европы, на Олимпийских играх прозвучит гимн в честь спортсмена, воспитанного мною, тогда я скажу: «Да, я это сделал!»

— А сейчас есть такие таланты, кто в перспективе мог бы осуществить вашу мечту?

— У нас много талантливых ребят. Например, сейчас наш парень находится на юниорском первенстве Европы в Сочи. Буду звонить туда, узнавать, как дела. А до этого наша девушка участвовала в юниорском первенстве мира в Марокко, выиграв перед этим чемпионат России. В прошлом году на спартакиаде наша команда вошла в шестерку лучших в России. А в Вологодской области наша команда вторая после волейбола среди летних видов спорта.

Драться я не буду

— Бывали такие случаи, когда, скажем, на улице приходилось постоять за себя или за свою женщину?

— Скажу честно, не приходилось. Потому что я никогда не довожу дело до драки. Случаи были еще в армии. И я для себя сделал вывод: я никогда в жизни никого не буду бить. Это может закончиться плачевно для меня. Я могу и не проконтролировать себя в какой-то момент. Поэтому я решил никогда не участвовать в драках. А какие-то свои эмоции я могу выплеснуть и в зале. В сомнительных компаниях я не бываю, по ночам куда-то не хожу. В конфликтной ситуации я могу все объяснить словами. Так объяснить, что человек поймет. Я миролюбивый человек в быту и строгий тренер на татами. Конечно, если придется, то я буду защищать себя и свою супругу, я же не стану стоять и смотреть. Я буду уходить от ударов, использовать бросковую технику, но не ударю сам.

Первым делом дисциплина

— В первую очередь важна дисциплина. Если человек дисциплинирован, умеет вести себя в зале, в обществе, на улице, в школе, дома — везде, то он может достичь высокого уровня мастерства и в каратэ. Я дисциплинирую своих учеников. Говорю им, чтобы они никогда не участвовали в драках. Каратэ можно применить только тогда, когда существует реальная угроза для жизни твоих близких. А так чтоб где-то хулиганить, показывать, какой ты герой, — это в нашей философии карате отсутствует напрочь. Если кто-то так делает, то он позорит каратэ, себя и своего учителя.

Текст: Эдуард Абрамов

Фото: Алексей Устимов