Принимаю условия соглашения.
Раздел Общество
28 апреля 2015, 08:00

Сергей Назаров, директор Ледового дворца: «С удовольствием ещё поработаю тренером»

Сергей Назаров, директор Ледового дворца: «С удовольствием ещё поработаю тренером»
Фото: Елена Манжелей
Несколько месяцев назад Сергей Назаров был назначен директором Ледового дворца. До этого он на протяжении четырнадцати лет возглавлял крупнейшую в городе спортивную структуру.

По сути одну и ту же, но за время директорства Назарова успевшую поменять и хозяина, и название. Речь идет о спортивном клубе «Шексна» (затем «Северсталь»), преобразованном в МАУ «Физкультура и спорт».

А в управленцы Сергей Николаевич пришел из тренеров. Двадцать лет он работал тренером по боксу во Дворце спорта. И без преувеличения, был одним из самых известных спортивных наставников в Череповце.

А мог стать подводником

— Родом я из Бабаева, а в Череповце оказался по распределению после института физкультуры имени Лесгафта. Выбор у меня был, в принципе, большой: Томск, Горький, Великий Новгород, Украина, ну и Череповец. Я решил, что лучше поеду поближе к своим родным и выбрал Череповец. Так я оказался в спортивном клубе «Шексна».

Вообще-то сначала я поступал в военное училище. Не то чтобы хотел стать военным, просто поехал с другом за компанию в военно-морское училище имени Попова в Петергофе. Приехали туда, побыли дней десять на карантине, я осмотрелся и понял, что это, наверное, не мое. Друг мой тоже не стал поступать и уехал в Вологду, а я направился в Питер, решил подать документы или в техникум физкультуры и спорта или в институт имени Лесгафта. Потом думаю: а чего бы не попробовать именно в Лесгафта, это же круче. Попробовал — и поступил. На кафедру бокса.

Ведь я у себя в Бабаеве, как только в 1972 году там появилась секция бокса, вместе с пацанами сразу туда пришел. Так с четырнадцати лет и занимаюсь боксом. Это был мой осознанный выбор, так как у нас в Бабаеве, кроме бокса, культивировались и лыжи, и футбол, и тяжелая атлетика. В боксе попробовал — вроде стало получаться.

В Череповец я приехал, когда мне был 21 год. Вроде можно было своей спортивной карьерой заняться, тем более что мне этого хотелось. Но совместить тренерскую работу и карьеру боксера было практически невозможно. В СК «Шексна», где меня назначили детским тренером, ко мне в группу сразу пришло 105 человек! В зал Дворца спорта их набилось как сельдей в бочке. Групп же было несколько. Если самому серьезно заниматься боксом, то необходимо много тренироваться, как минимум два раза в день, а времени не оставалось. Я выбрал работу тренера. В то время в Череповце было всего три тренера по боксу — Александр Журавлев, Лев Троцюк, Владимир Гунбин; и я, четвертым.

Так и отработал 20 лет, до 2000 года. За это время подготовил 17 мастеров спорта. Но у меня как-то так получилось, что в основном ребята показывали результаты в юношеском и юниорском возрасте.

— Чем гордитесь за все эти годы?
— Горжусь тем, что мне удалось сплотить в единый коллектив боксерское сообщество. Ведь раньше было разделение: СК «Шексна», «Стройка», «Олимп». Сейчас противостояния нет и в помине. Наоборот, наладилась взаимопомощь. Это и привело к тому, что в Череповце появились боксеры международного уровня.

Если сможешь, приумножь

— Как произошел ваш переход с тренерской на административную работу?
— В то время СК «Шексна» руководил Николай Васильевич Лукин — очень мудрый человек, и он понимал, что с наступлением предпенсионного возраста нужно подготовить себе смену. За пару лет до своего ухода с должности он начал уговаривать меня стать его замом. Скажу честно, я не хотел идти: мне нравилась моя работа тренером. Когда с решением тянуть дальше было невозможно, посоветовался с семьей. Жена сказала: ну давай, попробуй; поддержала меня в выборе решения.

И я тоже сказал Лукину: давайте попробуем. Он согласился: «Сергей, если не будет получаться, всегда сможешь вернуться на тренерскую работу». Первый год был, конечно, сложным: приходилось вникать в тонкости административной работы. Я был замом по учебно-спортивной работе и курировал тренеров по всем шестнадцати видам спорта, которые культивировались тогда в СК «Шексна». А по вечерам еще и тренировки вел со взрослыми боксерами. Но получалось так, что из-за работы в спортклубе то на десять минут задержишься, опоздаешь на тренировку, то на пятнадцать. Естественно, другие тренеры — Михаил Чертков, Олег Соколов — помогали, подхватывали, заменяли меня, но долго это продолжаться не могло. Да и подопечные видели, что я прихожу, а в голове у меня мысли не о тренировке, а о том, что произошло до этого, днем. Они все чувствовали. Мне необходимо было определиться: полностью, с душой отдаться какому-то одному делу. Поэтому когда в Череповец приехал заслуженный тренер Казахской ССР Виктор Супрун, я передал ему свои тренерские функции и ребят. Но до сих пор я как председатель Федерации бокса Вологодской области и вице-президент Северо-Западной федерации бокса курирую этот вид спорта и из него никуда не ушел. Меня и сейчас тянет в зал! Дай бог, уйду на заслуженный отдых — обязательно вернусь. С удовольствием поработаю тренером.

Передавая мне СК «Шексна», Николай Васильевич Лукин сказал: «Сереж, постарайся то, что есть, не развалить. А если сможешь, приумножь». Я до сих пор помню эти слова и стараюсь по этой формуле и работать.

— Не страшно ли было идти директором Ледового? Ведь так почему-то повелось, что руководители здесь надолго не задерживаются. Ваш предшественник, например, вообще проработал только три месяца.
— Нет, не страшно. Я получил предложение от мэра и от гендиректора «Северстали» и согласился. Ведь для меня эта работа знакома: «Алмаз» был много лет в моем подчинении, лишь в 2009 г. он ушел под эгиду Ледового.

— И все-таки. Тренером вы работали двадцать лет, в СК «Шексна» — «Северсталь» — МАУ «Физкультура и спорт» — четырнадцать, то есть к перемене мест, мягко говоря, не склонны…
— У меня были, конечно, небольшие сомнения, идти или не идти директором Ледового, но ровно до того момента, как побеседовал с Сергеем Сергеевичем Тороповым и Юрием Александровичем Кузиным. Они сказали, что помогут. Задачу мне поставили наладить более тесные отношения с хоккейным клубом, а директора ХК «Северсталь» Николая Алексеевича Пятунина я знаю уже тридцать лет. Долгое время работал под его руководством, когда он был в СБК, в общем, всю жизнь мы контактируем.

— Какой подход к работе вам более близок? Креатив или порядок и дисциплина?
— В первую очередь я стараюсь доверять профессионалам. Так было на старом месте работы, так и здесь. Стараюсь окружить себя профессиональными, знающими свое дело людьми, доверять им. Но естественно, ставить задачи и спрашивать за их выполнение. Для меня не пустые слова, что главное — это человек, я стараюсь отталкиваться именно от этого. Не понимаю категорию руководителей, которые исповедуют принцип: «Я начальник — ты дурак». Но если человек не на своем месте, то надо его менять и ставить того, кто реально может выполнять поставленные задачи.

Хорошо, когда бывшие спортсмены идут в управленцы

— Как относитесь к тенденции, что сейчас люди из спортивной среды становятся хозяйственниками, политиками? Скажем, Кузин, Исмагилов… И Кличко.
— Про Кличко, наверное, не буду говорить, ему сейчас не позавидуешь. Но скажу, что это очень хорошо, что наш мэр не понаслышке знает проблемы в сфере спорта. Поэтому ему не надо объяснять, начиная издалека, а достаточно лишь обозначить проблему, и он практически уже знает, как ее решить.

Что касается Галима Галеевича Исмагилова (председатель комитета по управлению имуществом, ранее — председатель спорткомитета Череповца — ред.), то я помню момент его назначения на должность председателя спорткомита после того, как его предшественнику — Алексею Макаровичу Акишину — пришлось в пожарном порядке покинуть этот пост. Была планерка в мэрии, и Михаил Сергеевич Ставровский, Алексей Макарович Акишин и я обсуждали кандидатуру на должность руководителя спорткомитета. Признаюсь, до этого предлагали мне возглавить эту структуру, но Георгий Егорович Шевцов, бывший тогда директором СБК, сказал: «У нас СК «Шексна» — очень мощная организация, и Назаров нужен здесь». Тогда стали рассматривать кандидатуры тренеров, но у кого-то не было желания, а кто-то просто не тянул. Акишин и предложил Галима Галеевича, как толкового парня с двумя высшими образованиями, который и сам спортсмен высокого уровня. Решили, что должен справиться. И у него действительно хорошо все получилось. Так что я очень положительно отношусь к тому, что бывшие спортсмены идут в хозяйственники, политики, руководители.

— Вопрос, что называется, в лоб. А депутатство в городской думе вам зачем? Ведь дополнительная, как ни крути, нагрузка.
— Когда стартовала избирательная кампания, мне поступило предложение попробовать в этом свои силы. Наверное, сказалось то, что меня считают известным в городе человеком. Замечу, я не являюсь членом партии «Единая Россия», я ее сторонник. А предложил мне Георгий Егорович Шевцов: давай попробуй. Причем округ мне дали совершенно не тот, что я ожидал. Я думал, что буду баллотироваться по округу, где живу, где меня знают. А мне сказали: есть предложение тебе пойти по округу ФМК, в городе тебя знают. Ну и получилось: прошел по партийному списку.

— И как вам быть депутатом?
— На моей памяти впервые представитель спортивной сферы становится депутатом гордумы. Массово приходили в думу врачи, учителя, металлурги, производственники, а людей из спортивной сферы не было. Не было человека, знающего проблемы этой сферы изнутри. Зато сейчас я имею возможность заявлять о них, объяснять их депутатскому корпусу, а это значительно облегчает решение.

О личном

— Известно, что оба ваших сына тоже серьезно занимаются спортом…
— Да. Старший, Евгений, которому сейчас 27, раньше играл в футбол в «Шексне-2», а сейчас — на любительском уровне в «Золотом кольце». Он работает специалистом в службе безопасности «Северстали». Когда он играл в «Шексне-2», то они дважды попадали в финал первенства России, а там же участвовали и молодежные команды клубов Премьер-лиги. Евгения заметили селекционеры, и ему дважды поступали предложения: первое от московского «Торпедо», второе от «Локомотива». Сын съездил, показался, но тренеры, как торпедовские, так и локомотивские, сказали, что у него недостаточный для нападающего рост — 170 сантиметров. После такого Евгений почему-то решил, что его предел Вторая лига, а его это не устраивало. К тому же он поступил на иняз в ЧГУ, и первый же семестр ему пришлось провести на сборах, поэтому сессию было сдать проблематично. Женя перевелся в ИНЖЭКОН и выбор между профессиональным спортом и образованием сделал в пользу последнего. Кстати, в девятнадцать лет он стал заниматься боксом и за два года выполнил норматив кандидата в мастера спорта. Это ему очень сильно пригодилось при устройстве в службу безопасности. Евгений до сих пор в форме, тренируется. Плюс, как я уже сказал, играет в футбол на первенстве «Золотое кольцо».

Младшему сыну Александру 23. Он с юношеского возраста занимается боксом. Сначала пять лет занимался в цирке «Супер-Скок», даже поездил с ним по Европе, был в Монте-Карло. Но в какой-то момент встал вопрос о том, чтобы задействовать его на самом серьезном уровне, ввести в состав постоянных номеров. Это означало бы, что сыну — младшему школьнику пришлось бы уезжать с цирком на долговременные, по полгода, заграничные гастроли, а это шло бы во вред учебе. Мы с женой приняли решение забрать его из «Супер-Скока». Год он не знал, чем заняться, и я привел его в секцию бокса. Он походил-походил, ему понравилось, и он остался. А со временем стал лучшим боксером в своем возрасте. Первенство Северо-Запада России выигрывал практически всегда, в том числе и уже по взрослым. Сейчас он служит в армии, в Псковской дивизии ВДВ, на днях я ездил к нему на присягу. Бокс ему очень помог. В том плане, что сын уверенно чувствует себя в физической подготовке. Говорит мне: нагрузки сейчас большие, вижу, что многим тяжко, а мне нормально.

— Знаю, что вы автомобилист. Какая сейчас у вас машина?
— «Мицубиси-Паджеро». В прошлом году попал на ней в аварию, но, слава богу, несерьезную. Помял крылья, двери.

— А вообще ездите аккуратно?
— По городу — очень. А по трассе, конечно, люблю притопить. Хотя в последнее время тоже стал аккуратнее ездить, потому что своими глазами насмотрелся на жертв быстрой бесшабашной езды. Люблю путешествовать на машине по России. Я не люблю бесцельно лежать на пляже, для меня это каторга, а вот поехать в путешествие на машине — это мое. Мы с женой так объездили всю Вологодскую область. Нравится путешествовать по историческим местам Псковской области: Печерский монастырь, Изборск, Пушкинские Горы — везде мы с женой были не по одному разу. Бывали также в Новгороде, Костроме, Кирове, Карелии. Естественно, ездили на машине на юг, а еще к друзьям в Киев.

— Кроме бокса, болеете за какой-либо вид спорта?
— Естественно, за хоккей. А еще футбол, волейбол, в частности, за нашу «Северяночку», на матчи которой хожу постоянно. Ведь ее становление шло на моих глазах.

— Что за то время, какое вы являетесь директором Ледового, вам удалось сделать?
— Мне удалось донести до сознания коллектива, что мы являемся сферой обслуживания, а основным нашим клиентом является хоккейный клуб (основная команда, молодежная команда «Алмаз», хоккейная школа). Мы работаем для них и мы нужны, потому что сейчас в городе есть хоккей. У нас хороший, профессиональный коллектив. Конечно, поначалу он воспринял мой приход настороженно. Но с другой стороны, я же не приехал из другого города, как мой предшественник, меня большинство коллектива знало до этого. Поэтому больших сложностей вхождения в должность не было. Важно, что сейчас мне удалось перенаправить сознание коллектива: для нас главный — посетитель.

Я всегда повторяю, что с посетителем нужно уметь разговаривать. Надо, чтобы, уходя из Ледового, посетитель благодарил нас. Наши работники постоянно должны повышать свой уровень развития. Может, мы будем проводить соответствущие психологические семинары, но я также говорю, например, контролерам, что они и сами должны заняться повышением собственного уровня. Почитать, скажем, Карнеги. Это научит общаться с посетителем не только по должностной инструкции. И коллектив, мне кажется, это понимает.

Текст: Эдуард Абрамов
Фото: Елена Манжелей